Nedzirdīgajiem

Pasaules panorāma. Raidījums par ārpolitiku

Nedzirdīgajiem

Dienas ziņas

Punkti uz i

На русских школах люди строят предвыборные кампании – политологи

Затеянная Министерством образования и науки реформа средней школы - постепенный перевод преподавания всех общеобразовательных предметов на латышский язык - станет предвыборным коньком, на которого радостно усядутся многие политики, прогнозируют участники дискуссии Русского вещания LTV7 «Точки над i. Итоги года». В уходящем году заявление главы МОН Карлиса Шадурскса стало одной из самых резонансных и чреватых самыми масштабными последствиями новостей.

«Предлагаемая Карлисом Шадурскисом реформа опять делает русскоязычную общину Латвии, русскоязычных детей объектом. А хочется участвовать! Мне трудно себе представить, на самом деле, чтобы хоть один здравомыслящий родитель не хотел бы, чтобы его ребенок знал латышский язык. - заявила политобозреватель портала Delfi.lv  Александра Глухих. - Если семья связывает свое будущее с Латвией, хочет конкурентоспособного будущего своему ребенку – безусловно, все будут (я уверена) хотеть, чтобы ребенок владел языком, мог на нем учиться, делать карьеру.

Опять же, видно, что есть пробелы, нам есть что улучшать и к чему стремиться! Но всё это делается не как предложение помощи – выучить язык.

Помочь ученикам, учителям, родителям. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что многим родителям трудно помочь своим детям делать уроки. Физику, природоведение на латышском. Это должен был бы быть очень комплексный подход.

...Мы видим, скажем так, какие-то приказы сверху, без переговоров. То же самое, что происходило на Консультативном совете по делам нацменьшинств. Здесь мне кажется стоящим обратить внимание на эстонский опыт. Буквально пару месяцев назад была новость, что эстонское правительство (и мэрия Таллина) выделяют дополнительно 1,3 млн евро на повышение качества обучения эстонскому языку в эстонских гимназиях. И как раз туда входит всё то, чего нам так не хватало. Это дополнительные курсы для учителей, какие-то методические материалы. Вопрос, как это делается – он очень важен! К сожалению, создается впечатление, что в Латвии и сейчас всё  идет насильственно, с надрывом, поэтому в ответ – такая нервная реакция».     

Бывший спикер Сейма, политолог, профессор Рижского университета им. П. Страдиня Илга Крейтусе, которая преподавала также и в школе, скептически смотрит на теперешнюю затею Минобразования (и не только в плане языка обучения). По ее мнению, во всей суматохе, поднятой вокруг школ – школ нацменьшинств, сети школ – забыто главное: ребенок. На вопрос Русского вещания LTV7, ведется ли хоть какая-то профессиональная дискуссия об этом, Крейтусе заявила:

«Мне хотелось бы для начала спросить: где вы видите дискуссию? Я до момента, когда прозвучала фраза министра, что «вот теперь будем переходить», никакой дискуссии не заметила. И

сейчас, когда мы обсуждаем реформу образования, у меня чувство, что мы потеряли основное – потеряли ученика. О чем мы говорим? Об оптимизации школ, о каких-то предметах, о компетентностном подходе (как бы каждый его ни понимал!), но мы потеряли ребенка. Мы не говорим, что будет с ним, как это все произойдет.

Есть маленький нюанс: выборы приближаются. И опять партиям нужно найти, на чем, на каких санях проехать, или политикам – к какому локомотиву (партии) прицепиться, чтобы попасть в парламент. А как мы знаем, самое простое, примитивное даже, что в Латвии существует больше 25 лет – это национальный вопрос. Вопрос языка (латышского), вопрос нацменьшинств, и на этом, даже не задумываясь, что на самом деле происходит, провозглашаются лозунги и программы».

По словам профессора, если уж начинать реформу, первое, с чего следовало начать – это выяснить, насколько школа вообще готова перейти к обучению на латышском языке, насколько готовы педагоги – те, кто будет учить детей, а не насколько готовы дети.   

«Я сталкивалась с  тем, что многие педагоги не могут преподавать на латышском, потому что для этого ты должен не просто свободно и правильно говорить, но свободно владеть языком как орудием, инструментом работы.

В данной ситуации я больше вижу опять возможность радикалам с обеих сторон выступить, опять объявить о себе, выйти на улицы. Слава богу, пока никто школы не выводит на улицы! Не хватало еще, чтобы какая-то школа с русским языком обучения встала в пикет у парламента – это означало бы, что у нас полный крах и непонимание, что делать с образованием».

Политолог, руководитель отделения политологии факультета социальных наук ЛУ  Юрис Розенвальд отметил, что ситуация хоть и похожа на ту, что была в 2004-м, при переходе к пропорции 60:40, но она все же сильно отличается.

«Явно таких протестов не предвидится. Профессиональные борцы против реформ выйдут, да. Но

очевидно также, что мы должны смотреть на эту реформу в целом. А реформа-то подразумевает еще и упорядочение сети школ. Вот оно, решение, с точки зрения г-на Шадурскиса: ну, не нужно будет этих учителей – мы как-то сконцентрируем, и всё!

И вы знаете, я согласен с тем, что с приближением выборов появляется возможность немножко свой мундир привести в порядок, да и «Согласию» напакостить, потому что в таком случае сразу появляются более радикальные силы, заявляющие, что они-то будут бороться.

Но, вспоминая о недавней дискуссии на эту же тему с участием школьников, скажу: мне кажется, что вот эти ребята, они сказали тогда очень важную вещь. И если уж искать крохи здравого смысла в основе этой идеи (Шадурскиса ли это идея – не знаю), то ведь

главный-то вопрос, в  общем-то – не вопрос знания языка!

Потому что, нужно сказать, при всем том характере реформы 2004 года, которую многие критиковали, и я в том числе, там был хотя бы один результат: ну, заставили или нет, но эти ребята стали гораздо лучше знать латышский язык. Это несомненно. Но

хотят ли они его использовать? Вот это другой вопрос!

И вот тут, мне кажется, заложена здравая мысль. Вопрос не в том, чтобы они его знали, а в том, чтобы они были вместе как-то [с латышскими сверстниками].

Но вот как это делается – тут я совершенно согласен: без какой-либо дискуссии, без какой-либо подготовки, без хоть какого-то упора на то (что было бы для многих русских родителей стало бы достаточно веским аргументом), что это не просто чей-то административный кураж в духе « я хочу я сказал, и так и будет», а нормализует отношения среди детей».

Планы правящей коалиции по переводу всех средних школ в стране полностью на латышский язык обучения поставили в трудное положение партию «Согласие»: все ожидали, что она обозначит свою позицию и выдвинет возражения – но вместо этого ее лидер, мэр Риги Нил Ушаков объявил о выделении средств на дополнительные уроки на родном языке в школах нацменьшинств (на случай, если ученики не поняли объяснений учителя на латышском). Для части избирателей и некоторых политических сил такое поведение определенно станет сигналом, говорит Александра Глухих:

«Есть тот самый радикальный край – они не готовы ни к переговорам ни к компромиссам,

их задача – выводить людей на улицы, возмущаться, писать письма в Москву и созывать какие-то дебаты в Брюсселе. Для них это просто шансик. Для партии Татьяны Аркадьевны [Жданок] это просто шанс воспрять. Каким-то образом дать своей партии попасть в новый Сейм и получить госфинансирование и продлить свое политическое существование.

Есть большая средняя группа. Для которой вопрос школ важен, потому что у них есть дети, и они хотели бы, чтобы их дети сохранили русскую культуру и, например, могли нормально учиться, осваивать технические предметы – им будет сложно делать это сразу на госязыке. Но с другой стороны – они более умеренны, наверняка эта группа часто голосовала за «Согласие» и Ушакова, и они сейчас наблюдают. Кто-то может считать, что предложение Ушакова хоть как-то компенсирует этот удар, сделает его менее болезненным.

Есть и небольшая группа русскоязычных, которые не считают эту реформу проблемой. Многие из них уже отдали своих детей в латышские детсады и школы и считают, что это единственный правильный путь.

Общество русскоязычное очень неоднородно сейчас! Но что однозначно будет происходить – это радикализация. «Согласие» будет терять электорат, это безусловно да.

И еще один момент. Именно потому, что языковая реформа идет в русле реформы по оптимизации сети школ, я вполне допускаю, что в какой-то момент всю эту машину притормозят (по крайней мере в следующем году), потому что та же оптимизация сельских школ абсолютно невыгодна Союзу «зеленых» и крестьян. Уже были и заявления разных маленьких городов, что оттуда вся интеллигенция уедет, и самоуправление погибнет.

Думаю, что, хотя националисты, Шадурскис и другие герои из «Единства» будут стараться продвигать это вперед, в то же время будут некоторые правящие политические силы, которые будут реформу притормаживать, поэтому, возможно, «повезет» и русским школам – затормозятся оба процесса, они взаимосвязаны».

По оценке Глухих, то, что тема будет использоваться в предвыборной риторике и уже «невероятно политизирована» - состоявшийся факт.

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, Министерство образования представило в правительстве доклад о переводе обучения в школах нацменьшинств на латышский язык обучения. Вносятся поправки к ряду законов. А до первого февраля следующего года и сами правила перевода школ на латышский должны быть доступны для общественного обсуждения. Кроме того, министерство разработает и предложения о повышении уровня знания госязыка для педагогов.

Во вторник 5 декабря Кабинет министров заслушал доклад Министерства образования и науки о грядущем переводе всех средних школ в стране на латышский язык и поддержал предложение министерства.

Планы Минобразования вызвали протесты части общества и тревогу у специалистов, которые указывают на целый ряд связанных с этой реформой проблем. В частности, имеются опасения, что не хватит преподавателей, готовых работать по новой модели. А на портале народных общественных инициатив Manabalss.lv собирают подписи под петицией о сохранении билингвальной модели. Когда число подписей превысило положенные 10 тысяч, инициатива была передана в Сейм, однако в УГДМ было отбраковано около двух тысяч подписей. Петиция возвращена на портал, сбор подписей продолжается.

Планируется, что через три года общеобразовательные предметы в средней школе должны преподаваться только на латышском.

  • Со следующего учебного года будет введена новая программа в детских садах, где детей пятилетнего возраста будут учить латышскому языку, чтобы после садика он мог начать учебу в латышской школе.
  • Уже в этом учебном году централизованные экзамены для 12-х классов будут только на латышском языке.
  • Централизованные государственные проверки для девятиклассников будут только на латышском с 2019/2020 учебного года.
  • С седьмого класса в 2019/2020 учебном году будет произведен переход на модель компетентностного подхода, который обеспечит, что к концу основной школы 80% предметов будут преподаваться на латышском языке.
  • С 2020/2021 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах будут преподаваться только на латышском языке. Нацменьшинства смогут изучать на родном языке только родной язык, литературу, а также предметы, связанные с культурой и историей.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно