«Чума, не входи в мой дом!». Выставка в Лиепае — о других убийственных эпидемиях

Первая страшная эпидемия чумы пришла в Либау 375 лет назад. Потом она не раз возвращалась и забирала множество жизней. Об этом — небольшая выставка в лиепайской библиотеке Валтера.

Как недавно стало известно ученым, «нулевой пациент» с чумой жил на территории Латвии больше пяти тысяч лет назад.

Впервые чума пришла в Либау — во всяком случае, это был первый задокументированный случай — в 1646 году. Эта эпидемия была настолько опустошительной, что почти три века спустя последний альдерман (то есть старшина Большой гильдии) Людвиг Розенкранц писал в «Истории Большой гильдии города Лиепаи»: в хронике важнейших событиях Либау и упоминается-то впервые как раз во время первой эпидемии чумы, то есть в 1646-1647 гг.. Как раз тогда рат и торговцы приняли «Чумной регламент», для сдерживания распространения инфекции. Однако Yersinia pestis, бактерия-возбудитель чумы, чтением городских уложений не утруждалась: следующая эпидемия разразилась в городе осенью 1661 года.

А потом были Северная война, разруха, поборы и — Большая эпидемия чумы 1710-1711 гг.. Жертв было великое множество: Рига потеряла минимум две трети жителей; когда город передавали русским войскам, в нем оставалось около 3500 человек. В Курляндии чума унесла не меньше половины населения. В Митау умерло больше 1300 человек, в Либау — только в немецкой общине — 900, в Гробине выжили лишь семь семей, в Виндау остались в живых столько же, только не семей — горожан...

На небольшом стенде в библиотеке Валтера можно познакомиться с народными латышскими песнями и поверьями, которые тогда, во время эпидемий чумы, и появились. Вот, к примеру:

Mēŗa Indriķi, nenāc manās
mājās,
Man ir divi melni suņi,
Divi melni kaķi,
Tie tevi ēdīs,
Tie tevi plēsīs,
Tie tavus kauliņus
Skrubinās.

В общем, чуму просят не заходить в дом, и при этом храбрятся и угрожают — мол, у меня есть два черных пса, и два черных кота, они тебя съедят, порвут и кости обглодают. Это надо было произносить при приближении чумы, плотно закупорившись дома. Эти строчки что-то вроде заговора, «охранной грамоты» от страшной болезни. В латышском фольклоре чума — вполне себе персонаж, это мужчина в черном с деревянной ногой. Причем его обманывают и оставляют в дураках. Или вот — еще одна дайна, мол, не боюсь чумы, знаю заветное слово.

Es par mēri nebēdāju,
Mēŗam vārdu i zināju:
Pats mērīts Indriķīts,
Mēŗa māte Madaļiņa.

Также на выставке есть и издания вполне практического свойства — книги и брошюры первой половины прошлого века о том, как уберечься от заразных заболеваний, как лечиться, как дезинфицировать помещения… Об одном из таких изданий мы уже упоминали, рассказывая об эпидемиях столетней давности.

Поневоле посочувствуешь предкам — всё же при нынешнем уровне развития медицины шансов выжить у человечества больше…

  • Выставка Mēra Indriķi, nenāc manā mājā! («Чума-Индрикис, не входи в мой дом!») в филиале Valtera bibliotēka Лиепайской Центральной научной библиотеки на улице Круму, 29, открыта до конца ноября.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить