Прогулка по Лиепае 1919 года: как горожане снесли памятник в честь победы германской армии

Пароход «Саратов», на котором Временное правительство Латвии во главе с Карлисом Улманисом провело в аванпорте Лиепаи 2,5 месяца, 27 июня 1919 года вернулся в Лиепайский порт. Завершился период, известный как «Республика на воде». Rus.Lsm.lv вместе с историком Юрисом Ракисом отправился на прогулку по Лиепае — посмотреть, где происходили события тех решающих для нашей страны дней.

Все фотографии, авторство которых
не указано отдельно — Либа Меллер.

— Сначала разберемся с военно-политической ситуацией тех дней. Германских военных к 20-м числам июня 1919 года в Лиепае немного, тогда ведь уже шли бои под Цесисом, они в основном там были, — рассказывает Юрис. — Есть небольшой гарнизон, одна из немецких казарм располагалась на Дарза (фото 19), но в основном, когда германских солдат в Лиепае было больше, они жили в казармах Каросты.

В нынешнем здании отделения Банка Латвии была германская комендатура (фото 20), на Авоту, 10 — офицерский дом отдыха (фото 21 из коллекции Юриса Ракиса и фото 22), а на Лиела 20 — солдатский (фото 23 из коллекции Юриса Ракиса). И если продолжить тему отдыха, то один из «веселых домов» находился на ул. Вейденбаума (фото 24), где позже, до относительно недавнего времени, располагался кожно-венерический диспансер. Сейчас там другие учреждения, но символично, правда?

Штаб генерала фон дер Гольца располагался в нынешнем здании Лиепайского музея (фото 25). Относительно того, где был кабинет генерала, существует несколько версий. Rus.Lsm.lv доводилось слышать, что фон дер Гольц работал в одной из комнат первого этажа (фото 26), или на втором этаже, где сейчас «живет» экспозиция о Временном правительстве. У Юриса Ракиса, однако, своя гипотеза:

— Вряд ли кабинет был в той комнате на первом этаже: все же это веранда. Я склоняюсь к мысли, что генерал занимал зал первого этажа (фото 27). Большому начальнику кабинет нужен солидный, а тут и место для адъютантской рядом есть, и входов-выходов много. А вот личные покои на втором этаже вполне могли быть.

Но вернемся в июнь 1919-го. В Лиепае еще остаются немногочисленные парни из добровольческих «фрайкорпусов». Какой-нибудь горячий капитан в рейхе набирал головорезов, оставшихся не у дел после поражения Германской империи, и во главе отряда отправлялся сюда. К слову, Мартин Борман тоже был в одном из фрайкорпусов. Да-да, тот самый, будущий начальник партийной канцелярии НСДАП, личный секретарь фюрера, рейхминистр по делам партии et cetera. Но тогда это был совсем молодой парнишка, 1900 года рождения. Были и другие немецкие добровольческие отряды — из местных баронов. Апрельский-то путч устроили вовсе не германские регулярные части, а именно такие добровольцы-остзейцы под командованием барона Ганса Цеге-фон-Мантейфеля и при негласном руководстве генерала фон дер Гольца.

Под Цесисом германцы крепко получают. И 22 июня союзники (их воинских частей тут нет, только наблюдатели и советники) решают, что пора германским войскам убираться восвояси. Им отдается приказ оставить Лиепаю. В городе не остается ни одного германского солдата, в Каросте – около сотни. Да, и еще! По Каросте теперь маршируют и шотландские горцы, доставляя удовольствие лиепайчанам своими килтами.

Германцы уходят из Лиепаи, но не далеко: оседают в Приекуле, Цираве, Зиемупе, то есть в поместьях окрестных баронов. Фон дер Гольц отправляется в Елгаву, вроде как присматривает за уезжающими германскими войсками. Но он уже успел себя скомпрометировать — сидел за чашечкой кофе с Бермонтом-Аваловым, которого выписали из Восточной Пруссии и начинают вести с ним переговоры. (Фото 28, из фондов Лиепайского музея.) Но это будет потом, осенью 1919-го.

А в Лиепаю после Цесисской битвы прибывают ливенцы — Либавский добровольческий стрелковый отряд, их более 800, самое ядро. Их командир, князь Анатолий фон Ливен, ранен, он в Риге, в госпитале, но его собираются перевезти в Лиепаю. Во главе отряда — полковник Янович-Канепс, к слову, англофил. Союзники на ливенцев смотрят косо, те ведь в немецкой форме, а погоны русские. Англичане предлагают ливенцам корабли, пушки и лошадей — мол, отправляйтесь в Петроград воевать против большевиков. Янович-Канепс соглашается. Это всё происходит буквально накануне возвращения «Саратова».

Офицеры поступком Канепса недовольны. Во-первых, отправить из Лиепаи собираются «золотой фонд» ливенцев, во-вторых, загрузили их на какой-то пассажирский пароход, а лошадей куда? Некоторые офицеры буквально плюнули и уехали в Германию. А некоторые — записались в Латвийскую армию. Только потом уже договорились с союзниками, что следом на грузовом судне отправят и лошадей, и орудия. Так что эта ситуация привела к некоторому расколу среди ливенцев. Дело осложняется тем, что из Северной Видземе прибывает полк генерала Оскара Данкерса, и он тоже считает, что ливенцам в Лиепае не место.  А Яновича-Канепса тем временем назначают начальником Лиепайского гарнизона…

Политическая ситуация довольно-таки щекотливая – правительство есть, ему доверяют, и ждут, когда же оно наконец-то сойдет на берег, сколько можно на воде болтаться. И газеты уже сообщают — мол, победа, германские войска из города ушли.

А в городе бросают клич — немцев разбили, зачем нам их памятник? Сейчас расскажу, что за памятник. У германцев была привычка – когда что-то завоевали, надо ставить памятник в честь победы. Вот и в Лиепае в 1915-м году в конце проспекта Курмаяс напротив Кургауза воздвигли монумент. Вот примерно тут он стоял, — показывает Юрис (фото 29). Здесь как раз шел трамвай, он по краю поворачивал и ехал дальше (фото a30, из коллекции Владимира Мицкевича, указанное место в паре десятков метров позади), тут была клумба и посреди — памятник в виде высокой пирамиды. Сверху был имперский орел, по бокам — барельефы генералов, которые руководили доблестными германскими войсками при занятии Лиепаи.

И вот наступает 26 июня. Лиепайчане горят желанием снести памятник, валит восторженная толпа (фото 31 из коллекции Юриса Ракиса).

Кто-то с ломиком, кто-то с киркой, еще один тележку прихватил, другой — мешок, чтоб на памятник надеть. Ломают, но не разбивают — мол, вдруг что пригодится потом? Срывают орла, сбивают барельефы. Как всегда — несколько человек вкалывают, остальные стоят, смотрят и аплодируют.

А в оцеплении стоят... ливенцы.

Янович-Канепс отдал такой приказ: мол, чтоб все прилично прошло. И вот ливенцы стоят и регулируют толпу, разделяют народ равномерно по разным сторонам, чтоб не было давки, и все могли смотреть и наслаждаться зрелищем. Но в душе таким поручением недовольны: ведь князь фон Ливен декларировал, что не будет вмешиваться ни в какие внутренние дела Латвийского государства.

А снос памятника — как раз такое внутреннее дело.
 

БЛАГОДАРНОСТЬ

Портал Lsm.lv выражает благодарность всем тем, без кого подготовка этого материала была бы попросту невозможна, и в особенности

  • Историку Юрису Ракису (Лиепая) — за уникальную экскурсию по Лиепае столетней давности и предоставленные фотографии.
  • Коллекционеру Владимиру Мицкевичу (Лиепая) — за предоставленные фотографии.
  • Сотрудникам Лиепайского музея за всестороннюю помощь и предоставленные фотографии.

Уже ближе к финалу подошло маленькое латышское подразделение с флагом, чтоб красиво все получилось, со смыслом. В общем, часа за два памятник разрушили. Но не в крошку, те же барельефы должны храниться где-то в Лиепайском музее. По крайней мере, во время Первой республики они там были...

И в этот же день в Лиепаю из Таллина прибывает глава миссии союзников в Балтии генерал Хьюберт Гоф. горожане его торжественно встречают.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

В третьей части Rus.Lsm.lv расскажет о том,
как Временное правительство Латвии вернулось в Латвию —
сойдя на берег в Лиепайском порту.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно