Личное дело

Чем пахнет Рига?

Личное дело

Даты на два фронта

Судьба солдата

«Личное дело»: Судьба солдата

Они были на войне. Видели все своими глазами. Три истории. Три такие разные судьбы. Истории, которые становятся историей нашего государства, рассказывает передача «Личное дело» на LTV7.

Зинаиде Семеновой 90 лет. Призвали на фронт в 1942-ом, лишь исполнилось 18. Ее задачей было воздушное наблюдение. Пост - рядом с Москвой, все четыре года прожила в землянке.

«Я же знаю все самолеты, даже по звуку могла любой определить, если летели в темноте. В итоге, мы сохранили Москву и не позволили ее разбомбить», - вспоминает ветеран.

После войны Зинаида вернулась в родную деревню, что рядом с латвийской границей.

Дом сожгли, родителей убили, четыре брата погибли на войне. Переехала в Латвию, работала экономистом, бухгалтером. Вырастила двух детей.

Получает пенсию, да еще помощь от российского посольства, по ее словам, 100 евро в год. Отмечает и 9 мая, и 8-ое — вместе с президентом Андрисом Берзиньшем возлагает цветы на Братском кладбище.   

Тех, кто воевал по другую сторону давно простила. «Так получилось. Люди в этом не виноваты. Жизнь вообще сложная», - говори она.

Альберт Паже ушел на фронт добровольцем. 18 ему исполнилось уже на войне. Поступил в 130-ый латышский стрелковый корпус. На чьей стороне воевать — не было никаких сомнений.

«Мы были воспитаны в духе вражды против немецких баронов, которые 700 лет держали в рабстве крестьян», - говорит он.

Так Альберт Паже стал наводчиком противотанковой пушки. Но в бою его ранил снайпер. На фронт он больше не вернулся. Нашлось другое дело — срочно требовался диктор со знанием латышского. В конце войны Паже уже был главным диктором латышской редакции Всесоюзного радио.

Именно он объявил о том, что война закончилась. 

«Меня разбудили в пять утра с криками «Быстрее! Скорее». Не дали ни умыться, ни побриться, только что-нибудь на себя накинуть и бегом! Помню, я еле дочитал текст – такой была радость, что пришёл долгожданный день победы!», - вспоминает Альберт.

С каждым днем бывших солдат 130 латышского стрелкового корпуса становится все меньше. Даже роты не собрать, с грустной иронией говорит Паже. И во многом пенсионеры винят латвийские власти. Бывшим легионерам и национальным партизанам Министерство обороны платит пособие, объясняет Паже. 71 евро в месяц. Латышским красноармейцам не положено ничего.

Три года назад президент Андрис Берзиньш пытался помирить ветеранов, которые воевали по разные стороны фронта. Вот здесь, на Братском кладбище 8 мая 2012 года бывшие легионеры и красноармейцы возложили цветы в память о погибших.

Также по указу главы государства начали разрабатывать законопроект о статусе участника Второй мировой войны. Что бы он дал? Денежную помощь.

8 мая 2015 год. Цветы, по уже сложившейся традиции, возлагают бывшие солдаты, как с одной, так и с другой стороны. Правда, сторонятся друг друга. Эдгар Скрея — бывший легионер. На вопрос, что для него значит 8 мая, отвечает:

«Окончание войны, Второй мировой войны».

Рассказывать о себе не хочет. Об инициативе президента помнит. Но закон о статусе принят не был. Не получилось и помирить бывших солдат.  На вопрос почему, считает, не было поддержки со стороны ветеранов 130-го корпуса, которые хотели получить материальную поддержку.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить