Либа Меллер: Художник и Смерть, а также Скелет Лачплесиса

«Удивительно было то, что из кармашка, где обычно мужчины носят платочек или самопишущее перо, у этого гражданина торчала обглоданная куриная кость». У Райда Калниньша на открытии двойной — вместе с отцом Виком, писателем Виктором Калниньшем — выставки «Назад во времена конструкции» в концертном зале Lielais dzintars, из этого кармашка выглядывало горлышко крохотной бутылочки виски. В контексте тематики экспозиции художник весьма напоминал великолепного булгаковского демона Азазелло.

...Автор Rus.Lsm.lv спешила на открытие выставки и на ходу обсуждала с шефом текущие рабочие вопросы. Влетев в творческое пространство Civita Nova на первом этаже Lielais dzintars огляделась и восторженно завопила прямо в трубку «А-а-а, какая прелесть!». Пришло время объяснить — и читателям, и начальству — с чего бы такой восторг.

ПЕРСОНЫ

Райд Калниньш — художник и скульптор, работающий в сфере рекламы. Окончил Лиепайское училище прикладного искусства, затем — Лиепайский педагогический институт. Проводит персональные выставки, принимает участие и в групповых выставках в Риге и других городах Латвии. Некоторые работы художника хранятся в запасниках Латвийского национального художественного музея.

Виктор Калниньш aka Viks, латышский писатель — поэт, прозаик, автор множества детских книг, текстов песен, либретто для опер и мюзиклов, а также сценариев документальных фильмов. 1 апреля этого года отпразднует 80-летие. Отец Райда и старший брат всем известного композитора Иманта Калниньша.

Судите сами — на стене огромные рисунки комикса Райда Калниньша «Возвращение последнего скелета». В центре зала на помосте лежит...

скелетик. В истлевшей холщовой рубашонке, в костлявой ручонке — маленький меч. Забегая вперед, скажу, что это — скелет Лачплесиса в детстве. Да, именно так.

В одной из витрин лежат вещи «из раскопок», подписи к экспонатам вызывают неудержимое ржание. Здесь есть: детская (сменная) рубашечка Лачплесиса; детская игрушка Лачплесиса, собственность Вика, в скобках приписано «девонский период», и это — точь-в-точь ископаемая рыбка.

Еще тут есть «Втулка немецкого военного корабля, найденная в старом русле Даугавы», «Очень древняя рамка пчелиных сот, найденная в заброшенном доме в окрестностях Дурбе», и еще одна «собственность Вика» — «Подаренный старым волшебником олений рог».

В общем,

роскошный стёб, у авторов выставки шикарное чувство юмора, иронии и сарказма.

Пока еще не совсем понятно, к чему это всё, ведь так? Секундочку, сейчас всё встанет на свои места.

На экране транслируются свеженькие рассказы Виктора Калниньша, больше известного как Viks, продолжающие старую, начала 80-х, серию сценариев передач Pie mums viesos — Malēnijas TV («У нас в гостях — ТВ Малении», а Маления — это на самом северо-восточном краю Видземе, когда оглянуться не успел — а уже в Латгалии оказался, подробнее см. также постскриптум в конце текста). На открытии выставки Вик с экрана прочитал одну из историй.

Кратко: ученые во время раскопок нашли на дне Даугавы скелеты Лачплесиса и Черного рыцаря  (легенда всем известна, подробности у Андрея Пумпурса). Журналист расспрашивает археолога о подробностях, и выясняется, что скелеты героя латышского эпоса и его врага были найдены в весьма интимной позе, так что из Брюсселя моментально примчался представитель меньшинств. Затем оказывается, что найден и скелет Лачплесиса в детстве, а ученые мечтают найти также скелет Лачплесиса времен его ученичества... Многочисленная публика на открытии хохотала и аплодировала. Такой вот дивный перформанс отца, дополненный сценографией сына.

Тут есть и другие витрины, заслуживающие всяческого внимания. В одной — комиксы Райда в той же «некрофильской» стилистике и с великолепным черным юмором.

Другая витрина отдана творчеству Виктора Калниньша. Еще одна витрина — старая переписка отца и сына, времен детства Райда. Это в основном рисунки в той самой комиксовой манере, в которой сейчас творит Райд. Художник и скульптор пояснил: уже став взрослым,  понял — отец его слегка провоцировал, заметив задатки и стремясь развивать творческий потенциал сына. Кроме того, по периметру всей экспозиции расставлены маленькие скульптуры Райда, созданные в той же «скелетной» тематике.

Автор Rus.Lsm.lv, совершенно очарованная дивным черным юмором отца и сына, выразила свой восторг этим великолепным хулиганством, и художник согласился с таким определением.

— А что для вас — смерть? Вы так мило над ней издеваетесь, — полюбопытствовала автор.

— На самом деле — очень ее боюсь, — признался Райд. — Может, потому так балансирую. Но стараюсь ее особо не дразнить и не сердить, просто чисто по-человечески экспериментирую с тем, что мне нравится рисовать. А настоящей

смерти я действительно боюсь, мне не нравится это знание ее неизбежности. Потому шучу и насмешничаю. Больше не над смертью, а над своим страхом перед ней, наверное.

Согласитесь, это нормальная реакция здорового человека — высмеять свой страх, ведь тогда уже и не так страшно.

...В контексте тематики выставки возник вопрос — а не следует ли ее название Atpakaļ uz konstrukcijas laiku перевести всё же как «…во времена построения»? Пришлось озадачить этим вопросом доктора искусствоведения Весму Левалде:

— Нет, всё же «времена конструкции» лучше. Мне кажется, это как ироничная оппозиция деконструкции, популярному сейчас постмодернизму. Возврат к модернизму с ноткой сарказма.

— Знаешь, мне кажется, что та смерть, над которой они потешаются, больше всего напоминает Смерть у Терри Пратчетта. Мужского рода и с весьма своеобразным чувством юмора.

— Да, пожалуй. К слову,

в латышском фольклоре тоже есть персонаж мужского пола в черном, несущий смерть. Это mēris, чума. Правда, он изображается с деревянной ногой, но это уже детали.  И есть множество историй, где его обманывают и оставляют в дураках.

Еще один момент — ты ведь обратила внимание, что на открытии выставки коклистка была одета так, что больше напоминала мужчину?..

В итоге мы сошлись на том, что

выставка великолепна, и у каждого — в зависимости от его литературного и прочего бэкграунда — будут свои ассоциации.

Так что — смотреть выставку «Назад во времена конструкции» в Lielais dzintars рекомендуется.

  • Открыто до 13 марта. Вход — свободный.

PS Кто такие малениеши

Вслед за булгаковским Шарико(вы)м «сову эту мы разъясним…» ©. В музее усадьбы Яунлайцене можно узнать, кто такие легендарные малениеши, какие у них обычаи, и чем их говор отличается от привычного латышского.

Собственно, буквально malēnieši можно перевести и как «те, чья хата с краю». А можно и как «деревенщина». Юмористические рассказы о жителях этого местечка писали Райнис и Екаб Звайгзните. Виктор Калниньш — целую серию сценариев для передачи «У нас в гостях — Malēnijas TV». В прошлом году поэт и писатель Андрис Акментиньш специально для четвертого Всемирного диктанта по латышскому языку написал текст с заголовком Malēniešu hronika.

В общем, стереотипические «малениеши» — ребята бесхитростные и туповатые (или ровно наоборот, это как посмотреть). Могут построить ратушу без окон, а потом мешками заносить туда солнечный свет. Или пытаться выкопать из земли лопатами потерянную речь. Такие истории есть в фольклоре чуть ли не каждого народа. Для примера упомянем истории знаменитых мудрецов из еврейского местечка Хелм, они — олицетворение наивности и глупости. Судя по историям, в которые бесконечно вляпываются малениеши, они с мудрецами —очень близкие родственники.

Вернуться >

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно