Молодой врач-рижанин в Даугавпилсе: «Глаза на лоб лезут, но справляюсь»

Даугавпилс несколько лет привлекает молодых врачей, предлагая стипендии и квартиры, но это не спасло местную больницу от кадрового кризиса в августе этого года. Нехватка анестезиологов-реаниматологов — вот причина, по которой руководство региональной больницы прекратило плановые операции. Проблему временно решили, привлекая специалистов из других самоуправлений, но как выглядит ближайший кадровый резерв и как долго его ждать, можно судить на примере рассказа одного из резидентов Даугавпилсской региональной больницы, который записал корреспондент Латгальской студии Латвийского радио.

Антон Закалкин

27 лет, рижанин, после шести лет учёбы на медицинском факультете поступил в резидентуру на специальность анестезиолог-реаниматолог. Для получения сертификата специалиста нужно отучиться пять лет. Сейчас Антон заканчивает первый год резидентуры, которую он проходит в Даугавпилсской региональной больнице. Договор о резидентуре у Антона Закалкина подписан с Даугавпилсом, но практику он проходит в Риге, рассказал молодой человек корреспонденту Латгальской студии Latvijas Radio Сергею Кузнецову.

О тонкостях резидентуры

Моя клиническая база находится в Даугавпилсской региональной больнице (ДРБ), но резидентуру я прохожу в больнице им. П. Страдиня. Направление на один год мне подписали в Даугавпилсе, на второй год резидентуры попрошу направление в «Гайльэзерс».

Всё происходит в следующем порядке. Подписываю с ДРБ договор о резидентуре, затем резидент просит направление в конкретную больницу. Я начал свою резидентуру с больницы Страдиня, но я резидент ДРБ.  Мой координатор в Даугавпилсе говорил, что это нормально, когда их резиденты работают в рижских больницах. Даже поддерживают.

Вопрос в другом. В Риге находится две крупные клинические университетские больницы. Рижская Восточная и больница Страдиня. Именно в них привозят пациентов с самыми интересными клиническими случаями. Здесь самая большая «популяция» больных, разнообразие больных. Исходя из этого, резидентуру прохожу в Риге. Это возможность получить больше опыта.

Когда закончу резидентуру и получу сертификат анестезиолога, то буду работать уже постоянно в Даугавпилсе.  

Почему Даугавпилс?

На шестом курсе возникла идея куда-то переехать, но не в другую страну, а хотя бы в другой город. Этой мыслью я поделился с научным руководителем, у которой писал диплом. Она поддержала, сказав, что региональная резидентура — это неплохой вариант. У неё в ДРБ есть знакомый доктор, навела справки. Оказалось анестезиолог им нужен, и, если я согласен, то ждут меня на переговоры.

Созвонился, приехал, поговорили, познакомили с больницей — оперблок, отдел реанимации, озвучили план развития.

В итоге подписали договор о намерениях: о том, что я, студент 6-го курса, собираюсь претендовать на место анестезиолога-реаниматолога. После того, как окончил учёбу, поступил на бюджет в резидентуру, ещё раз приехал в Даугавпилс подписывать договор о резидентуре.

Мнения знакомых о моём решении проходить резидентуру, а затем работать в Даугавпилсе — очень разные. Есть закономерность, что резиденты из регионов, как правило, узнав, что я рижанин, удивляются, почему я выбрал Даугавпилс. Резиденты-рижане, наоборот, спокойно относятся, даже одобряют.

Гарантируют работу на пять лет

ДРБ гарантирует мне работу на пять лет, также предлагают служебную квартиру. Как резидент я получаю стипендию от городской думы Даугавпилса — 220 евро в месяц. Она выплачивается круглый год, потому что резидентура — это что-то среднее между работой и учёбой. Я считаюсь полноценным работником ДРБ, получаю зарплату, один месяц — отпуск. Зарплату я получаю от ДРБ как резидент, но я сам, если честно, не совсем в курсе, как эта система работает. Я не один такой. Знаю ещё как минимум двоих резидентов из Даугавпилса, которые на данный момент свои учебные циклы проходят в рижских больницах.

Зарплата моя 900-1000 евро. Для жизни в Риге это нормально, а если сравнивать с остальными резидентами, я считаюсь богатым, зажиточным резидентом.

Естественный отбор

Когда начинал учёбу на медицинском факультете — это около 120 человек на весь курс. Нас разделили на группы  по 10 человек на первом курсе. Сложно сказать, сколько в итоге закончило, потому что те, с кем я начинал учиться, и те, кто дожил до 6-го курса — это разные люди. Навскидку получило диплом чуть больше половины.

Самый большой отсев — 1-2-й курсы. Первый курс я начинал в одной группе, и после первого курса почти половина людей сразу отсеялась. Сформировали другую группу, а потом из неё снова половина ушла, и уже после второго курса мы в принципе практически в неизменном составе проучились до 6-го курса. В последний год присоединилось ещё пару человек из академа.

О ситуации в ДРБ

О проблемах со специалистами в ДРБ слышал. Руководитель больницы мне звонил, спрашивал насчёт моих рабочих планов. Но я ничем помочь не мог, потому что мало кто только в резидентуре работает— как правило, почти все ещё дополнительно где-то работают, берут дежурства по специальности, если предлагают.

Я ещё работаю в Службе неотложной медицинской помощи. Совмещать получается, но иногда глаза на лоб лезут, устаёшь сильно, но это отличный опыт. Работая в бригаде, учишься принимать решения, нести ответственность. Это не вопрос денег — мне это нужно для опыта и профессионального развития в первую очередь.

В октябре у меня начнётся второй год резидентуры. Через 4 года получу  сертификат как анестезиолог-реаниматолог и уже как специалист приеду работать. Это время пока думаю провести в Риге, но далеко я не планировал. Допускаю, что какие-то циклы проведу в Даугавпилсе.

Как уже писал Rus.lsm.lv, Даугавпилсская больница в начале августа вынуждена была объявить о прекращении плановых операций в связи с острым дефицитом анестезиологов. В больнице было всего два таких врача, и оба одновременно оказались недоступны. Возобновить плановые операции администрации удалось с 20 августа.

Инцидент в Даугавпилсской больнице вызвал большой резонанс — выяснилось, что в других стационарах Латвии ситуация практически ничем не лучше. Это снова актуализировало проблему низких зарплат в здравоохранении и серьезной нехватки и выгорания медперсонала, решить которую можно лишь путем увеличения финансирования отрасли. 

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно