Андрей Шаврей: «Ближний город» Серебренникова и «ужасное прекрасное»

В Латвийском Национальном театре вовсю идут премьерные показы «Ближнего города» в постановке модного режиссера, руководителя московского «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова. Есть несколько мыслей по поводу увиденного, что уже хорошо. Впрочем, мыслей всего две, и они не мои.

После просмотра мне почему-то вспомнилась фраза из фильма Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих». Там мощная тетка, пришедшая на рынок покупать дыни, от души восклицает: «Придешь на рынок отдохнуть душой, а тут то же самое!»

И для диссонанса - еще вспомнился, уж извините за банальность, Оскар Уайльд (впрочем, чего уж тут извиняться - Уайльд в театре был дока, а тут как раз речь о театре). Итак: «Художник - человек, создающий прекрасное». Ну, и далее там про то, что есть такое задача искусства. И про то, человек, видящий в прекрасном ужасное - испорчен.

В общем, те, кто пойдут на этот спектакль, пусть знают, что фраза Уайльда в данном случае не действует. Мир действительно перевернулся, раз ты приходишь в театр, а тебе вместо прекрасного показывают две жутковатые, в общем-то, истории.

Одна про то, как благополучная вроде женщина Аник едет из одного города в другой, идет к проституту Ларсу, заказывает «полный букет» за 500 евро, все закончилось, конечно же, плохо. Вторая история - про то, как маньяк Билл (Каспар Звигулис) мучает бедную девушку Сиренету (Дита Луриня, любимица самого Раймонда Паулса!) делает из нее «русалку», то есть, связывает ноги, заклеивает рот). И я уж не знаю, кто там получает от чего удовольствие, но по сюжету Мариуса Ивашкявичюса (относительно молодой драматург из Литвы, ему 42) все заканчивается тоже не смехом, как обычно в комедиях Уайльда.

Из этого можно прийти к выводу: жизнь, причем ее самые темные стороны, нынче можно запросто увидеть на сцене, так что фраза огорченной дамочки из «Вокзала для двоих» тут в самый раз.

Впрочем, если что, здесь можно посмеяться - например, отлично играет Артур Крузкопс, он в роли того самого проститута, бегает четверть спектакля в стрингах, забавно, предлагает разные вида секса даме с того берега, у которой, в общем-то три ребенка, но вот надо же ей погрузиться ей в то манящее, доселе неведанное.

Ну что сказать еще хорошего? Интересны музыка Екаба Ниманиса, хореография Евгения Кулагина... Хорошо стекло, с разных сторон которых он и она, откровенное от скрытого действительно разделяет так мало... Хорош тоннель, который соединяет эти два города, эти светящиеся на сцене надписи «здесь» и «там», все время переставляемые местами - шумы, свет, минималисткая сценография (сценограф также Кирилл Серебренников). И эта постоянно подглядывающая за тобой видеокамера, выводящие все сцены на большой экран - Он видит все?

Кстати, хотя и назвал в начале этих строк режиссера модным, но господин Серебренников в этом смысле старомоден - он чистой воды символист, будто поэт серебряного века, только символы для него не возвышенные, а сами что ни на есть конкретные. Например, спутниковая антенна на сцене - там есть все, и цветик, и тычинка, в общем. как бы биология. Далее - тишина? Нет, дальше - стон, и еще ниже, ниже. ниже.

«Когда меня спрашивают, о чем спектакль, ну о чем, я отвечаю коротко и просто: о секс-туризме...», - чуть раздраженно говорил Кирилл Семенович перед премьерой. Конечно, и постановка, и пьеса не только об этом, и даже совсем не об этом (секс-туризм - только антураж, повод для темы). Это о жизни и смерти, например. О том, о чем нормальный человек думает не только в театре, но и вообще по жизни, а тут вот придешь в театр отдохнуть душой - и нате вам.

«У этой пьесы документальная основа, - говорит режиссер. - В Копенгагене жила дама, многодетная мать, домохозяйка... А на другом берегу залива - шведский Мальме, где она работала проституткой. Ее нашли там убитой. Спектакль о природе человека, о темных комнатах души...».

Кстати, раз уж тех самых комнатах... Под занавес мне вспомнилась, помимо «Вокзала для двоих» и Оскара Уайльда, еще одна история. Ну, это из фильма Петра Тодоровского «Анкор, еще анкор!». Там есть одновременно и грустная, и веселая, вполне водевильная сцена. Офицер в исполнении Сергея Никоненко приходит домой и, бедолага в ушанке, видит, как в комнатке его законную супругу имеет однополчанин. Последний вскакивает, на ходу застегивая штаны, а потом и говорит другу: «Ну, понимаешь, я только за спичками же зашел... А она вдруг как налетела, она сама! Я даже подумал - может, ей чего-то не хватает?».

Ну, если вам чего-то не хватает - вперед, в «Ближний город»!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить