Что и почему нужно знать о том, как германцы взяли Цесис

Сто лет назад, 6 июня 1919 года, начинается Цесисская битва, которая имеет огромное значение для истории не только Латвии, но и всей Балтии. Битва, которая длится до заключения Страздумуйжского перемирия 3 июля и освобождения Риги, становится крупнейшей победой в истории армии Эстонии — и одной из наиболее значимых в Войне за независимость Латвии.

Самые важные факты

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

Июнь 1919 года точно мог бы гордиться титулом самого сложного месяца в Войне за независимость.

Явные и скрытые мотивы всех вовлеченных сторон сплетаются в такой тугой узел, что вряд ли когда-нибудь получится распутать его до конца.

Копья до сих пор ломаются по великому множеству вопросов. Например: насколько обосновано нахождение эстонской армии на латвийской территории? Насколько обоснован нейтралитет полковника Яниса Балодиса и его латвийской бригады во время Цесисской битвы? Что произошло бы, если бы не Страздумуйжское перемирие? Стала бы возможной победа Ландесвера, Железной дивизии, Гольца и Ниедры в Цесисской битве? И так можно продолжать бесконечно.

1. Между Россией и Германией

Прежде чем обратиться к деталям и свидетельствам времени, нужно вспомнить исторический фон, на котором разворачивается драма Цесисской битвы. Ход Войны за независимость в Латвии определяют главным образом две внешние силы, две державы — Советская Россия и Германия.

Советская Россия в мае 1919 года, после развала Баварской советской республики в Германии, теряет всякий интерес к Балтии, которую до этого считает плацдармом для экспорта революции на запад.

Падение Советской Литвы, а потом и Советской Латвии является закономерным результатом этого поворота.

Внимание Москвы сконцентрировано на фронтах Гражданской войны в самой России: на Урале идут бои с силами адмирала Колчака, а под Петроградом — с частями генерала Юденича. Потеря Видземе становится лишь незначительным эпизодом, и Москва готова отступить и из Латгалии, если противники продолжат преследовать советские силы и, конечно, не поссорятся между собой.

Внимание общества в Германии в это время приковано к ходу мирных переговоров в Версале. Седьмого мая германское правительство получает условия мира.

Кажется, большинство германцев в то время уверено, что унизительный мирный договор со странами Антанты не заключат и мировая война вспыхнет с новой силой.

В этой ситуации Германии необходимо укрепить тыл — Восточный фронт, где ближайшими союзниками Антанты являются Польша и Эстония. Борьба с советскими силами теряет всякую приоритетность, о чем свидетельствуют события после освобождения Риги 22 мая 1919 года.

Для борьбы с территориальными претензиями поляков уже в мае из Латвии в Восточную Пруссию переводят одну из сильнейших германских военных частей — Первую гвардейскую резервную дивизию.

Покончить с Эстонией, в свою очередь, необходимо, чтобы вытеснить флот Великобритании из Балтийского моря — в Таллине находится его база.

Чтобы этого добиться, германцы надеются на Ландесвер, Железную дивизию, марионеточное «правительство Латвии» Андриева Ниедры и потенциально — на Северо-Западную армию генерала Юденича, которая находится близ северной границы Эстонии. Эстонию надо зажать с юга и севера, выдавить британцев из Балтии и возможно — из Балтийского моря.

2. Первые маневры германцев

После освобождения Риги генерал Гольц продолжает преследовать советские силы до момента, пока не узнает о начале наступления эстонской армии на севере Видземе. Тотчас операция против Красной армии прерывается и все силы возвращаются в Ригу.

Командир Ландесвера майор германской армии Альфред Флечер

Видя быстрое движение эстонцев на восток, командир Ландесвера майор Альфред Флетчер дает приказ об отправке трех колонн в наступление в восточном направлении.

Но цель — не бегущие «красные», а тыл эстонских сил. Самые сильные колонны направлены не на восток, а на север — в Страупе и Цесис. Германцы знают, что в этих районах больше нет значительных сил «красных», но там находятся лояльные правительству Карлиса Улманиса латышские подразделения, и дальше на север и восток — эстонцы. Соблюдая заключенный 18 февраля между Латвией и Эстонией договор,

эстонские военные силы останавливаются на линии Лимбажи-Валмиера-Смилтене,

но дальше движутся только латышские силы и бронепоезда, которые, чтобы продолжить преследование коммунистов, должны добраться до железнодорожного узла Иерики и дальше двинуться в Гулбене и Крустпилс.

ЦИТАТА

Из воспоминаний современника:

«В начале июня в Цесис вошел Второй цесисский полк Латвийской национальной армии. Разномастно одетые солдаты выглядели достаточно жалко. Но они взялись бороться или пасть за правое дело, за латышскую Латвию, свободную от чужой власти... Я вступил в школьную роту Цесисского полка 4 июля 1919 года. Одет был в достаточно поношенная школьную форму...
Казармы нам отвели в помещениях Цесисской прогимназии... На следующий день пришел командир роты и скомандовал строиться, чтобы идти на станцию ожидать приехавших из Валмиеры школьников. Это радостное пополнение мы встретили уже по дороге. Объединились и, распевая народные песни, пошли в казармы. Когда валмиерцы получили винтовки, командир роты опять дал команду строиться. Командующий батальона капитан Вейдеманис обратился к нам с речью, что палить мы научимся, стреляя прямо в цель, в том числе баронов...
Я помню, что ко многим нашим школьникам приходили посетительницы (сестры или знакомые) гимназистки. Они приносили белые розы. Может, бессонные ночи, Может, подавленное настроение не давали радоваться, что и я получил один белый цветок, который вставил в ствол винтовки, ведь оружие стояло прислонённым к кровати»

Перевод Rus.lsm.lv

Эстонские и северолатвийские военные силы не знают, что из Риги им в тыл направляется сильная колонна Ландесвера. За пару дней до встречи обеих сил латыши занимают Цесис, и, несмотря на нехватку продуктов, вооружения и обмундирования, отправляют свои силы преследовать отступающих «красных». В Цесисе поспешно начинают формировать новые подразделения, самое известное из которых — Школьная рота Цесисского полка.

С латышской стороны Цесис считается глубоким тылом, его выбирают дальней базой для операции против Красной армии.

Об этом свидетельствует то, что утром 2 июня в Цесис приходит штаб Северолатвийской бригады. Поэтому велико удивление, когда вечером того же дня приходит новость, что германцы находятся в Иерики и хотят двигаться дальше на Цесис. Представители Северолатвийской бригады германцам указывают, где находятся «красные» и в каком направлении тем следует идти, если они действительно хотят их преследовать.

На следующий день со стороны Страупе в Цесис входит ударный батальон Ландесвера под командованием барона Генриха фон Мантейфеля. Поняв, что без боя латышские подразделения город не сдадут, немцы ретируются.

3. Подготовка к бою

Четвертого июня обе стороны обмениваются ультиматумами. Латыши и эстонцы требуют, чтобы Ландесвер отступил к Сигулде, а Ландесвер — чтобы эстонцы и латыши в течение пяти дней отошли к линии Руйиена-Алуксне и дальше — к этнографическим границам Эстонии. Ландесвер также требует, чтобы латыши и эстонцы признали правительство Андриева Ниедры, которое гражданские власти Северной Латвии уже 25 мая успели провозгласить стоящим вне закона.

Требования германцев признаются чрезмерными и невыполнимыми,

поскольку эстонские и латышские части в восточной части Видземе постоянно вступают в боевые столкновения с Красной армией, и эти силы за пару дней отправить в обратном направлении невозможно.

Уже вечером 4 июня командующий Ландесвером Альфред Флетчер утверждает план взятия Цесиса: наступление начать 5 июня с целью взять город до 6 утра. В штурме должны участвовать батальон фон Йена, ударный отряд Мантейфеля, пулеметный отряд Кайнаха и русская рота. Пятого июня дополнительно должен прибыть корпус добровольцев Петерсдорфа, а на следующий день — еще значительное подкрепление. Приказ в указанное время реализовать не удается: не хватает железнодорожного транспорта, чтобы быстро переместить необходимые силы из Риги в Иерики.

В свою очередь, появление эстонского бронепоезда в Цесисе и потом у Аматского моста означает, что для занятия города потребуются более значительные силы.

Поэтому наступление германцев на Цесис опаздывает на целый день.

Первое столкновение происходит 5 июня во второй половине дня, когда эстонский бронепоезд с представителями американской миссии и латышскими разведчиками выезжает в направлении на Иерики, чтобы у Арайши встретиться с представителями Ландесвера.

В момент, когда поезд останавливается у Аматского моста, его атакуют солдаты Ландесвера, пытаясь окружить состав.

Со стороны эстонцев есть потери, поезд отступает в Цесис.

ЦИТАТА

Из воспоминаний современника:

«Холодное утро казалось необычайно тяжелым, когда мы отправились на линию огня. От свиста пуль еще невидимого противника начиналась паника. Грубоватый командир роты ругался крепкими словечками, чтобы рассеять роту в цепочку... Винтовки раскалились. У школьников — только выданные новые винтовки, с невытертым толстым слоем масла. От горячих выстрелов масло начинало шипеть. Некоторые парни так увлеклись стрельбой, что поднялись на колени, чтобы лучше видеть противника, но пулеметный огонь Ландесвера делал свое дело... Смертельно ранеными пали несколько парней. Приходится сильно сомневаться в точности нашего огня, потому что во многих местах простреляны телефонные провода...
Винтовку я держал в руках, как драгоценность. Если брошу ее и сдеру самодельный красно-бело-красный знак на шапке, превращусь обратно в школьника. Но такая стыдоба в голову не пришла, хоть мне было очень плохо... После бессонной ночи и боевой неудачи чувствовал себя как в кошмаре, как в бреду, но, когда заметил солдат своей роты, которые бросили дорогое оружие, возмутился, и даже не пытался это скрыть. Лишь личное намерение и винтовка, и ничто другое нас не связывало со Школьной ротой Цесисского полка»

Перевод Rus.lsm.lv

Вечером 5 июня идет судорожная подготовка к грядущему бою: добровольцам раздают оружие и боеприпасы, назначают новых командиров рот, дороги в Цесис блокируют срубленным деревьями. Делается все возможное, чтобы подготовить город к обороне.

4. Взятие Цесиса

Наступление Ландесвера на Цесис начинается ранним утром 6 июня.

Ночью, получив донесения разведчиков о передвижении германцев, роты Цесисского полка занимают боевые позиции.

Немцы в бою, который длится несколько часов, безуспешно пытаются взять Цесис. Латышских сил больше, чем они ожидают — почти 900 штыков.

Кроме того, их своим артиллерийским огнем поддерживает эстонский бронепоезд.

Хотя латышские солдаты плохо обучены и плохо вооружены, они несколько часов отчаянно сопротивляются наступлению Ландесвера.

Германских сил лишь ненамного больше, что у Цесисского полка, поэтому попытка прямым наступлением занять город проваливается.

Наступающие проводят два обходных маневра: одна колонна движется на Цесис с востока, вторая идет дальше в глубокий тыл в направлении Раунского моста.

Это наступление угрожает железной дороге Цесис-Валмиера, вынуждая эстонский бронепоезд покинуть Цесис, чтобы не попасть в окружение.

ЦИТАТА

Из воспоминаний Герберта фон Бланкенхагена:

«Конники выстроились на линии огня. Справа от нас был 5-й эскадрон... Из сада поместья священника нас встретил частый огонь противника. На каком-то возвышении поставили пулемет... Через пару огневых очередей у нас что-то заклинило. Трей, нервозный, неловко возился с затвором... Я потерял терпение, приказал Трею с его шарманкой тащиться обратно к боевой колеснице и взял в руки карабин... Прыжками под «Марш! Марш!» мы двигались вперед. Более сотни метров отделяли нас от кустов поместья, мы лежали без прикрытия. Я поспешно сорвал патронташ и вынул новую пулеметную ленту. Вдруг получил удар в правое бедро. Струя крови ударила в воздух. Я хотел вскочить для следующего прыжка, но упал. За мной на земле валялся какой-то молодой рекрут, в нескольких шагах лежал другой подстрелянный... Я крикнул соседу, чтобы он немедленно прыгнул в ближайшее укрытие. Он не двинулся. Попали в голову... Нас взяли на прицел, но в поместье уже воцарилась тишина — его занял 5-й эскадрон.
Я только расстрелял пулеметную ленту по ясно видимым точкам на аллее и увидел, что прямо передо мной ползут двое в серо-зеленой большевистской униформе. Я рванул из кармана револьвер, чтобы взять на прицел первого. Он поднял руку, на ней была белая повязка с красным крестом. Пленный латышский санитар. Я позволил обоим ползти дальше, чтобы на палаточный настил вытащить из-под огня других раненых, и сам откатился в сторону. Только тогда я заметил, что там же лежит тяжелораненый — мой земляк фон Анреп. Он умер в лазарете через несколько дней.
Какой-то товарищ из 3-го эскандрона, заметив нас, пробежал через пустырь, помог перевязать раненую ногу, поставил меня, придерживая за пояс, и, прихрамывающего, повел на крутую горку...
Товарищи накрыли меня попоной. Несмотря на это, в течение дня я три раза промок под дождем и три раза высох. Эрих из ближайшего крестьянского двора принес мне здоровый ломоть настоящего видземского черного хлеба, богато намазанного свежим маслом и слоем творога толщиной с палец — так, что густая сметана текла по ладони. Ни до, ни после этого я не ел ничего вкуснее.
Постепенно огонь продвинулся вперед. После жесткого боя около обеда Ландесвер занял Цесис»

Перевод Rus.lsm.lv

Цесисский пехотный полк, исчерпав все резервы и запасы боеприпасов, опасаясь попасть в окружение, в час дня также начинает отступать из города.

Главные силы полка отходят до реки Рауна, на берегах которой — уже в конце июня — проходит завершающая фаза Цесисской битвы.

Однако правое крыло Цесисского полка, которое вовремя не получает сообщение об уходе главных сил, идет в контрнаступление на германцев, а затем отступает на правый берег Гауи, перейдя реку вброд и по Райскумскому мосту.

На этом завершается первая фаза Цесисской битвы.

За ней следует безуспешное контрнаступление эстонцев, которые попытаются вернуть город, кратковременное прекращение огня и новое наступление немцев на большой территории от Лимбажи до Рауны — во второй половине июня.

Почему это важно: Цесисская битва определила исход Войны за независимость Латвии

Первый бой у Цесиса завершился победой Ландесвера.

Правда, она досталась очень тяжело — несколько часов жестокого сражения, большие потери.

В этом и заключается причина, по которой немцы не стали преследовать отступавший Цесисский полк. Они не ожидали такого яростного сопротивления.

Но и со стороны латышей бой 6 июня потребовал больших жертв — командир Цесисского полка Кришьянис Беркис через два года составил описание битвы, где упомянул, что его полк потерял 40 убитыми и пропавшими без вести и еще около 100 человек — ранеными.

Полк быстро оправился от потерь, и через две недели с честью выдержал наступление главных сил Ландесвера.

В результате Цесисской битвы было ликвидировано правительство Андриева Ниедры и восстанавлена работа руководимого Карлисом Улманисом Временного правительства Латвии.

Под Цесисом, а потом под Лимбажи, Страупе и Рауной были разрушены планы германского генерала Рюдигера фон дер Гольца по завоеванию Балтии.

В конце концов, бои против «босоногой армии», как принято называть солдат Северолатвийской бригады, и эстонцев обескровили остзейский Ландесвер и силы германской Железной дивизии.

Это стало крупнейшим поражением, которое понесли в Войне за независимость части немцев-остзейцев,

Они сами позже сравнили этот разгром с пережитым Карлом XII в Северной войне в 1709 году в Полтавской битве с русским царем Петром I.

История
Культура
Новейшее
Интересно