Что и почему нужно знать о том, как Латвия стала «Республикой на воде»

Шестнадцатого апреля 1919 года в Лиепае совершается военный переворот, в результате которого свергают Временное правительство Карлиса Улманиса. Путчисты арестовывают двоих министров правительства, но остальным удается спастись и продолжить работу на пароходе «Саратов». В латвийской истории начинаются 2,5 месяца, которые иногда называют «Республика на воде». После переворота территория только что созданного латвийского государства сжимается до палубы судна на рейде близ Лиепаи и нескольких освобожденных эстонскими частями волостей на севере Видземе. 

Самые важные факты

1. Рюдигер фон дер Гольц — «серый кардинал» путча

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

После переворота власть у Временного правительства в Курземе и Земгале перенимает организация с весьма интересным названием и без какого-либо политического влияния — Dzimtenes frontes karaspēka drošības komiteja («Комитет безопасности военных сил фронта Родины»). Мало у кого есть иллюзии, что за этой вывеской, как позднее и за кабинетами министров, созданными прокурором Лиепайского округа Оскаром Борковским и потом священником Андриевсом Ниедрой, на самом деле скрывается истинный организатор переворота, германский генерал Рюдигер фон дер Гольц.

Сам Гольц, однако, категорически отказывается от «чести» быть главным путчистом. Он, как и позже Ниедра, винит в организации и реализации переворота горячую остзейскую молодежь из штурмового отряда Ландесвера, которая недовольна работой правительства и его планами распределения ранее дворянских земель. В своих воспоминаниях Гольц пишет:

Генерал Рюдигер фон дер Гольц

«Я вполне понимал их настрой и от имени немцев рейха мог его только приветствовать. Ведь Германия должна была ратовать за то, чтобы соседняя страна не управлялась ни большевиками, ни германофобами, а также учитывать, что местная немецкая верхушка занимает положение, соответствующее ее истории, экономическому и духовному значению, без которого из этой дикой страны никогда не получилось бы нечто стоящего... Рига и Митава в руках латышей были чем-то немыслимым, реакционным»
 

(Цит. по фон дер Гольц, «Моя миссия в Финляндии и в Прибалтике»,
пер. с нем. Л. Ланника, Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015)

Генерал Гольц, как и Борковский, и остзейские политические круги в целом, формально осуждает переворот 16 апреля, стараясь показать иностранным представителям, что происходящее — латвийский внутриполитический кризис, который с Германией и ее стратегическими целями в регионе не имеет ничего общего.

Позже же Гольц в своих воспоминаниях признает, что речи о возможном государственном перевороте звучат уже в начале марта. Правительство Улманиса он также заранее помещает в список своих главных врагов — сразу за большевиками и советом германских солдат в Лиепае. Последних опытный генерал с вооруженными силами изгоняет за две недели до путча 16 апреля.

2. США и Великобритания — не помеха

Подготовка переворота не является тайной для латвийского правительства. И, возможно, это обстоятельство на несколько дней отодвигает его начало. Лейтенант Сергей Стапран, первый начальник латвийской разведки, еще в марте получает информацию о готовящийся попытке свержения правительства Улманиса.

Глава Отдела информации и контроля Стапран пишет:

«Мое агентство уже в конце марта и особенно в начале апреля от штабов Гольца знало, что идет серьезная подготовка к перевороту, к свержению правительства Улманиса, чтобы потом создать какой-то другой суррогат правительства, который будет покорен Гольцу, через который он сможет показать всем «желание» латышского народа — присоединиться к Германии.

Когда я все собрал вместе и дополнил свежепришедшими сведениями, то уже 10 апреля мог точно сказать военному министру, что в ближайшие дни произойдет «путч» немецких баронов и Гольца. Мне было известно, что для проведения и обеспечения путча с фронта отозван входящий в Ландесвер отряд Мантейфеля, от 500 до 600 солдат, и когда он прибудет в Лиепаю, уже можно будет сказать, что путч начался. Министр обороны Янис Залитис в возможность «путча» не поверил, мотивировав это так: “Да немцы должны быть сумасшедшими, если они в это время общего перемирия, когда в Париже идут заседания мирной конференции, поднимут такую шумиху, чтобы этим навредить германским интересам на мирной конференции; переворот же тихо не сделать, им надо с этим считаться”».

(Перевод Rus.lsm.lv)

Министр обороны Залитис, как и премьер-министр Улманис, считают, что переворот на глазах миссий Великобритании и США в Лиепае невозможен. Позже окажется, что переоценка значения иностранных дипломатических представителей для правительства Улманиса оказывается судьбоносной. Допущение же, что Германия не захочет рисковать возможными осложнениями на мирных переговорах в Версале, окажется необоснованным. Генерал Гольц и его соратники на самом деле хотят любой ценой не допустить принятия унизительных условий мирного договора и готовы возобновить войну со странами Антанты.

3. Подготовка к путчу

Барон Ганс Цеге-фон-Мантейфель

Генерал Гольц тщательно планирует переворот. Сперва он распространяет слухи, что в Лиепае ожидаются большевистские бунты. Их предотвращение в городе поручается сильному германскому военному добровольческому отряду, с фронта на отдых отправляют более мощное, опытное и радикально настроенное подразделение остзейских ополченцев — штурмовое подразделение Ландесвера под командованием 25-летнего лейтенанта германской армии, барона Ганса Цеге-фон-Мантейфеля.

Тринадцатого апреля в Лиепае начинаются провокации германских солдат против латышей, с целью вызвать вооруженные столкновения.

План Гольца очень прост: когда в городе начнется стрельба, он, как лиепайский губернатор будет иметь право своими силами «навести порядок» — то есть разоружить латышские подразделения и арестовать правительство, навесив на него бирку «большевики».

Однако латышские солдаты на германские провокации не отвечают. В чрезвычайно напряженной обстановке приходит судьбоносное 16 апреля.

Генералу Гольцу надо считаться с возможным сопротивлением латышей не только в Лиепае. В Курземе и Земгале находится в общей сложности 3,6 тыс латышских солдат. Отдельная латышская бригада под командованием полковника Яниса Балодиса — сильнейшее подразделение. В тот момент оно находится на фронте близ Калнциемса. Утром 16 апреля в Калнциемсе неожиданно появляется командир Ландесвера, майор германской армии Альфред Флетчер. Он проводит весь день, бродя по латышским позициям. В штабе бригады в этот день так же неожиданно появляется председатель политического отдела Ландесвера, а богослужение для солдат вызывается провести германский священник Юргенсон.

За полковником Балодисом и его солдатами надо присматривать, пока в Лиепае начинаются главные события.

4. Шестнадцатое апреля

Председатель отдела Генштаба Александр Пленснер вспоминает:

«Когда утром 16 апреля мы спешили на работу, город казался странным. Вооруженные грузовики в полной боеготовности ехали, дребезжа, по улицам. Та же картина, которую видели в Лиепае, когда Гольц ликвидировал солдатский совет. У моста стоит бронепоезд. Это недалеко от обиталища правительства, и орудия направлены на него. Я пытаюсь дозвониться в Дурбе, Айзпуте, Елгаву. Ничего. Мы отрезаны от связи.

Я иду к премьер-министру с докладом. Обеспокоенный, вбегает адъютант начальника свежеформируемых сил Адольф Блёдниекс и сообщает, что в его штаб ворвался батальон Фефера, застрелил часового и начал разоружение и аресты. Он выбрался и поспешил сообщить, что происходит. Мы заходим к премьер-министру. Он сразу говорит: «Идем к графу». И чтобы я, мол, взял с собой еще какую пару офицеров и чтобы все хорошо вооружились.

Так мы идем — премьер-министр Улманис, доктор Валтерс, полковник Адиенс, я, комендант министерства Булле, Лукин и Блёдниекс. На выходе премьер-министр еще раз спрашивает, при нас ли оружие. Да, пистолеты у всех на виду».

(Перевод Rus.lsm.lv)

Около часа дня Улманис со свитой появляется у генерала Гольца, где в острых, но безрезультатных переговорах проходит полтора часа. В это время германские подразделения совершают переворот, нападая на латышские военные части и правительственные ведомства.

Путчисты убивают трех латышских часовых и разоружают несколько сотен солдат.

После встречи с Гольцем Улманис спешит в помещения британской миссии. Улманису удается спастись, но германцы арестовывают министра внутренних дел Микелиса Валтерса и министра снабжения Яниса Блумбергса. Задержаны также несколько членов Народного совета Латвии и лиепайский градоначальник Ансис Бушевиц. Парадоксально, но германцы задерживают министров, которым Гольц симпатизирует, но самым радикальным, на его взгляд, германофобам — Янису Залитису и Янису Голдманису — удается улизнуть.

Янис Апинис

Министра обороны Яниса Залитиса, который в тот момент возвращался домой с фронта, на станции Приекуле предупреждают о происходящем перевороте. Находящиеся в окрестностях Лиепаи латышские военные формировпния под командованием полковника Яниса Апиниса готовятся к бою с германцами.

Наступление германских военных сил на Дурбе 17 апреля латыши отбивают, нанеся противникам серьезный урон — четверо убитых и 13 раненых.

Воодушевлённый достижениями, Апинис предлагает министру обороны со всеми силами идти на Лиепаю. Там они надеются соединиться с подразделениями лиепайского гарнизона — и или перебраться в Эстонию, или, если будет поддержка английского флота, силой освободить город и возобновить деятельность правительства Улманиса. Залитис утверждает план полковника Апиниса, но наступление на Лиепаю так и не происходит.

5. «Потёмкинское» правительство и разгром латышских сил

Двадцать первого апреля полковник Апинис получает инструкции из Лиепаи: не начинать бой с германцами. Представители миссии Великобритании убеждают Улманиса, что его правительство удастся восстановить дипломатическими и политическими средствами. Гольц в тот момент находится в затруднении — за полторы недели он не может создать новое правительство. Полковник Балодис отказывается участвовать в военной директории, его примеру следует и командир русских ополченцев князь Анатолий Ливен.

Балодис, которому германцы даже предлагают на самолете лететь в Лиепаю, заявляет, что он не вмешивается в политику, и остается верен правительству Карлиса Улманиса.

После ультиматума Великобритании через неделю после переворота Гольцу не остается ничего другого, как принудить остзейцев к блефу и создать кабинет с малоизвестным Оскаром Борковским во главе. Одновременно на этот пост судорожно ищут какую-нибудь более известную фигуру, и выбор в конце концов останавливается на священнике-авантюристе Андриевсе Ниедре.

После формирования нового правительства Гольц наконец может поквитаться с подразделениями Яниса Апиниса близ Лиепаи.

В Приекуле, Скрунду, Рудбаржи и Дурбе он отправляет карательную экспедицию — якобы для подавления восстания. Двадцать восьмого апреля германцы занимают Рудбаржи и Скрунду. Двадцать девятого апреля они берут поместье Кроте, где арестовывают мятежного полковника Апиниса. На следующий день занят последний оплот латышского сопротивления — Дурбе.

Глава Временного правительства Латвии Карлис Улманис

Почему это важно: поворотный момент для Гольца и Улманиса

Путчисты вроде бы одержали победу, и авантюры генерала Гольца в Латвии смогли продолжиться. Это стоило жизни тысячам латышских, германских и эстонских солдат, павшим 1919 году — летом у Цесиса и осенью у Риги.

С другой стороны, переворот 16 апреля обеспечил Улманису ранее невиданную популярность среди латышей.

Тогда всем, даже самым страстным оппонентам Улманиса, стало ясно, что Временное правительство — не прислужники германцев.

Даже социал-демократы, которые долго находились в оппозиции, единогласно выразили доверие премьер-министру.

Таким образом, 16 апреля стало одним из важнейших поворотов в латвийской Войне за независимость.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно