Режиссер Виктор Янсон: «В Даугавпилсе рефлексировать гораздо удобнее»

Юбилей Соломона Михоэлса в его родном городе отметят спектаклем, над которым сейчас работает режиссер Виктор Янсон. Это приближающееся событие и стало поводом для встречи и разговора о культуре, театре, «племени младом, незнакомом» и будущем Даугавпилса.

ПЕРСОНА

Виктор Янсон — режиссер, актер и педагог. Родился в Юрмале, получил высшее техническое образование в Санкт-Петербурге. Затем учился в Институте кино и телевидения, далее — в Московском театральном училище им. Б. Щукина (специальность — режиссура драмы). Потом были аспирантура в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства (педагогика режиссуры), курс по педагогике актерского мастерства и Высшая режиссерская школа А. Васильева в Москве. Вернувшись в Ригу, создал вместе с Андреем Гаркави, Татьяной Черковской и Татьяной Назаровой передвижной театр «Люди на чемоданах», который в 90-ые годы активно гастролировал по Европе. В конце 90-х В. Янсон стал основателем экспериментальной театральной лаборатории в Риге. Ставил спектакли в различных театрах столицы и в Даугавпилсском театре, в Даугавпилсе ведет театральную лабораторию при Молодежном центре неформального образования, режиссирует фестивали и уличные праздники.

— Можно сказать, что вы рижанин, уехавший в Даугавпилс? Вы здесь с 2008 года. И как вам тут живется-работается?

— В Даугавпилсе хорошая атмосфера для жизни. Это воздух, отсутствие гонки, излишнего гонора, каких-то завышенных амбиций. Но здесь сложно настроиться на рабочий лад.

У меня ведь лесенка в обратную сторону идет — Питер, Москва, Рига, Даугавпилс; такое постепенное понижение оборотов.

И первые годы было трудно: разгоняешься, а тебе всё время говорят — подожди, не торопись. Тебя всё время притормаживают. С возрастом надо научиться смиряться с какими-то ситуациями, бороться бессмысленно. Постепенно всё нивелировалось, у меня было несколько предложений вернуться в Ригу, но я понял, что не хочу. Тем более, что я долго готовлюсь к работе — читаю, смотрю, копаюсь. Рефлексирую, а в Даугавпилсе рефлексировать гораздо удобнее, чем в Риге или же в Москве, где все бегут мимо тебя и предлагают бежать вместе с ними. Для меня важно долго готовиться, это дает мне ощущение комфорта. Это мой принцип, я не умею что-либо делать быстро.

Тут другой вопрос возникает, он не связан конкретно с Даугавпилсом. Это вопрос смены поколений. Меняются поколения, меняется мотивация, она совсем другая, не предполагает углубленности. Пропадают выносливость, способность длительно сосредоточиваться. Может быть, в Даугавпилсе это проявляется чуть ярче, потому что город провинциальный, темп у него невысокий, и многие люди, обладающие названными мною свойствами, предпочитают город покидать.

— Несколько лет назад вы недолго работали в Казани. И в одном интервью сказали потом, что казанская молодежь более зрелая, нежели латвийская. Почему так? А еще назвали любимые города — Питер, Париж, Казань. Латвия не представлена…

— Может быть, это связано с образованием, потому что у них нет языковых проблем. Некоторые вещи внутри самой системы образования очень тормозят процесс получения знаний и навыков, приходится преодолевать языковой барьер. У них более комфортные условия для развития. И надо понимать, что в Казани я работал с потенциальными профессионалами, заточенными под профессии актера, режиссера, художника и т. д. Я там оказался на том месте, где меня ждали. Я проводил занятия на актерском курсе, и мы были в восторге друг от друга: я потому, что они вытягивали из меня максимум информации, они — потому что я мог ее дать.

А эти города… Они сделали меня как личность, это ведь всё мегаполисы, они дают широкий круг встреч с людьми, которые становятся твоими учителями.

— Правда ли, что в Даугавпилсе есть тусовка бывших рижан? Вы, актер Даугавпилсского театра Михаил Абрамов, хореограф Елена Фатичева…

— Как таковой тусовки нет, но я хорошо знаю и Мишу, и Лену. Они у меня занимались, нам не надо друг к другу притираться, присматриваться. Я вообще не тусовщик, в этом мой, наверное, социальный минус. Будучи интровертом, я выхожу в мир только ради работы. Как педагог, я иду к группе с определенной целью, и на момент проведения занятий те, с кем я работаю, — мои лучшие друзья и самые близкие люди. Это и есть моя тусовка. Вне этого я абсолютно интровертен.

— В 2011 году вы поставили в Даугавпилсском театре «Тартюфа». И с тех пор — всё. Роман с Даугавпилсским театром, успешно развивающимся, не сложился?

— Я не завидую, я радуюсь тому, что происходит в театре. Мне кажется, Олег (художественный руководитель и глава правления Даугавпилсского театра Олег Шапошников — Л. В.) абсолютно на своем месте. Был момент притирки Олега и с театром, и с городом, и страна нашла своего героя. У меня о театре только положительные слова: программа выверена, городу предлагаются серьезные эксперименты.

Что касается сложилось-не сложилось… Любой творческий контакт — это как контакт между мужчиной и женщиной. Иногда всё происходит, иногда — нет. Олег такой, какой он есть, я — такой, какой я есть. В первые годы после «Тартюфа» были предложения от театра, на тот момент они меня не устраивали, мне не хватало творческой мотивации. Если я сейчас могу чем-то пригодиться Даугавпилсскому театру, то я готов, но я понимаю, что уже вокруг театра собралась определенная команда, молодая. Тут и Сурков, и   Люцина Сосновская из Польши. Это ребята другого поколения, они лучше меня понимают нынешнее культурное и социальное пространство. У меня нет ностальгии по Даугавпилсскому театру, я очень люблю и уважаю тех людей, с которыми работал, вижу, как они растут и развиваются.

— Скажите пару слов о будущем спектакле, посвященном Михоэлсу.

— Он будет очень музыкальным, с живой музыкой. Мы сыграем его 16 марта в Доме Единства. Камерный спектакль с атмосферой кабаре, пригласили очень хороших музыкантов из Риги, они уже выступали в Даугавпилсе на фестивале клоунады и уличных театров в прошлом году, очень профессиональные люди. А так — спектакль еще в процессе, концепция меняется постоянно, там есть рассуждения не только и Михоэлсе, мы стремимся к неким обобщениям. В главной роли — Михаил Абрамов.

— К каким фестивалям и праздникам в этом году вы приложите руку?

— В августе произойдет Бал Марты (посвящается Марте Скавронской (Екатерине I), которая, по одной из версий, родилась в Латгалии. В 2017 и 2018 годах проходил в Даугавпилсе, в 2019-м — в Резекне — Л. В.). Он не будет растянут на целый день, как раньше, это будет вечернее мероприятие. Крепость пропитается бальной атмосферой петровской эпохи, постараемся сделать красиво и зрелищно.

Еще в сентябре город поддержал некий эксперимент, это возвращение к Михоэлсу и еврейской культуре. В сентябре много лет назад в Даугавпилсе начал работу еврейский театр (в 1949 году был создан еврейский драматический кружок, но евреи называли его театром. Спектакли шли преимущественно на идише и собирали полные залы. Театр канул в Лету после шестидневной войны 1967 года между Израилем и арабскими государствами, которая привела к очередному всплеску антисемитизма в СССР — Л. В.), и мы хотим просто напомнить горожанам о том, что еврейская культура была очень мощной составляющей жизни города.

— Это полностью утрачено…

— Да, к сожалению. Мы хотим вспомнить историю. Я бы хотел провести клезмерский фестиваль, не знаю, поддержат ли мою идею другие. Надо пригласить определенное число групп, сделать упор на музыку и танец. Я подумал, что

если мы сделаем упор на театр, то город может фестиваля и не заметить. Ну, приедет какой-нибудь коллектив, я сомневаюсь, что валом народ пойдет.

Тут надо нарабатывать своего зрителя, как это делает Даугавпилсский театр, а просто привезти еврейский театр нет смысла. Это заметят несколько человек, интересующихся либо еврейской культурой, либо театром как таковым. Есть сильные еврейские театры и в Европе, и в Израиле, и в Москве, их можно привезти, но стоит ли делать на это упор? Фестиваль должен быть принят людьми. На мой взгляд, музыка клезмеров очень яркая, заводная, думаю, народу понравится.

Да, и будет праздник улицы Ригас, он уже стал одной из визитных карточек нашего города. Пока тут еще никаких задумок нет, будем решать проблемы по мере поступления.

— Фестиваль уличных театров и клоунады, запланированный на 2021 год, пройдет в прежнем формате?

— Я бы хотел четко разделить фестиваль на две части. Одна — детско-семейная, с аттракционами для детей. Другая — совсем недетская, чтобы город понял: и клоунада, и уличные театры — это не только развлечение для детей. Не знаю пока, как это сделать: разделить на два блока в один день или развести на два дня.

— А реально пригласить Полунина?

— Всё реально, всё зависит от бюджета.

Но у меня вот есть вопрос — сколько людей знают, кто такой Полунин…

— Что с идеей создания в Даугавпилсе детского театра? Она у вас была. Вы от нее отказались или пока отложили?

— Она отложена и, может быть, слава Богу. Я составил финансовый план, рассчитывая, что будет небольшая труппа — порядка восьми человек. Камерный такой театр. И я стал искать этих людей, и я их не нашел. Люди не хотят отдавать свою жизнь на длительный период. Те, с кем я разговаривал, знают, насколько я могу быть одержим и сосредоточен на одной идее, и они честно говорят: «Мы согласны на разовый проект, не более». А там

нужна одержимая банда, готовая днями и ночами рожать этого ребенка.

Бюджет такого театра невелик: два городских фестиваля. Но пока что ничего не будет. Хотя вопрос, конечно, решаем: надо ехать в Ригу, охотиться за выпускниками академий.

— Ну, им надо достойные условия в Даугавпилсе предложить…

— В России люди до сих пор готовы жить в подвале и работать ради идеи. Но это уже, скорее, вопрос русской ментальности, когда идея важнее всего остального.

В Петербурге на основе идей возникло не меньше десятка новых театров, и они начинают оттягивать публику у БДТ, Александринки и т. д., потому что они честнее и построены на любви.

У нас тут большая русская диаспора, но ничего подобного не происходит.

— Вы бы хотели что-то изменить в культурной жизни Даугавпилса?

— Где-то года три назад, может, чуть раньше четко обозначилась линия проводить мероприятия, притягивающие людей извне, не закрытые, не только для своих. И это направление, мне кажется, немножко оживило город. Тот же фестиваль уличных театров и клоунады. Приход в пространство новых людей, я имею в виду не исполнителей, а просто приезжающих к нам из Литвы, Белоруссии, Риги дает ощущение свежего воздуха. Такой вдох. Если нет такого притока людей, то возникает ощущение затхлости, все в одной банке. Вот это направление и надо максимально поддерживать, оно должно обрасти командой людей, привлекающих в Даугавпилс потенциальных зрителей и участников.

— Каким вы видите город через 20 лет?

— Провинция в любой стране максимально инертна. Город будет таким же, может, еще чище. Не думаю, что что-то сильно изменится.

— А через 50 лет?

— У меня довольно пессимистическое ощущение. Вымирание происходит по всей стране. Есть в Европе города, живущие по сути вокруг университетов, но это старые университеты, существующие еще со средних веков. Может быть, Даугавпилсский университет выскочит на тот уровень значимости образовательной стороны, что вокруг него сможет строиться город. Другого варианта я не вижу, никаких производств, дающих смысл компактному проживанию, не появится, и реально в городе будет около 40 тысяч человек, но они не будут нуждаться.

— Ну, я в этом смысле в Даугавпилсский университет не верю, да ладно... И чуть не забыла — вы же театральную лабораторию ведете. Чего ждать в ближайшее время?

— В конце весны или уже осенью — на Днях поэзии — будут такие джазовые чтения «Крысолова» Цветаевой. Синтез музыки и стихов.

— И это здорово. Спасибо за разговор и успехов вам во всём!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить