Разделы Разделы

Nedzirdīgajiem

Dienas ziņas

Nedzirdīgajiem

Šodienas jautājums - vakcinācija pieejama ikvienam, kā motivēt vakcinēties?

Punkti uz i

Семена преступлений на почве ненависти сеют своими речами политики — профессор RSU

Гибель от ожогов молодого мужчины из Тукумса, который незадолго до трагедии подвергался преследованиям гомофобов, обращался в полицию, а она его преследователей к ответу не призвала, вызвала много вопросов — в том числе и о качестве работы полиции при расследовании преступлений на почве ненависти (по признаку расы, пола, сексуальной ориентации и т.д.). Профессор Рижского университета им. П. Страдиня (RSU) Денис Ханов в дискуссионной передаче Русского вещания LTV7 «Точки над i» выразил убеждение, что к таким преступлениям приводит враждебная риторика — а ответственность за нее он возлагает на латвийских парламентариев.

Погибший при не до конца выясненных обстоятельствах житель Тукумса Нормунд Киндзулис ранее неоднократно подвергался хулиганским нападениям, избиениям и угрозам неких людей. Как сообщал Rus.lsm.lv, на прошлых выходных Латвию потрясла новость, что в Тукумсе, возможно, совершено преступление на почве гомофобии, в результате которого пострадали двое молодых мужчин. Об угрозах жизни и здоровью они сообщали в полицию еще прошлой осенью, однако Госполиция уголовный процесс не начала, и дело было прекращено. 28 апреля Нормунд скончался. Чтобы обеспечить независимое расследование, уголовное дело передали из полиции Тукумса отделу по борьбе с особо тяжкими преступлениями бюро Уголовной полиции Земгальского региона.

Денис Ханов в 2020 году тоже стал жертвой нападения гомофобов и тоже обратился в полицию:

«Я написал заявление в полицию в тот же вечер. После этого я появился в участке спустя какое-то время — неделю или 10 дней. И тут начинается несколько комическая сторона этого печального инцидента. Меня пригласили прежде всего для того, чтобы помочь следователю расшифровать от руки записанные результаты моего опроса предыдущим сотрудником полиции. К тому же

потребовались мои художественные задатки: меня попросили нарисовать место нападения, и так как я не очень хорошо рисую, я не смог вместить туда трамвай, который проезжал мимо в это время. Поэтому пришлось рисовать заново. И меня долго расспрашивали о том, о чем уже спрашивали перед этим. И так мы вместе расшифровали почерк коллеги следователя.

А затем я опознал одного из нападавших. Но надо сказать, что в самом начале, как раз в момент нападения, полиция, с одной стороны, появилась очень быстро, с другой — их действия для меня, человека несведущего, были несколько странными. Они отправились искать этих двоих мужчин, они их нашли по нашему описанию — но, найдя, они их отпустили. Один из нападавших был, видимо, очень хитер и назвал себя выдуманным именем — так что о нем вообще не было никакой информации, о втором было информации больше, поэтому мне удалось его опознать, фотография была.

И полицейские отпустили этих людей, которые были, по моему наблюдению, в сильном алкогольном опьянении — отпустили бродить дальше по району после явного и достаточно брутального нападения. То есть они были в достаточно неуравновешенном состоянии.

Всё, что происходило дальше, выявило для меня ряд белых пятен в законодательстве. Например, когда один из нападавших оголил свои гениталии и имитировал сексуальный акт, прижав свое «достоинство» к стеклянной двери цветочного киоска, где я спрятался и пытался привести в чувство цветочницу — это, оказывается, не определяется как некоторая попытка изнасилования, потому что (как сказал, пряча глаза, офицер полиции) в нашем законодательстве мужчину изнасиловать или призывать к этому  нельзя, такому подвергнуться может лишь женщина, а мужчина, значит, нет. Так что эти действия, насколько я помню, переквалифицировали в хулиганство с отягчающими обстоятельствами. С тех пор больше ничего [в расследовании дела] не произошло».

Денис Ханов пояснил: лично он простил того человека, но с точки зрения правовой культуры необходимо, чтобы он понес наказание, потому что гомофобия в Латвии — лишь часть печальной общей картины состояния общества, большая часть которого «нетерпимо относится к инакомыслящим, инакодумающим и иначе выглядящим». Это отношение распространяется и на религиозные меньшинства, и на представителей разных этносов и культур вне Европы, на беженцев, считает ученый.

«Конкретная ситуация с гомофобией, в принципе — это ведь тоже индикатор «совершеннолетия» общества, того, насколько мы в действительности являемся частью демократической европейской правовой культуры. И здесь, по моему мнению, особая и тяжелая вина лежит на тех партиях в парламенте и в коалиции, которые, не неся за это ответственности, распространяют речи ненависти. Взгляните на стенограммы обсуждения проекта закона о партнерских отношениях! Там всё написано, там есть все фамилии и вся пышная лексика».  

Если говорить о свободе слова (к ней апеллируют консервативные политики в ответ на критику ксенофобских публичных высказываний отдельных представителей своих партий), то здесь водораздел между личным мнением и речью вражды, по мнению Ханова, проходит по линии, за которой такие высказывания задевают честь и достоинство конкретного человека или целой общественной группы.    

«Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Наши политики не несут ответственности за то, что они распространяют враждебную риторику с трибуны Сейма и тем самым наполняют атмосферу в обществе грязным дыханием ненависти», — сказал он.

Еще один участник передачи, депутат Сейма от Национального объединения Ритвар Янсонс, на вопрос ведущего передачи Алексея Дунды, гомофобно ли общество в Латвии, заявил, что оно «не более и не менее гомофобно, чем в других странах Европы, отдельные проявления гомофобии есть во всех странах Евросоюза, поэтому позиция парламентариев — осуждать такие явления, будь то гомофобия, или чье-то высказывание направлено на разжигание этнической, расовой, религиозной ненависти».

«Данные показывают, что латвийское общество, к сожалению, менее равноправными воспринимает отдельные группы населения,

в том числе людей, которые в личной жизни живут в однополых парах, являются ЛГБТ (это относится и к трансперсонам). Но мне кажется, в данном случае важно, чтобы те, от кого зависит защита граждан, независимо от того, кто эти граждане в своей личной жизни, к какой этнической или религиозной группе они принадлежат, распознавали своевременно эти сигналы тревоги и риска, когда человеку высказываются какие-то угрозы, основанные на его принадлежности к какой-то группе», - добавила депутат Сейма Мария Голубева («Развитие/За!»).

По ее оценке, в последние годы латвийское общество в целом стало в этих вопросах толерантнее, но отдельные инциденты показывают, что люди из-за своей принадлежности к каким-то группам общества все еще находятся под угрозой:

«Из-за того, кто они есть — а не из-за того, что они как-то агрессивно сами себя вели. И полиция, к сожалению, не справляется на данный момент с такими факторами риска, связанным с ненавистью, с угрозами. Поэтому мы подали на рассмотрение Сейма поправки к Уголовному закону, чтобы при определении, что преступление совершено на почве ненависти, в перечень признаков было внесено также определение принадлежности к социальным группам, и в том числе по сексуальной ориентации».

В 2016 году Бюро омбудсмена провело большое исследование о проблемах выявления и расследования преступлений на почве ненависти, прозвучало в передаче. Там отмечалось: даже Еврокомиссия указывала Латвии, что ее полицейские, когда потерпевшие им жалуются, постоянно обращаются к экспертам и спрашивают, можно ли квалифицировать какие-то высказывания как речи, сеющие расовую ненависть, даже если это очевидно. Почему это происходит? В исследовании приводятся данные опроса стражей порядка из региональных полицейских участков на тему, проводилось ли с ними какое-то обучение на тему, что такое язык вражды и как расследовать преступления на почве ненависти.

Полученные при опросе сведения показывают, что:

  • 35% респондентов не помнят, чтобы в колледже полиции организовывали такое обучение    
  • 24% сказали, что в колледже полиции было организовано такое общее обучение
  • 20% сказали, что в колледже полиции организовывают обучение расследованию преступлений на почве ненависти и распознанию ненавистнических речей     
  • 15% утверждают, что в в колледже полиции не организуют обучение выявлению таких преступлений
  • 6% сообщили, что в участке полиции прошла дискуссия о расследовании преступлений на почве ненависти

Узнать, что изменилось в этой сфере за последние пять лет, у Русского вещания LTV7 не получилось: Госполиция об отказе от участия ее представителей в передаче «Точки над i» известила редакцию за два часа до выхода в эфир.

На проблему гомофобии Латвии неоднократно указывали не только общественные организации вроде ILGA-Europe, но и, как сообщал Rus.Lsm.lv, такие международные структуры, как ОЭСР и Европейская комиссия против расизма и нетерпимости. В докладе Госдепартамента США за 2018 год по положению с правами человека в странах мира также упоминается нетерпимость по отношению к ЛГБТ. Констатирует Госдеп и отсутствие в национальном антидискриминационном законодательстве норм, прямо запрещавших бы дискриминацию на основании сексуальной ориентации или гендерной идентичности. В Уголовном законе отсутствует норма, прямо предусматривающая защиту от призывов к ненависти и насилию по признаку «меньшинственной» ориентации.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить