За работу с «мешками КГБ» должен отвечать Сейм — депутат

«Есть люди, которые не хотят публикации, потому что, наверное, у них есть основания этого не хотеть. Есть люди, которые не понимают процесс и предлагают «давайте сделаем вот так», хотя это может привести к другому результату. Но самая большая проблема, если мы говорим о парламенте, — есть депутаты, которые просто не хотят взять на себя ответственность», — прокомментировал ситуацию вокруг архивов КГБ депутат Андрей Юдин.

Он стал один из парламентариев, подписавших запрос, который предлагает передать Комиссии по делам гражданства, миграции и сплочения общества право контролировать исследователей, анализирующих вопрос об архивах.

Юдин пояснил историю проблемы. «В 2014 году мы рассматривали вопрос об этих «мешках КГБ», и было решено, что документы нужно опубликовать. Это наша история, тут нечего скрывать, и у общества есть интерес к тому, как это происходило в те годы. Но информация разноплановая, она касается как агентов КГБ, так и потерпевших. И просто опубликовать все документы, мол, ищите свои фамилии или, скажем, смотрите, вы потерпевший, а про вас такое было написано — это было бы неправильно. Поэтому в 2014 году мы решили, что появится комиссия, которая исследует документы и посмотрит с научной точки зрения, что можно публиковать, что нельзя публиковать, потому что, скажем, интересы потерпевших нужно соблюдать или данная информация несущественна. Объем данных очень большой.

Они [исследователи] должны были работать — и они работают. В следующем году до 31 мая они должны подготовить заключение, которое будет содержать какие-то рекомендации, какие-то выводы. И к концу года — до 31 октября — Кабинет министров должен разработать правила, которые устанавливают, каким образом можно будет знакомиться с документами, как они будут доступны — то есть практическая реализация», — указал Юдин.

Однако возникают опасения, уложится ли комиссия в установленный срок. «Мы видим, что Комиссия и Бюро по защите Сатверсме, в распоряжении которых находятся документы, к сожалению, работали не очень эффективно между собой — какие-то споры, какие-то разборки постоянные. И в 2014 году мы решили, как это должно быть, и только в 2017 году, буквально неделю назад, в конце концов члены комиссии подали необходимые документы, чтобы получить доступ к материалам... Суть в том, что документы находятся в здании Бюро по защите Сатверсме. И у него есть разные секреты — там нельзя просто ходить, это не публичная библиотека. Там особый доступ, нужно получить разрешение. Я не знаю, почему комиссии нужно было так должно ждать», — добавил Юдин.

Он при этом не считает, что исследователям кто-то мешает работать. «Я интересовался этим вопросом — я не вижу действий, которые бы затрудняли. Нужно заполнить анкету, подать ее и ждать допуска. Если анкета так долго не подается и указывается, что у нас нет помещения, где анкету заполнить... Можно так читать закон. Но нам нужен результат», — заявил Юдин.

Именно риск не уложиться с сроки и привел к появлению запроса: «[парламентская] комиссия должна обеспечить выполнение закона, который предполагает, что 31 мая у нас есть результат работы [исследовательской] комиссии, то есть они подготовили свое заключение. Мы не можем жить вечно с этим вопросом... Раз закон принимал парламент, было бы логично, чтобы парламент контролировал исполнение законов в случае, если есть сомнения. У меня сомнения есть, что 31 мая мы увидим документы. Если три года необходимо, чтобы заполнить запрос на получение доступа», — пояснил депутат.

«Мы разделили два блока вопросов. Есть политические и есть вопросы академические. По содержанию документов — что публиковать, на каком сайте публиковать — это не решает парламент. Здесь нужно решение экспертов, людей, которые понимают. Политически мы считаем, что необходимо документы публиковать. Последняя инициатива касается перемещения документов в Государственный архив — я ее поддерживаю. Действительно, логично, если документы будут находиться в Госархиве. Единственная проблема — … предлагают перемещать документы до 31 марта, когда нужно с ними работать... Вы понимаете — секретные документы, их объем большой. Получится, что у исследователей не будет доступа», — указал Юдин.

По его словам, объем «мешков КГБ» — 15 млн страниц, «все документы, которые касаются этого вопроса, это 152 тысячи дел».

Юдин подчеркнул, что стоит говорить об оцифровке или публикации отдельных материалов: важно защитить потерпевших и их личную информацию, кроме того, чтобы перевести в электронный вариант 15 млн страниц, может потребоваться очень много денег.

«В принципе, я за то, чтобы информация была доступна. Но вопрос, в какой срок оцифровать, как это финансировать — то есть технические вопросы»

Юдин, однако, сомневается, что запрос депутатов удовлетворят. «Я вижу, что происходит в парламенте. Когда мы предложили в комиссии взять на себя ответственность, я видел реакцию многих политиков, которые говорили “нет-нет-нет, нам это не нужно”. На уровне лозунгов — да, мы герои. А когда реально нужно взять на себя ответственность и сказать «Да, сейчас в конце года мы видим, что есть риск, и поэтому мы будем стоять рядом и делать все возможное, чтобы 31 мая заключение было подготовлено — здесь возникает сомнение “нет, нам не надо”».

За работу с «мешками КГБ» должен отвечать Сейм — депутатЛатвийское радио-4
    «Депутаты договорились между собой еще в 2014 году. Есть график, написано, что нужно делать. Но есть опасения, что могут не сделать в предусмотренное время, поэтому вопрос в том состоит: нужно ли парламенту дождаться 31 мая, а потом развести руками «ой, извините, не получилось» и искать виноватого, либо поработать немножко сейчас и не допустить такую ситуацию, то есть фактически обеспечить выполнение закона. Моя позиция — парламент не должен быть в стороне. Если коллеги считают, что им лучше подождать 31 мая — это другая точка зрения», — заявил Юдин.

    «Есть люди, которые не хотят публикации, потому что, наверное, у них есть основания этого не хотеть. Есть люди, которые не понимают процесс и предлагают «давайте сделаем вот так», хотя это может привести к другому результату. Но самая большая проблема, если мы говорим о парламенте, — есть депутаты, которые просто не хотят взять на себя ответственность, которые просто хотят быть в стороне от процесса, а потом сказать «мы хорошие, они плохие». И это очень плохо, конечно», — заключил парламентарий.

    Как уже писал Rus.lsm.lv, есть опасения, что комиссии по изучению наследия КГБ, работающей под эгидой премьер-министра, не удастся уложиться в отведенные сроки. Так, до сих пор комиссии ученых не удалось получить доступ к объему данных, хранящихся в Бюро по защите Сатверсме – часть архива КГБ в свое время была передана этой спецслужбе на хранение.

    Глава комиссии историков Карлис Кангерис ранее заявил, что ученым не дают возможности свободно ознакомиться со всеми имеющимися данными. Кроме того, как уже писал Rus.lsm.lv в публичном пространстве звучат призывы не разглашать имена тех, кто сотрудничал с советскими органами внутренней безопасности, и сомнения в том, что архивным данным можно доверять, потому что КГБ ими, возможно, манипулировал и подтасовывал сведения. 

    Но звучат также допущения, что к содержимому архивов приложили руку и спецслужбы независимой Латвии. В частности, в передаче LTV De facto 12 ноября сообщалось, что из базы данных КГБ «Дельта», содержащей сообщения агентов и учетные карточки, стирается важная информация. Комиссия историков, расследующая деятельность КГБ в Латвии, обратилась к президенту Раймонду Вейонису с просьбой отменить закон о КГБ и предать огласке содержимое архивов.

    Необходимость такой меры поддерживает и известный режиссер, автор фильма о судьбе латвийских ссыльных в Сибири «Хроника Мелании» Виестур Кайриш, лауреат национальной кинопремии «Большой Кристап». Его эмоциональное выступление на вручении наград вызвало в латвийском обществе новую волну дискуссии о «мешках ЧК». 

    «У меня такое ощущение, что не только Россия их использует, потому что у них есть эта информация – что там, в этих мешках, – но и латвийское государство информировано, что там. И все со всех сторон дергают этих бедных людей, и они вынуждены сотрудничать. Я хочу их освободить», — заявил во всеуслышание режиссер.

    Комментируя призывы открыть архивы КГБ, бывший президент Вайра Вике-Фрейберга заявила, что опубликовывать «голые списки» было бы безответственно. Она отметила, что КГБ редактировал эти документы и делал это явно не из благих намерений. Возражает против «бездумной» полной публикации содержимого архивов и советница президента по законодательным и юридическим вопросам Кристине Яунземе.  

    «Вы знаете, что с момента восстановления независимости остро стоит вопрос об опубликовании имен агентов, содержащихся в списках Комитета госбезопасности. Специальная комиссия была создана, чтобы исследовать деятельность КГБ с научной точки зрения, и очень важны для общества те результаты этого исследования и те рекомендации, которые комиссия предлагает Кабинету министров. Комиссия работала более двух лет. И мы в своем запросе потому и настаиваем, чтобы был дан список, отчет о том, какие получены результаты, какие даются предложения и как были использованы те средства, полмиллиона евро, какие мероприятия организованы, какие работы изданы, на какие издержки были потрачены эти деньги. Потому что согласно информации, которая была опубликована, до того, как был принят бюджет 2018 года, в его проекте не было предусмотрено средств на содержание комиссии в следующем году. Это значит, что комиссия уже заканчивает свою работу. Сама комиссия тоже выступила с инициативой для президента о том, что надо публиковать список агентов, для чего следует принять отдельный закон, отменив принятый ранее», — считает депутат Ингуна Судраба. 

    0 комментари
    Добавить комментарий
    Комментировать, используя профиль социальной сети
    Политика
    Новости
    Новейшее
    Популярное
    Интересно