«Отключение Балтии»: почему Россия меняет экономическую тактику

Опасения якобы неизбежного захвата Балтийских государств Россией стали более выраженными после крымских событий 2014 года. Однако, с учетом того, что Кремль располагает достаточными экономическими рычагами для воздействия на страны региона, такой вариант вряд ли будет реализован, предполагает эксперт британского аналитического центра RUSI.

Кремль вряд ли заинтересован во вторжении в страны Балтии — не в последнюю очередь потому, что такой поворот событий активирует пятую статью устава НАТО (принцип коллективной обороны стран-участниц), и Россия вряд ли выйдет победителем из военного конфликта с альянсом. Кроме того, как показывают некоторые опросы, конфликт неподалеку от своих границ не встретит полной поддержки россиян.

Например, опрос, проведенный «Левада-центром» в 2017 году, показал, что одобрение участия России в конфликте на востоке Украины снижается. Однако более поздний опрос ВЦИОМ выявил мощную (71%) поддержку поправки к российской конституции о том, что правительство РФ отвечает за защиту соотечественников за рубежом.

Но у России есть много других инструментов — более эффективных, чем скрытая или открытая военная агрессия — которые могут оказать влияние на страны Балтии. Большая доля этнических русских в населении и устойчивая энергозависимость от России позволяют Москве сохранять статус одного из самых влиятельных региональных игроков, считает Эмили Феррис, научный сотрудник британского Королевского объединенного института оборонных исследований. (RUSI, Royal United Services Institute — старейший в мире независимый «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в Великобритании в 1831 году). В статье, опубликованной на портале Russia Matters (проект Белферского центра науки и международных отношений Гарвардского университета), Феррис анализирует аспекты сохраняющегося у России влияния в Балтии.

Русские идут. Или уже пришли?

В начало >

Безусловно, в действиях России в отношении стран Балтии присутствует аспект безопасности. Москва считает эти страны важным «полем» для сбора разведданных для лучшего понимания возможностей НАТО. Здесь часто проводятся обмены шпионами в обе стороны, что говорит о постоянно ведущихся разведывательных операциях.

Страны Балтии также не раз выражали озабоченность по поводу размещения российских вооружений и войск вблизи их границ, а также наращивания ядерного потенциала, включая реконструкцию объектов хранения вооружений и техники в Калининграде. Россия укрепляет Западный военный округ: недавно ПВО области была усилена зенитным ракетным полком. В округе также была восстановлена 1-я гвардейская танковая армия, на вооружении которой состоят модернизированные танки. Таким образом, впервые более чем за четверть века в России сформирована новая танковая часть такой численности.

Кроме того, в Калининграде находится штаб Балтийского флота ВМФ России. Морские учения проводятся регулярно — последние прошли в июне 2020 года одновременно с маневрами НАТО BALTOPS 2020. Россия также проводит масштабные военные учения совместно с Белоруссией, например, учения «Запад» 2017 года. Москва выражает недовольство присутствием НАТО в странах Балтии. Российские самолеты неоднократно приближались к самолетам и кораблям НАТО для оценки времени реагирования (Rus.Lsm.lv сообщал, например, о симуляции атаки на американский эсминец).

Помимо размещения и демонстрации вооруженных сил на территории, соседствующей со странами Балтии, Россия поддерживает связи с русскоязычными общинами этих государств. Несомненно, Кремль тоже рассматривает эти общины в качестве активов своей стратегии сохранения влияния в регионе. В Латвии этнических русских около 35%, в Эстонии – 29%, в Литве — около 6%, указывает аналитик. (Данные по Эстонии и Латвии относятся к русскоязычным, этнических русских меньше: и в Эстонии, и в Латвии — по 25%. — Rus.Lsm.lv)  Проблема обладателей паспортов неграждан после распада Советского Союза усложнила прогресс интеграции русскоязычных. Москва воспользовалась этими сложностями, чтобы позиционировать себя в качестве их защитника. Среди прочего, Россия критикует Эстонию и Латвию за то, что в этих странах не предоставляется автоматическое гражданство представителям русскоязычного меньшинства, и утверждает, что все балтийских государства приняли законы, ограничивающие публичное использование русского языка, напоминает политолог.

«Это экономика, глупышка»

В начало >

Без сомнения, кремлевские стратеги также рассматривают статус важного торгового партнера как еще один солидный инструмент для сохранения влияния в регионе. Хотя импорт из Эстонии в Россию в 2019 году сократился на 63 млн евро, для Латвии Россия остается важным направлением — доля экспорта в Россию составляла 9,2% в 2019 году. Для Литвы этот показатель равен 13,4%.

Общий объем торговли между Россией и странами Балтии сократился в период между 2013 и 2019 годами. В 2013 году торговый оборот России с Латвией составлял 11,2 млрд долларов, и Латвия была 19-м крупнейшим торговым партнером России (российские данные, подсчитываемые по принципиально другой методике; по латвийским данным, в том же 2013 году экспорт и импорт в сумме составили примерно 2,4 млрд. долларов). К 2019 году объем торговли сократился более чем вдвое и составил 5,4 млрд долларов, и сейчас Латвия занимает 25 место в этом списке. За это время Литва переместилась с 25 на 34 место в списке торговых партнеров России (в 2019 году объем торговли — 4,1 млрд долларов), а Эстония — с 30 на 40 место с объемом торговли в 2,9 млрд долларов.

Поставки энергоносителей составляют большую часть российско-балтийской торговли. В первой половине 2019 года Эстония и Литва ввозили более 75% своей нефти из России, Латвия — около 25%. Страны Балтии также импортировали большую часть своего газа из России. В первой половине 2019 года Эстония и Латвия более 75% природного газа получали от российского Газпрома, Литва — 50-75%. Помимо продажи газа, Газпром владел большими пакетами акций во всех трех основных газовых компаниях стран Балтии: 37% акций Lietuvos Dujos в Литве, 47% Eesti Gaas в Эстонии и 50% Latvijas Gāze в Латвии по состоянию на 2013 год. «Газпром» и, соответственно, Россия, играют важную роль в газовой политике стран Балтии.

В последние годы доли Газпрома в местных газовых компаниях снизились. В 2016 году эстонская компания Trilini Energy выкупила долю Газпрома в Eesti Gaas, доля Газпрома в Latvijas Gāze снизилась до 34%, а в 2014 году после судебного спора Газпром продал свои доли в Lietuvos Dujos. Кроме того, Газпром больше не является единственным российским игроком на региональном газовом рынке; эстонская Eesti Energia покупает газ у российской частной газовой компании Novatek через литовский Клайпедский порт. Это свидетельствует о том, что взаимодействие с Россией в этом секторе все еще приветствуется, констатирует политолог.

В дополнение к уменьшению влияния Газпрома в регионе, страны Балтии также пытаются уменьшить свою зависимость от России в плане поставок электроэнергии. Зависимость от нынешней электросети BRELL/БРЭЛЛ (Белоруссия-Россия-Эстония-Латвия-Литва) сохранилась, несмотря на заявления стран Балтии о том, что зависимость от поставок электроэнергии из России представляет угрозу национальной безопасности.

В Балтии выражают обеспокоенность по поводу того, что Россия может отключить энергосистему, изолировав свои электрические сети. В мае 2019 года произошел инцидент, когда Россия ненадолго отключила линии электропередач между Калининградом и Литвой в рамках запланированного трехдневного испытания. До того Россия ни разу не отключала балтийские страны от электрической сети. Хотя случаи временного прекращения поставок газа в ответ на политические разногласия были, Россия никогда не использовала таким образом электрическую сеть. Поэтому Кремль считает, что озабоченность стран Балтии в этом плане несколько преувеличена.

В ответ на эту предполагаемую угрозу страны Балтии начали добиваться отключения своих энергосистем от российских. В 2018 году страны Балтии и Польша заключили соглашение о присоединении стран региона к европейским электросетям к 2025 году. Президент России Владимир Путин раскритиковал такое развитие событий. По его словам, это может привести к появлению «зон между несколькими регионами Российской Федерации, где у нас не будет линий электропередачи». Хотя он не заявлял об этом открыто, разъединение электросетей уменьшило бы влияние России в регионе.

Страны Балтии, однако, не единодушны в своем подходе к России в целом. У Литвы есть договор с Газпромом до 2025 года о транзите газа в Калининград, а Латвия, бюджет которой зависит от поступлений за транзит, заинтересована поддерживать некоторый уровень сотрудничества с Россией, если это будет приносить доходы. Эстония официально придерживается жесткого подхода к России и имеет меньше торговых связей с ней, чем Латвия и Литва. Однако многие крупные российские компании работают в Эстонии, используя преимущества простых процессов регистрации. Поступали также сообщения о том, что в 2007–2015 годах предприятия, связанные с ФСБ России (ФСБ), отмывали деньги через эстонский филиал Danske Bank, отчасти из-за того, что в то время Эстония слабо управляла финансовой отраслью, отмечает автор.

Россия снижает и свою зависимость от стран Балтии

В начало >

Меняющиеся экономические отношения России со странами Балтии, по-видимому, отражают некоторые из ее собственных проблем, связанных с экономической безопасностью. Россия стремится избегать зависимости от стран-членов НАТО в торговле и опасается рассчитывать на порты стран Балтии в сфере грузоперевозок. Поскольку цены на нефть, от которых в значительной степени зависит рубль, остаются низкими, а экономический рост в России в 2021 году прогнозируется на уровне 1,8%, Россия все меньше готова платить странам Балтии за использование портов региона для экспорта нефти.

Этот сдвиг начался после крымских событий, когда Россия начала уделять приоритетное внимание грузопотокам через свои порты, одновременно оказывая давление на такие страны, как Белоруссия — с тем, чтобы они использовали российские порты. Сокращение российского экспорта нефти и перевалки угля практически через все балтийские порты оказало негативное влияние на страны Балтии — они лишились транзитных сборов. В первой половине 2019 года российский грузопоток через порты в странах Балтии упал на 12,4% и вырос в российских портах; в 2020 году через российские порты в этом регионе прошло 110,9 млн. тонн грузов. Железнодорожные сети в странах Балтии тоже пострадали.

Россия, похоже, полна решимости продолжать перенаправлять торговые потоки и вкладывает в это значительные суммы. В порту Приморск в Ленинградской области ведется строительство нового комплекса, который должен быть введен в эксплуатацию к 2022 году. Он будет принимать все грузы, которые обычно перевозятся через гавани Балтии, включая уголь и зерно. Россия также может использовать порт Усть-Луга в Финском заливе, один из самых глубоких портов в регионе. Он может принимать 180 миллионов тонн грузов в год, но в январе-ноябре 2019 года он обработал только 95,3 млн тонн, что говорит о недостаточной загрузке.

Строительство портов, особенно глубоководных — дорогостоящее мероприятие. Вложения в более чем 90 миллиардов рублей говорят о том, что Россия считает этот проект долгосрочным. Но давление на государственный бюджет и отсутствие частных инвестиций в портовые системы России могут означать, что этот проект может быть отложен.

Россия все еще в игре

В начало >

Страны Балтии добились значительных успехов в диверсификации своей торговли, включая импорт энергоносителей, за пределы России. Москва также предприняла шаги по снижению зависимости от стран Балтии в отношении транзита энергоносителей и других видов торговли. Несмотря на усилия по уменьшению взаимной зависимости, Россия продолжает сохранять значительные рычаги влияния на страны Балтии и остается ключевым поставщиком энергии и основным торговым партнером.

Пока эти рычаги сохраняются, а также с учетом членства Латвии, Эстонии и Литвы в НАТО, вероятность того, что Россия прибегнет к вмешательству в регионе так, как это было в Крыму, будет оставаться низкой. Пока Россия стремится сохранить свое влияние в странах Балтии, она может извлечь больше пользы для себя, используя для этого невоенные методы. Поэтому маловероятно, что Балтия станет еще одной горячей точкой в ​​отношениях США и России, каким стал конфликт на Украине, заключает эксперт.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно