«Мы осветили маленькой лампочкой верхушку айсберга», — экс-глава Инспекции по защите прав детей

Серия репортажей «Дети системы» в последние месяцы рассказала только о небольшой части проблем в сфере защиты прав ребенка, в интервью Latvijas Radio заявила бывший начальник Инспекции по защите прав детей Илона Кронберга.

«Если эти [освещенные в последние месяцы] проблемы — сюрприз, то это безумие. Это в любом случае не может быть конец. Мы общими силами отреагировали на последствия. Однако только в одном ведомстве [Елгавском детском доме]. Проблема значительно глубже, и мы осветили только одной маленькой лампочкой верхушку айсберга», — уверена Кронберга.

Обществу стали известны только самые громкие случаи.

«Многие вещи по-прежнему за кадром. Самое эмоциональное громко выходит наружу. Дела о профессиональном браке остаются»,

— подчеркнула Кронберга.

В Латвии все больше ведомств, на которые надо обращать внимание, и надо следить, как там соблюдают права ребенка. Стоит также пересмотреть систему защиты прав детей — она раздроблена между многими ведомствами. «Мне кажется, пришло время инспекции в этой стране.

Нам надо действовать совершенно другими методами, всячески стимулировать профессионализм людей, которые работают с детьми...

Наша ответственность за защиту детей в стране сравнительно раздроблена», — указала Кронберга, добавив, что стоит заново оценить и работу инспекции.

Необходимо также улучшить то, как сотрудники различных ведомств понимают детские права — у полицейских и других специалистов должны быть необходимые навыки, чтобы реагировать в случае, если нарушили права ребенка.

В обществе на всех уровнях также важно понимать, что права ребенка особенно уязвимы. Например, если заключенного, как и ребенка, в тюрьме побить, последует жалоба в Европейский суд по правам человека.

«Этот маленький человек, который в детском доме, не может писать жалобу в Европейский суд по правам человека»,

— Кронберга еще раз указала на неспособность ребенка защитить себя.

При этом права ребенка еще до попадания в детский дом минимум один раз нарушены — он не растет в семье. Если это право нарушат еще раз, то «это очень серьезный сигнал». Кронберга не скрывает непонимание дискуссий о том, что случится со зданиями детдомов, если там не будет детей — она подчеркнула, что прежде всего надо думать о человеке. В этом случае — о ребенке.

Как уже писал Rus.lsm.lv, в серии передач Латвийского радио и телевидения «Дети системы» рассказывалось о череде запущенных проблем в детских домах и отсутствии должного контроля над происходящим там.

Ранее Инспекция здравоохранения провела проверку в детском доме Елгавы, где эксперты общества Bērni bērniem («Дети детям») обнаружили возможные нарушения. В марте инспекция начала расследовать действия трех сотрудниц и посоветовала оценить, соответствует ли руководитель учреждения занимаемой должности — поскольку именно она отвечает за коллектив.

Одну сотрудницу оправдали, вторую обязали заплатить максимально возможный штраф — 210 евро. И 30 июня вынесли решение по третьему делу.

Майя Нейланде, долгое время возглавлявшая детский дом, ранее выразила надежду, что расследование закончится без результата. В июне она подала заявление об уходе — и оставит должность 1 августа.

Случай насилия над детьми, в результате которого выявились нарушения в Елгавском детском доме, является не исключением, а тенденцией, наблюдаемой в латвийских детских домах и других учреждениях социального ухода, заявила бывшая министр благосостояния и действующий депутат Сейма Илзе Винькеле.

Латвийские законы, посвященные защите детских прав, достаточно хорошо составлены. А вот все проблемы идут от различных интерпретаций закона и отношения к детям, пришли к выводу депутаты.

Внеплановые, внезапные проверки независимого ведомства в центрах социальной опеки, тюрьмах, психоневрологических больницах и детских домах (с вынесением оценки ситуации там) могут дать хороший эффект. Но для этого нужно дать Бюро омбудсмена полномочия на создание механизма так называемой национальной превенции. Эту возможность одобряет Кабмин.

То, что часть воспитанников детских домов отправляют учиться в интернаты, в качестве проблемы в 2015 году в своем сообщении выделил омбудсмен. Тогда он указал, что, возможно, руководство детдомов действует так, руководствуясь не интересами ребенка, а стараясь сэкономить. Министерство образования и науки (МОН) надеется изменить ситуацию, оказавшись от финансирования обычных школ-интернатов. МОН также подчеркивает, что сироты с особыми потребностями могут учиться и в обычных школах.

Детдом — не место для ребенка. Об этом говорят и психологи, и врачи, и правозащитники. Сейчас у опекунов или попечителей живет 80% детей, оставшихся без родителей. В учреждениях — 20%, 1 216 человек. Главное оправдание того, что ребенок попадает в детдом, — нехватка попечителей и опекунов. Но есть муниципалитеты, которые и не стремятся что-то менять. Ведь детдом — это рабочие места. В 25 самоуправлениях Латвии нет опекунских семей вообще. Пособия также мизерные.

В планах Минблага — деинституционализация системы. «Потому министерство и начало деинституционализацию — это процесс, когда дети растут не в пансионатах, а приближенно к семейной системе», — указал министр Янис Рейрс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно