Алексей Гусев: из неопубликованного о Майдане

Украинские протесты стали самым большим событием, которое мне пришлось освещать за время работы журналистом. Понятно, что не все, что я увидел на Майдане, попало в репортажи с места события. Частью этих впечатлений хочу поделиться здесь.

В Киеве в эти дни настоящая зима, много снега, и термометр стабильно пребывает на отметке ниже минус десяти. На посадке в Борисполе самолет даже не сразу проехал к терминалу, и мы дожидались, пока снегоуборочные машины разгребут то, что нанесло. А вот на Майдане снег найти непросто. Весь он аккуратно уложен в мешки одинакового размера активистами. А мешки ровно лежат один на другом в трехметровых баррикадах. Протестующие с дворницкими лопатами продолжают осваивать снежные запасы, которые пока остаются на подступах к Майдану. На самой площади выколачивается брусчатка, которая тоже идет на укрепление позиций.

Баррикады возведены на всех улицах, что выходят на площадь Независимости. Но самые впечатляющие редуты – те, что ведут к позициям Беркута и внутренних войск на улице Грушевского. Чтобы попасть на передовую, нужно пройти через настоящий лабиринт и несколько узких проходов, которые планируется забаррикадировать в случае возможной атаки.

На Грушевского, во время перестрелок между протестующими и органами охраны порядка, первые жгут автомобильные шины, так что стена черного смога скрывает перемещения ударных сил протеста с коктейлями Молотова и петардами.

Милиция пытается потушить горящую резину водой из брандспойта. Поэтому от баррикады по улице к канализационным стокам весело бежит неиссякаемый ручей, который растапливает лед. Также он тает из-за костров в железных бочках, что расставлены по периметру бывшей проезжей части для обогрева людей. Лед от копоти становится радикально черного цвета, грязь цепляется к подошвам любого, кто подходит к передовой. Потом она разносится по всем административным зданиям, что контролируют протестующие. Не помогают даже уборщицы, которые проходят со шваброй несколько раз в день по линолеуму, паркету и лестницам. Через пять минут все снова такое, будто не чистили.

Примеры самоорганизации и самоотдачи людей видны повсеместно. Помимо названных сборщиков снега есть еще добровольцы с медицинским образованием, которые действуют в импровизированных медпунктах и забирают раненых с мест столкновений; если на одном из баррикадных выходов образуется затор, то сразу появляется регулировщик, который его разруливает; повсеместно ходят активисты с полевых кухонь, неустанно предлагающие всем бутерброды, горячий чай и суп. Сам Майдан представляет собой нескончаемое броуновское движение, очень живое и заражающее. То и дело кто-то из проходящих кричит «Слава Україні!». И всегда непременно окружающая его толпа откликается бравым и дружным «Героям слава!»

Можно не соглашаться с лозунгами и методами борьбы, которые предпочитают самые разные участники протеста. Но почти никому нельзя отказать в искренности и последовательных усилиях по отстаиванию своих убеждений.

Это именно та самая пресловутая «гражданская позиция» многих людей, которая ежедневно утверждается на площади в течение уже двух месяцев.

Утверждается помимо и несмотря на так называемых лидеров протеста. Кличко, Тягинбок и Яценюк не руководят революцией, а скорее пытаются оседлать ее волну. Это прекрасно было видно на одном из их ночных выступлений, когда тройка лидеров вышла к толпе после очередных переговоров с Януковичем. В тот момент Яценюк еще не совсем чтобы отказался от предложения возглавить кабинет министров и явно не знал, как заявить об этом многотысячной толпе. В итоге после получасового чтения лозунгов и высказывания слов благодарности болельщикам всех украинских футбольных клубов, оратор все же процедил, что президент предложил оппозиции «власть и ответственность» и та не отказывается. Сразу ликование и возгласы поддержки сменились слышимым кое-где освистыванием. А кто-то из людей, помня недавнее заявление Яценюка о готовности пойти под пулю, направил луч лазера ему прямо в лоб. Смена реакции вполне объяснима.

Как сказал мне один из участников протестов, люди не для того погибали на баррикадах, чтобы кто-то устроился в премьерском кресле.

Неудивительно, что лидеры оппозиции в итоге отказались от возможности войти в кабинет министров. Люди на площади, которые сейчас определяют повестку дня, просто этого бы не позволили.

С другой стороны, непрерывные события, митинги, штурмы и оборона баррикад – все это происходит на небольшом клочке земли в центре города. Если отойти на пятьсот метров от Крещатика в сторону противоположную правительственному кварталу, то попадешь в респектабельный центр зимнего европейского города. За столиками кафе сидят то ли успешные киевляне, то ли задержавшиеся, несмотря на весь шум в прессе, туристы, двери магазинов и банков открыты. Обывательская жизнь идет своим чередом, «расширение» Майдана, о котором приходится слышать чуть ли не каждый день, никак ее не затрагивает.

Похоже, теперь революцию научились делать, не нарушая привычный ход вещей. Ну, или пока происходящее в Киеве все еще нельзя назвать революцией. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить