Лудза и ее музей: сто лет назад и на сто лет вперед

Ровно сто лет назад, 5 августа 1920 года, глава Лудзенского уезда Иезуп Сойканс основал общество развития латгальской культуры, открыл читальный зал и музей исторического инвентаря. Эта круглая дата стала для Rus.Lsm.lv поводом отправиться в старейший город Латвии (первое упоминание Люцина (Лудзы) относится к 1177 году, хотя не все с этой версией согласны), в Лудзенский краеведческий музей, который и вырос благодаря давней затее Сойканса.

Встречавшие автора и фотографа Rus.Lsm.lv директор музея Милана Буле и куратор выставок и экспозиций Валерий Дзевалтовский сразу уточнили: говорить о столетии именно музея нельзя, точнее, уже поздновато: он ведет свой отсчет с 1918 года. Тогда ученики Люцинской русской гимназии под предводительством директора Сергея Сахарова (впоследствии — видного общественно-политического деятеля Первой республики) и местного историка Людвига Фохта побывали в экскурсиях у руин Лудзенского замка, узнали о раскопках конца XIX века и познакомились с экспонатами из коллекции Фохта. Тогда же возникла идея музея. Позже гимназисты сами участвовали в раскопках могильника Одукалнс, призывали в своем журнале сдавать старые предметы, книги, монеты, имеющиеся у местных жителей.

«Конечно, вначале образовался небольшой музей, но Сойканс был очень заинтересован в его развитии. Он был истинным патриотом своего края, и 5 августа 1920 года — значимая дата для развития культуры Лудзы, для всей интеллигенции», — говорит В. Дзевалтовский. И продолжает: «Этнографический и исторический музей в Лудзе существовал до Второй мировой войны, менял адреса. Во время войны все коллекции пропали. Мы, к сожалению, очень мало знаем о довоенном периоде музейной жизни, сейчас создаем базу данных, пытаемся заполнить многочисленные пробелы. С конца 40-х годов сохранилось значительно больше информации».

«После войны музей стали активно восстанавливать. В 1947 году он начал работу в лютеранской кирхе, а в 1956-м музею передали здание, в котором он находится и ныне. На этом месте стоял дом родителей легендарного героя Отечественной войны 1812 года Якова Кульнева. О Кульневе у нас есть отдельная небольшая экспозиция, но прежде, чем мы отправимся всё осматривать, я хочу подчеркнуть — у нас очень дружная и сплоченная команда, нас 14 человек, все большие энтузиасты, все погружены в культуру и, если надо, то работают без выходных», — добавляет М.Буле.

На этой светлой ноте мы и начали осмотр музея. Как и в любом классическом краеведческом музее, здесь есть природная и историческая экспозиции. В планах — их обновление. Например, по мнению директора, надо сделать более выразительной ту часть, которая посвящена древним латгалам. Да и период с 1918 по 1945 нуждается в дополнениях и изменениях, над которыми сейчас и идет работа.

В историческом блоке выделен уже упомянутый Яков Кульнев (1763 – 1812).  Он родился в Люцине, получил военное образование и за 27 лет службы прошел путь от поручика до гусарского генерал-майора. Кульнев участвовал в шести войнах и 55 сражениях, отличался не только воинским талантом, но и гуманностью, за что его любило население занятых территорий. В 1812 году Я. Кульнев погиб в Клястицком сражении в нескольких сотнях километров от родного Люцина, остановив продвижение французских войск к Риге и Санкт-Петербургу.

О Кульневе писали Жуковский, Пушкин, Денис Давыдов, Тынянов и Пикуль. Он стал народным героем еще при жизни, а после его гибели Наполеон написал: «Вчера погиб лучший генерал русской кавалерии».

«У нас есть две вещи, принадлежавшие Кульневу. Первая — это керосиновая лампа, которую Яков Петрович подарил своему конюху. Лампой мало пользовались. Дело в том, что она «съедала» много керосина, и небогатые люди экономили. Однако она передавалась как семейная реликвия из поколения в поколение и вот дошла до нас. Вторая вещь — ложка генерала, ее передали нашему музею в 2016 году родственники Кульнева со словами: «В Москве она будет валяться где-нибудь в запасниках, пусть лучше у вас хранится», — рассказал Валерий. В августе 2012 года на территории музея при финансовой поддержке посольства РФ в Латвии был открыт бюст Якову Кульневу.

Если, как уже было сказано, природная и историческая экспозиции есть в любом краеведческом музее, то этнографической экспозицией под открытым небом могут похвастаться немногие провинциальные музеи. В Лудзе находятся семь объектов деревянного зодчества восточной Латгалии, которые знакомят с сельским строительством с начала XIX до первой трети XX века. Они перенесены в музей в прошлом веке и постепенно дополнены внутренними экспозициями, отражающими быт и традиции местного крестьянства.

Курная изба первой четверти XIX века наводит современного человека на грустные мысли — уж слишком всё аскетично: маленькая жилая комната и неотапливаемые сени без потолка. Зато хуторской дом, построенный в годы Первой Республики, весьма привлекателен — две жилые половины разделены кухней, много всевозможной деревянной утвари, расшитых салфеточек-занавесочек, и пространство немаленькое. Так и хочется где-нибудь установить компьютер и пожить недельку-другую в такой лудзенской идиллической пасторали.

Деревянный мир этнографической экспозиции разбавляет железный «зверь» — нефтяной двигатель, произведенный в Германии в 20-х годах прошлого века. Стимпанковое чудо использовалось как мотор для молотилок и тягач для транспортировки грузов.

Этнографическая часть музея востребована в модных нынче свадебных программах, когда молодоженов осыпают зерном, чтобы жили долго и в достатке, а молодая жена бросает туфельку через крышу крестьянской избы, дабы будущие дети росли послушными и уважали родителей.

В парке есть маленький пруд, который автор Rus.Lsm.lv вначале приняла за этакую природную декорацию. Водоем, однако ж, оказался вполне функциональным и функционирующим: некий лудзенский отрок тягал оттуда увесистых карасей. «Штук пять поймает и домой понесет. Не первый раз», — заметил В. Дзевалтовский и повел нас к расположенной неподалеку Лудзенской большой синагоге. Она тоже находится под крылом краеведческого музея.  

Эта синагога — абсолютно уникальный объект не только для Латвии, но и для всей Балтии. Деревянное здание построено в 1800 году (по некоторым источникам — в 1801-м), и таких «старушек», по данным Государственной инспекции по охране памятников культуры, во Восточной Европе осталось не более четырех-пяти. Когда-то их были сотни.

В Лудзенской синагоге сохранились аутентичные планировка, элементы внутренней отделки, мебель и утварь. В конце XIX века здание было облицовано кирпичом, что способствовало долговечности. И, вероятно, и синагогу определенно хранил Б-г: она уцелела во время большого пожара в 1938 году, когда дотла выгорел практически весь центр города. До 80-х годов прошлого века в синагоге молились, а потом… постепенно стало некому.

В 1935-м в Лудзе проживали 1518 евреев (24 процента горожан). После войны — чуть более ста человек, сейчас, по словам Дзевалтовского, живет несколько человек. Вообще еврейская Лудза — отдельный пласт истории, большой и эмоционально трудный.

Так что пока вернемся к синагоге. Ей продолжало везти: в 2014 году самоуправление Лудзенского края начало реализацию большого реставрационного проекта. Привлекли партнеров из Норвегии. В августе 2016 года более 800 человек собрались на открытие обновленной Лудзенской большой синагоги.

В синагоге и сейчас можно совершать религиозные обряды, музеем «в чистом виде» она не стала, хотя в ней и находятся экспозиции, посвященные истории лудзенской еврейской общины. Отдельно выделены выдающийся латвийский и израильский кинодокументалист, уроженец Лудзы Герц Франк (1926-2013) и его отец, известный лудзенский фотограф, владелец фотоателье Вульф Франк.

«Герц Франк к нам приезжал, ходил по улицам своего детства, вспоминал конный рынок и другие, увы, исчезнувшие реалии. Он был очень живым и доступным человеком, без всякой звездности. Говорил, что у него два крыла, Латвия и Израиль, и что Лудза ему ближе Риги. Здесь он искал светлую атмосферу своего детства. Еще называл себя грустным счастливчиком: он уцелел, но потерял в Холокосте много родственников», — вспоминали Милана и Валерий.

В синагоге для туристов предусмотрены познавательные развлечения. К примеру, можно попробовать написать свое имя на иврите — есть подробная инструкция и печатные устройства с буквами алфавита. Есть компьютерная игра, посвященная культуре и традициям евреев. Предлагается правильно одеть человека на молитву, приготовить какое-нибудь еврейское блюдо и т. д. Rus.Lsm.lv выпекал халу — праздничный хлеб. На компьютере получилось (в успехе на настоящей кухне автор сомневается).

«Научный центр Сэфер в 2013-2014 годах организовал экспедиции в Лудзу, Карсаву, Зилупе. Брали интервью у евреев и людей других национальностей на еврейскую тему. В синагоге есть аудиозаписи. Что очень ценно — тут чистая правда, никакой цензуры. Отдельный раздел посвящен Холокосту. Для нас очень важно разбудить эмоции посетителей. Одно дело — цифровые экспозиции, совсем другое — платок, связанный бабушкой Сары Левиной, которую многие помнят, или карандаш последнего раввина из династии Дон-Ихье Бенциона, расстрелянного немцами в 1941 году», — рассказал Валерий.

Конечно, много осталось за пределами этой заметки. Лудзенский краеведческий музей полон сил и новых идей. «Хотим реставрировать керамическую мастерскую, это единственный неработающий объект в нашей этнографической экспозиции. Пока всё на стадии разработки документации, когда откроем — сказать не могу. Думаем о новой экспозиции, рассказывающей о лудзенских эстонцах (жили в городе и окрестностях с XVII века или даже раньше — Л. В.). Есть и совсем дерзкие мечты: например, провести кинофестиваль, посвященный Герцу Франку. Тут нужна очень большая поддержка самоуправления. В Лудзе родились многие известные люди: польский путешественник и литератор Фердинанд Оссендовский (мы дружим с музеем польской Дембицы), русский писатель Леонид Добычин, художник-авангардист Илья Чашник, ученик Малевича, латгальский поэт, художник и общественный деятель Антон Кукойс, тоже уроженец Лудзенского уезда. И много других имен. Нам есть, кого раскручивать», — поделилась на прощание директор музея.

Музей в Лудзе давно стал центром городской культурной жизни. Регулярные пленэры, творческие встречи, выставки… В данный момент работает выставка дипломных работ учеников Лудзенской художественной школы имени Юриса Сойканса, художника, литератора и теоретика искусства. И —сына того самого Сойканса, который ровно сто лет назад открыл музей исторического инвентаря. Круг замкнулся.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно