Разделы Разделы

«Серебряное полено» вручили потомкам спасителей евреев в Айзпуте

Команда музея-мемориала Жаниса Липке вчера наконец-то смогла лично вручить этот памятный знак мужества потомкам большой семьи, пытавшейся спасти во время Холокоста четверых евреев. Пытались. И сами стали жертвами нацистов…

«Наверное, надо начать с лета 1943 года, когда в Айзпуте уже не было ни одного местного еврея, они все были зверски убиты. А на местных торфяных болотах нужны были рабочие. Конечно, лучше те, кому не надо платить. И сюда прислали евреев из Рижского гетто», — начала рассказ о тех событиях Майя Мейере-Оша, музейный педагог, исследователь и гид музея-мемориала Жаниса Липке.

А что было дальше — читатели Rus.lsm.lv уже знают. Большая и дружная семья Дзене-Пукисов-Шустеров пыталась спасти Исаака Хейфеца, Йоселя Геца и братьев Лейба и Шлиома Уздиных. Сначала прятали их на чердаке, над квартирой Иевы Дзене, потом вырыли бункер под курятником рядом с домом Пукисов. Но в январе 1944-го гитлеровская полиция обнаружила одно из укрытий, спасителей арестовали, еврейские парни успели убежать в лес, но рядом охотились, они решили, что это их ищут и... покончили жизнь самоубийством. Герхарда Шустера нацисты долго держали в тюрьме, мучили и потом расстреляли. Над беременной Анной в тюрьме измывались почти до самых родов. Яниса Шустера, Жаниса, Эльзу и Карлиса Пукисов, Иеву Дзене отправили в концлагерь Штуттгоф. Выжила только Эльза...

Потомкам этих мужественных людей вчера и вручили «Серебряное полено». Известно о том, что так будет, стало еще 1 февраля, в день рождения самого известного в Латвии спасителя евреев Жаниса Липке, когда эта награда обычно вручается. Учреждена она была в 2018-м, первым ее получил выживший в Холокосте Маргер Вестерманис, историк и основатель музея «Евреи Латвии». В прошлом году награду вручили потомкам Арсения Корнилова, который работал во время Второй мировой лесничим под Даугавпилсом. Он спас больше десяти человек.

Учредил «Серебряное полено» Марис Гайлис, предприниматель и бывший политик, один из основателей музея-мемориала Жаниса Липке. Он подчеркнул, что такими людьми, как семья Дзене-Пукисов-Шустеров, нам надо гордиться. И, чтобы как-то отметить их, точней, их потомков, и учреждена была эта награда...

«Почему полено? Потому что над бункером, где Жанис и Йоханна Липке прятали людей — а иногда их там было и по 12 человек — для маскировки, чтобы шуцманы и прочие не заметили, была поленница. Мы и использовали это в качестве символа —

при входе в мемориал Липке есть своеобразное зеркало, входящий в нем отражается. Может, это повод задуматься — а я так же отважен как Жанис и его единомышленники,

и многие-многие люди по всей Латвии?», — сказал вчера Марис Гайлис.

Достал из коробочки миниатюрное сучковатое серебряное полено работы скульптора Айгара Бикше и со словами «для меня это большая честь» вручил награду Велге Аузине, дочери Эльзы Пуке и Илге Куке, дочери Эмилии Шустере. Как дополнение к наградам «Праведников мира», которые семья получила в 1999 году от Яд-Вашема, мемориального комплекса истории Холокоста в Израиле. Лолита Томсоне, директор музея-мемориала Жаниса Липке, вручила и три диплома — третий Оскару, сыну Анны Пуке, который вчера не смог присутствовать.

«Мама рассказывала об этом. Но нам надо было помалкивать. Я выросла с этими страшными рассказами. О концентрационном лагере. Как их увозили. Как кормили.

Мама долгое время не могла есть капусту. Их же кормили “супом”, где в воде плавал капустный лист. А от запаха вареной капусты маме становилось плохо.

Люди вповалку там ютились, друг на друге. Если удавалось одежду постирать, то прямо на себе и сушили», — рассказала Велга Аузиня.

Эльза — единственная из всей семьи — выжила в Штуттгофе. В феврале 1945-го ее вместе с другими заключенными погнали Маршем смерти. Кто не выдерживал — добивали.

«Во время этого Марша смерти проходили мимо горы трупов... Мама боялась, но вытащила оттуда Эдите, еврейку из Риги... Спасла. Потом к ней ездила... А бабушка (Иева Дзене — Л. М.) родилась на Рождество, и в Рождество же и умерла в Штуттгофе. Мама никогда не праздновала Рождество... Такая судьба...», — сказала Велга с тяжелым вздохом.

Освобожденная из лагеря Эльза шла домой пешком. Больше года. Пришла в разграбленный дом...

«Она дошла. Выжила. Откуда силы в человеке... Мама была очень сильным человеком. И рукодельницей. Шила, вязала. Без ее рукоделия мы бы потом не выжили.

...Она не раз рассказывала про тот Марш смерти. Босиком их гнали по снегу.

На ночь размещали в коровниках, свинарниках, где придется. И не кормили. А те люди, кто за скотиной ухаживали, сговорились и картошку им кидали через стену, тайком, чтоб охрана не увидела. И неважно, куда эта картофелина попадала, пусть и в коровью лепешку. Доставали, обтирали и ели...», — вспоминала Велга сквозь слезы рассказы матери.

Помнит она и другие мамины рассказы — как до войны та работала кассиром в мануфактурном магазине, принадлежавшем евреям. Как дружно жили с соседями-евреями, подарки на праздники друг другу дарили, помогали...

«80 лет назад, в июле, Айзпуте потерял больше 15% своих жителей. За один месяц!.. Это невероятно трудно уложить в голове... Тогда, 80 лет назад, были те, кто боялся и втягивал голову в плечи, были пособники, которые выдавали еврейские семьи. А были и простые латышские семьи, которым сердце и совесть не позволили оставить гонимых без помощи. Обычные люди, совсем не супермены... Спасибо, что вы храните историю своей семьи, ее важно передавать и дальше», — сказал Гундар Сисенис, хорошо знающий историю родного края.

«Ни о чем подобном нельзя было говорить в советское время! Вот как в церковь нельзя было ходить. В те времена, когда я ходила в школу, об этом не говорили! Боялись! Я была в шестом классе, когда учитель истории стал спрашивать, прятали ли в доме евреев. Это был 1965 год.

...Когда мы с мамой шли по городу, она говорила — “вот в этом доме жили евреи, и в этом, и в том”.

У нас ведь еврейский город был, можно сказать», — рассказала Илга Кука.

Маргер Вестерманис посвятил жизнь сбору информации о тех, кто спасал. Их в Латвии известно больше 600, и это наверняка не все.

«В советское время о них не принято было говорить. А он собирал фотографии, свидетельства, факты... Мы иначе бы и не знали очень многого о тех, кто обладал мужеством и смелостью, чтобы, рискуя собой, спасать других людей», — сказала Лолита Томсоне. Она добавила, что в списках Яд-Вашема меньше двухсот Праведников мира из Латвии, хотя их гораздо больше. Просто о многих почти нет информации.

...Много лет назад коллега, родом из сельской местности, сказала, что ее прабабушка прятала евреев во время войны в сарайчике. Но это единственное воспоминание, которое в семье осталось. И расспросить подробней больше некого.

...На месте бункера, где большая семья Дзене-Пукисов-Шустеров прятала еврейских парней, сейчас просто крутой холм. Пока в дом не провели воду, здесь была помойка, в семье так и говорили «сбегай на бункер, выбрось». В замке тоже ничего не сохранилось, только стены... Осталась только память. Память о Людях.

Да, вот так. С большой буквы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить