Разделы Разделы

Из истории Лиепаи. Северная война и Карл XII. Зимовал ли король в Либау?

В первое десятилетие Северной войны Либау стал плацдармом чуть ли не для всех участников затянувшегося на два десятка лет военного конфликта. Шведская армия сменяла саксонскую, затем приходили русские войска... Все требовали огромных контрибуций. Вдобавок ко всем несчастьям разразилась чудовищная эпидемия чумы.

Северная война была кровопролитным и долгоиграющим военным конфликтом между Шведским королевством и коалицией, в которую входили Саксония, Российское царство, Датско-норвежское королевство, Речь Посполитая и другие. На кон был поставлено господство на Балтике. В результате войны Шведское королевство потеряет статус великой державы, Речь Посполитая и Саксония ослабеют, новой военной державой станет Пруссия. А Российское царство вернет выход к Балтийскому морю, получит Эстляндию и Лифляндию и устанавит протекторат над Курляндией. Станет Российской империей.

Вся территория нынешней Латвии во время Северной войны была театром военных действий. Они начались еще до формального объявления войны — с осады Риги в феврале 1700 года.

В марте 1700 года Либау заняли объединенные саксонские и польские силы, которые как раз тогда пытались захватить принадлежавшую шведам Ригу. Курляндский герцог Фердинанд повелел городу выплатить контрибуцию в размере 11 тысяч гульденов. В сентябре 1701 года Либау заняли шведские войска, и до конца года горожанам надо было выплатить очередным захватчикам 39 тысяч флоринов. В следующем году размер контрибуции уменьшили втрое, в 1703-м и вовсе не взимали. Вероятно, с обнищавших горожан просто нечего уже было взять. Заняв город, шведы сразу же принялись строить укрепления в Перконе и Либау. В городе крепостные укрепления в форме звезды протянулись от Старого пруда в районе нынешней улицы Аусекля до Лоцманской башни в порту. Порт Либау позволил шведам наладить прямое сообщение с метрополией, обеспечивая армию провиантом и дополнительными военными силами.

Решив, что крепость — охрана надежная, шведы построили в Либау склады и хранили там огромные запасы. Но в сентябре 1704-го в Либау вошли русские войска и оставались в городе в течение года. За это время они полностью разграбили все шведские склады – 4048 мер овса, 83 меры ячменя, 137 мер гороха, забрали также лошадей и много другого имущества. И потребовали огромных поставок с горожан.

В 1706-м Либау опять заняли шведы. И снова потребовали контрибуцию! Сначала в 12 тысяч флоринов, в 1707-м — шесть тысяч, и столько же годом позже. Для горожан это было совершенно непосильной ношей, платежеспособность была исчерпана, последовали долгие и очень тяжелые переговоры, в итоге в 1709-м шведы согласились уменьшить контрибуцию до 1800 флоринов.

А в целом все выплаты, которые потребовали с жителей Либау саксонцы, шведы и русские, начиная с 1700 года, составили около 90 тысяч флоринов. К тому же все завоеватели брали «дань» еще и натуральными продуктами...

Один из чиновников Либау, описывая те времена, завершил текст буквально криком отчаяния: «Дай Бог, чтобы однажды настал бы этому конец, и наступил бы благородный мир». 

Ну, а что же Карл XII? Действительно ли во время Северной войны он зимовал в Либау? В его жизнеописании, составленном в 1705-м, упоминается, что во время пребывания монарха в Либау и окрестностях, то есть до начала 1702 года, сюда на переговоры во множестве прибывали зарубежные послы.

Есть и свидетельство, что 20-летний король появился в Либау в сентябре 1702-го. До этого сюда прибыли три шведских корабля, чтобы «усмирить город и взять заложников». Жители Либау отчаянно сопротивлялись, сломать их удалось только после того, как шведы пригрозили сжечь город. В итоге захватчики получили письменное подтверждение, что «ничего нельзя делать против Его Величества и Его военных сил». Заложники были взяты, городу пришлось выплатить шведам контрибуцию в размере 36 тысяч флоринов.   

Тем временем Карл XII вместе с герцогом Голштинским прибыл в Либау через Гробин (Гробиню) и, по свидетельству хронистов, «всё осмотрел». Визит Его величества в Либау продолжался лишь несколько дней. 29 сентября 1701 года Карл XII отправился в Виргское поместье, где решил остановиться на зиму. Там же находился и весь генералитет шведской армии, а также военная канцелярия. Пушки и артиллерийская обслуга разместилась в Дурбе, драгуны — в Нице, конница — в Барте, королевская гвардия в Грамзде, Вестерботтенский пехотный полк — в Ролаве и т.д. В общей сложности на зимние квартиры в Либау и окрестностях устроились около 16 тысяч шведских военных. Жителям пришлось снабжать их провиантом — на стенде Лиепайского музея можно увидеть список, где упоминаются около 6000 быков, 60 тысяч бочек пива, другое спиртное и пр.

В январе 1702 года Карл XII в письме своей сестре принцессе Ульрике Элеоноре сетовал на отвратительную погоду в Вирге — мол, ужасно неприятная, и совершенно для этого времени года нехарактерная! Очень тепло, будто весной, омерзительный туман, к тому же ветер, дождь, распутица, дороги развезло...

К слову, в экспозиции Лиепайского музея есть пара сапог шведского офицера-кавалериста начала XVIII века. Легенда утверждает, что эти ботфорты принадлежали Карлу XII. Есть еще один момент, который тоже можно отнести к легендарным, ибо никаких документальных свидетельств этому нет. Экскурсоводы очень любят показывать туристам старинный дом на улице Кунгу, утверждая, что именно здесь зимовал Карл XII. И добавляют — мол, обратите внимание, за пару лет до этого по соседству гостил будущий российский император Петр I!

Да, действительно, рядом находится бывший заезжий двор мадам Хойер, где во время Великого посольства в 1697 году на неделю инкогнито останавливался Петр Первый с группой в несколько десятков человек. Дом по соседству построил для себя в 1699 году тогдашний бургомистр Либау герр Шрёдер. Нет ни единого задокументированного свидетельства, что в нем останавливался или, тем более, зимовал, Карл XII.

Но легенда получилась красивая — вот, рядом стоят два дома, в одном из них гостевал российский государь, в другом — шведский, но не совпали они во времени и пространстве...

С 1710 года Либау и остальная территория Курляндии, Лифляндии и Эстляндии уже перестали быть театром военных действий. Но в довершение ко всем бедствиям войны, разрухе и поборам, пришла Большая эпидемия чумы. Точных данных нет, но Рига потеряла минимум две трети жителей; когда город передавали русским войскам, в нем оставалось около 3500 человек. В Курляндии чума унесла не меньше половины населения. В Митаве умерло больше 1300 человек, в Либау — только в немецкой общине — 900, в Гробине выжили лишь семь семей, в Виндау остались в живых всего семеро горожан...

  • Rus.Lsm.lv благодарит за неоценимую помощь в подготовке материала и предоставленную информацию директора Лиепайского музея Даце Карклу, историка музея Антру Бракше и специалиста музея по связям с общественностью Илзе Скангале.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить