Разделы Разделы

Павел Широв: потеря Пальмиры может обернуться катастрофой

Бегство сирийской правительственной армии из Пальмиры, а теперь, по прошествии дней, становится очевидно, что это было именно бегство, может иметь серьезные последствия не только для Сирии. И дело тут не в том, что этот город исторически считался символом богатства и процветания еще со времен поздней античности. От того, собственно, в Новое время в его честь называли свои города британские колонисты в Северной Америке, да и русские романтики не отставали, назвав однажды свою столицу – Санкт-Петербург – Северной Пальмирой. Все это в далеком прошлом, в настоящем возвращение города под контроль официального Дамаска весной нынешнего года стало символом сирийско-российского братства по оружию.

В честь этого события в Москве отчеканили медали, которыми наградили не только участников боевых действий, но и российских музыкантов, дававших 5 мая концерт на руинах античного города. Теперь, конечно, можно иронизировать на тему, что делать обладателям этих медалей, но не стоит. Они – люди военные, им отдали приказ, они приказ выполнили, за что и получили поощрение. Музыканты не в счет, это была чисто пропагандистская акция, отчитываться за которую, если кому и придется, так только бухгалтерам. Вот на что стоит обратить внимание, так это на соотношение сил.

В марте Пальмиру (современное арабское название Тадмор) брала войсковая группировка численностью более шести тысяч человек, которым противостояли, по официальным сирийским данным, порядка двух тысяч боевиков так называемого «Исламского государства». Этим шести тысячам для взятия не такого уж большого города понадобились тогда почти три недели и весьма активная поддержка российской авиации. В декабре город атаковало всего около тысячи исламистов.

Еще раз, одной тысячи, которым понадобилось менее трех дней и никакой поддержки с воздуха.

При этом группировка сирийских войск в Пальмире накануне атаки насчитывала, опять же, по официальным данным, порядка четырех тысяч.

Теперь потерю Пальмиры объясняют отводом большей части войск в район Алеппо, который в те же дни как раз и был наконец (после четырех лет почти непрерывных боев) взят под контроль сирийскими правительственными силами. Но ведь если верить официальным данным, четырехтысячная группировка, ни много – ни мало общевойсковая бригада, оставалась на позициях.

О состоянии и моральном духе армии Башара Асада это может многое сказать. Как и о главной цели боевых действий, которые ведёт эта армия в союзе с российской авиацией.

Алеппо безусловно важный город, довоенное население которого составляло более двух миллионов человек, стратегический пункт в северной части Сирии, с не менее богатой, чем Пальмира, историей, но самое главное – оплот сирийской оппозиции. С этой оппозицией, не с «Исламским государством», ведет войну сирийская правительственная армия в первую очередь, соответственно, и российские, официально только авиационные, подразделения.

Понятно, что Москва вмешалась в конфликт не только ради спасения тонущего режима Асада. Главное задачей было пробить кольцо блокады, в которой Кремль очутился после аннексии Крыма и вторжения на Донбасс. С этой целью в Сирию послали сначала военных советников, потом летчиков, отправили в нелепый поход эскадру во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов».

Теперь и вовсе оказывается, что под Алеппо бои ведутся даже не с Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил, а с поддерживающими эту коалицию американцами, о чем пишут и говорят на страницах газет и с телеэкрана прокремлевские политологи. Некоторые уже и потерю Пальмиры объяснили происками коварной Америки.

Вот только все это исключительно для внутреннего употребления российскими телезрителями.

Политическое руководство России, прежде всего президент Владимир Путин, теперь поневоле оказываются перед очень серьезным выбором. Соблазн перебросить в Сирию сухопутные войска становится слишком велик. Тем более что к этому Кремль, судя по всему, активно подталкивают военные, уже проводившие учения «Центр-2015» по сценарию которых стотысячная группировка российских войск освобождала страну «захваченную террористами».

Между тем, успешные учения, как показывает практика, далеко не всегда означают успех реальной боевой операции, да еще и в условиях партизанской войны,

которую регулярные армии большинства стран мира до сих пор чаще всего проигрывали.

Во сколько человеческих жизней обойдется полномасштабное вторжение российской армии в Сирию сейчас трудно даже представить, но, учитывая прошлое, легко предположить, что потеря Пальмиры на таком фоне окажется мелочью, недостойной даже упоминания. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить