Алексей Романов: Искусство Латвии – в Латвии в гостях

Знаете ли вы, где находится одна из крупнейших (если не самая крупная) частных коллекций латвийской графики? Думаю, мало таких, кто правильно ответит на этот вопрос. Место это находится как раз на  Полярном круге – на Полуйской возвышенности, в городе Салехард Ямало-Ненецкого автономного округа. Согласитесь, весьма неожиданная географическая точка для собрания офортов, линогравюр, экслибрисов, литографий, ксилографий и т.д., сделанных латвийскими мастерами. А собирает их местный коллекционер Дмитрий Фролов.

Одних только работ классика латвийского графического искусства Дзидры Эзергайле у него около двухсот. Тридцать из них Дмитрий привез сейчас в Ригу. Они экспонируются в небольшой столичной галерее Art Studio No.1, которой владеет искусствовед Герман Беркович. Выставку организовал руководитель ассоциации художников рижского Русского дома Юрий Славик. Она приурочена к 90-летию Дзидры Эзергайле, которое будет отмечаться в будущем году.

На выставке представлены ее уникальные работы в самых разных, в том числе и не графических техниках - акварели, карандашные рисунки, рисунки тушью и выполненные в смешанной технике. Ну и конечно офорты, ксилографии и литографии -  все из частных коллекций, но в основном привезенные собирателем из Салехарда.

- Здесь не эстампы, не отпечатки, - объясняет  Герман Беркович. – Большинство работ существуют в единственном экземпляре. Я сам долгое время считал Дзидру Эзергайле чистым графиком. Но когда увидел ее работы из коллекции Дмитрия Фролова, то был просто потрясен разнообразию ее техник. Я рад, что целый месяц смогу любоваться ее картинами в своей галерее. И сожалею, что мало шансов, что я еще когда-нибудь потом их увижу снова. Я вообще даже представить себе не мог, чтобы так далеко на севере Урала русский человек в таких количествах приобретал и пропагандировал графику латвийских мастеров.

- Я изучаю латвийскую графику всех периодов, - говорит Дмитрий Фролов. - И считаю Дзидру Эзергайле одной из наиболее ярких представительниц этого вида изобразительного искусства. Она самобытна, не похожа на других художников, не вписывается в традиционные рамки.
 Салехардский коллекционер признался, что просмотрел все альбомы и каталоги выставок разных периодов творчества латвийской художницы. И сначала ему показалось наиболее ярким то, что она создавала в 70-80 годы прошлого века. Для Эзергайле это было время  крупноформатных работ. Но этот интерес подтолкнул Дмитрия к более глубокому изучению всего ее пути в искусстве. 

- А когда я открыл для себя позднее творчество Дзидры Эзергайле, - продолжает коллекционер из Ямала . -  то понял, что ей доступны абсолютно все техники. Мало того, она умело и органично сочетала их. Еще она очень легко обращалась с инструментом, постоянно фантазировала, создавала новые миры.  Я бы сказал, что Дзидра Эзергайле может служить источником вдохновения для современных художников.

Потом, естественно, вектор интереса коллекционера переместился в ретроспективу – к ранним работам латвийского графика. То есть как раз к тому времени, когда Эзергайле училась на архитектора. Он начал  приобретать и ее студенческие работы со штампом Латвийкой академии художеств. 
Дмитрий Фролов считает, что настоящий коллекционер не собирает отдельные работы того или иного автора, а старается показать весь путь творческого развития художника – от его самых ранних исканий, определения собственной темы. Для Эзергайле этой темой стал родной край в самом широком смысле – родной дом, семья, природа.

- Хотя мне и не довелось лично встретиться с Дзидрой Эзергайле, - говорит он, - но она стала для меня очень близким человеком. Мне кажется, что я ощущаю ее доброту и тепло. Мне импонирует и то, что в своих картинах она обращается к вечным ценностям.

А лично Фролов знаком (и очень ценит это знакомство) с такими мастерами латвийской живописи и графики, как Артур Никитин и Нелли Зирните. Сейчас его мечта встретиться с Гунаром Кроллисом, которого он называет мэтром из мэтров. Он хочет и работы этого латвийского мастера демонстрировать в своих выставочных проектах.  
А таких проектов у него немало. Один из них, прошедший недавно в  Ямало-Ненецком Музейно-выставочном комплексе имени Ивана Шемановского, назывался «Книжный знак как высокое искусство». Там Дмитрий Фролов показал экслибрисы  и миниатюрную графику из своего собрания. Всего в экспозиции было двести двести работ двадцати выдающихся художников России, Латвии, Эстонии, Германии и Украины.

Организовал в родном городе Дмитрий Фролов и выставку “Вокруг Света. Путешествие с книгой  в руках”.  Там были книжные иллюстрации художников, в том числе и латвийских, XIX -XX веков.

Еще в Салехарде прошла «Неделя графики и дизайна», где были представлены работы эстонской художницы Веры Станишевской - печатная и ручная графика, литография и иллюстрации к книгам. Состоялись там и творческие встречи Веры Станишевской. В окружном доме ремесел гостья из Таллина провела мастер-классы.
Приезжала Вера Станишевская в и Ригу на открытие в Art Studio No.1 выставки Дзидры Эзергайле. Она призналась, что для нее это было открытие – до этого она даже не слышала о коллеге по графическому цеху. Зато на вернисаже у Веры появилась отличная возможность увидеть творчество латвийского мастера в большой перспективе – от самых ранних до самых поздних работ.

- Я смогла увидеть все разнообразие интересов художника, то, что ее волновало в разные годы, - сказала Станишевская. – Это для меня очень важно.
Я не мог не спросить эстонскую гостью о нынешних творческих контактах между художниками-графиками стран Балтии. Она не стала скрывать, что за годы становления трех независимых государств эти связи почему-то очень ослабли.

- Вот живешь, творишь и конечно интересуешься тем, что делают коллеги за рубежом, - говорит она. - И вдруг понимаешь, что современное искусство твоих ближайших соседей – это terra incognita. Какая-то совершенно новая, неизвестная мне графика. Может, это из-за того, что почти не стало обменных выставок. Поэтому я бесконечно благодарна Дмитрию Фролову из далекого Ямала, что он снова связывает нас, живущих здесь в Балтии, художников. 

А, может, это исчезновение старых контактов связано с падением вообще интереса к графике в мире? Этот вопрос я адресую Дмитрию Фролову. На что он цитирует фразу классика российской графики, заслуженного художника России, организатора питерских Международных триеннале графики, профессора Санкт-Петербургского института декоративно-прикладного искусства Олега Яхнина: «Многие говорят, что графика умирает. Но мало ли что дураки говорят».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить