Усилия по борьбе с «прачками» спасут не все латвийские банки — инвестбанкир

В Париже 21 февраля завершается пленарное заседание рабочей группы по финансовым сделкам (FATF). Именно там станет известно, как эксперты оценили усилия Латвии в сфере упорядочения финансовой отрасли и сохраняется ли для государства угроза оказаться в «сером списке» Moneyval. Успех Латвии на этом поле относительный, заявил в передаче Латвийского радио 4 «Домская площадь» инвестиционный банкир Гирт Рунгайнис.  

Усилия по борьбе с отмыванием спасут не все латвийские банки — инвестбанкирАндрей Хуторов

    «Государство сделало всё возможное, и у нас есть повод для определенного оптимизма, что мы не окажемся в сером списке», — сказал накануне глава МИД Эдгар Ринкевич. Но, по оценке Рунгайниса, риск сохраняется.

    «Нельзя исключать такого варианта развития событий, что эта пятница завершился для Латвии весьма прискорбно, и надо будет думать о том, как жить в состоянии серого списка. Которое повлечет-таки очень много неприятных явлений для нашей экономики и населения», — считает он.

    Латвия действительно полностью или частично выполнила практически все рекомендации Moneyval по усилению борьбы с отмывкой теневых капиталов. Прогресс, конечно, за последние год-полтора был очень заметным, говорит Рунгайнис.   

    «И те формальные, визуальные изменения — то, что сменилось руководство банковского надзора, надзора за финансовыми рынками, изменился менеджмент, руководство Банка Латвии. Сейчас все главные финансовые институции и институции по борьбе с отмывкой нелегальных денег, имеют относительно новое руководство — решительное. Так что можно сказать, что предыдущий период мы твердо оставили позади, и «новая метла чисто метет» в этой ситуации. Это был один из важнейших шагов».

    Сейчас в «сером списке» фигурирует 12 стран мира, включая Исландию. Опыт это страны показывает, что финансовой катастрофы там не произошло, прозвучало в передаче. Сами исландцы расценивают свое включение в список как определенный вызов, с которым они справились. На вопрос ЛР4, н является ли это просто самоуспокоением с их стороны, Рунгайнис ответил, что там ситуация иная, чем в Латвии:

    «Исландия все-таки стоит самостоятельно со своей отдельной финансовой системой и своими деньгами. Она относительно более независима. Она свой независимый подход показала еще во время финансового кризиса, когда она практически решила не выплачивать деньги иностранным инвесторам, которые заходили в их финансовую систему.

    Соответственно, там ситуация во многом отличается от Латвии, которая находится в Евросоюзе и сильно зависит от отношений, расчетов и всего остального, очень сильно связана с остальной Европой. Исландия может вести более независимую политику».

    Некоторые латвийские эксперты и представители надзорных структур в публичном пространстве высказывали прогнозы о том, что число банков в стране продолжит сокращаться. По признанию инвестиционного банкира, пока не видно причин, которые этому процессу воспрепятствовали бы.    

    «Объем бизнеса существенно сократился, на местном, прибалтийском рынке банковских услуг пространство ограничено, банки могут пытаться что-то сделать, конкурировать со скандинавскими банками, но наличие денег для кредитования и стоимость этих денег, возможности предоставления банковских услуг все-таки у них отграничены. Поэтому трудно представить себе, что все они смогут продолжать существовать и зарабатывать деньги».

    Как сообщал Rus.lsm.lv, в январе с.г. Moneyval улучшил оценку выполнения Латвией 11 полученных ею рекомендаций.

    Латвия повела активную борьбу с «прачками» после того как получила ряд замечаний от международных учреждений — упреки в легализации теневых капиталов в ABLV были высказаны США в 2018 году. Позднее латвийские надзорные органы были подвергнуты критике со стороны экспертов Moneyval.

    В латвийской банковской сфере было выявлено много проблем, связанных с легализацией незаконно приобретенных средств. Латвии, чтобы не подвергнуться санкциям ЕС, следует вовремя выполнить ряд рекомендаций по улучшению контроля над кредитными учреждениями.

    За непродолжительное время в Латвии закрылся уже ряд банков, в числе последних — ABLV и PNB. И прогнозируется, что такая же судьба угрожает еще нескольким. Глава Комиссии по рынку финансов и капитала Санта Пургайле 14 января пояснила, что прекратить свое существование могут те банки из числа ориентированных на иностранных клиентов, которым не удастся успешно трансформировать свою бизнес-модель.

    В сентябре на заседании подкомиссии Сейма по вопросам надзора за финансовым сектором прозвучало признание, что банки со скрипом меняют прежние стратегии, отказываясь от обслуживания большого числа нерезидентов и подыскивая новые ниши для бизнеса.

    Некоторое время назад Пургайле заявляла, что, по предварительной оценке, около трети коммерческих банков Латвии находятся в зоне риска.

    В последние годы объем вкладов нерезидентов в латвийских банках сократился: если в 2015 году их доля составляла 35% всех вкладов, то в сентябре 2019-го уже лишь 7%.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Аналитика
    Аналитика
    Новейшее
    Интересно