Павел Широв: Падение Кабула

Ошиблись все. Аналитики ЦРУ и Пентагона, прогнозировавшие падение Кабула в течение ближайших трех месяцев. Российские эксперты-востоковеды и дипломаты, утверждавшие, что прогноз не точен, ресурсы наступления Талибов исчерпаны и правительство Ашрафа Гани сможет продержаться дольше. Все решилось в считанные дни.

Один за другим, практически без боя сдались Джелалабад — ключевой центр на востоке Афганистана, Кандагар, Герат — второй и третий по величине города страны. Чуть ранее правительственные войска оставили Газни — центр одноименной провинции в 150 км к югу от Кабула. И вот в воскресенье точно так же, без какого бы то ни было сопротивления, под контроль Талибов перешла столица.

Но все это теперь, по состоянию на 17 августа 2021 года, уже в прошлом. В настоящем — потоки беженцев. Речь не про экс-мэра афганского города Маймана, попросившего политического убежища в Латвии. Речь о сотнях, если не тысячах афганцев, мечущихся по летному полю кабульского аэропорта, в панике, буквально хватающихся за шасси взлетающих самолетов. И еще десятках (а может быть, и сотнях) тысяч афганцев, в последние дни устремившихся к знаменитому «мосту дружбы» на афганско-узбекской границе. И очень похоже, что состояние, близкое к панике — в соответствующих департаментах внешнеполитических ведомств самых разных стран по всему миру.

Не только западных, объявивших о закрытии своих посольств в Кабуле и эвакуации сотрудников. В российском МИД, судя по всему, настроения немногим лучше. В понедельник спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов вынужден был признать, что Москва также намерена эвакуировать из Афганистана, по крайней мере, часть своих дипломатов, хотя российское посольство не закрывается и продолжит свою работу. Дальнейшие действия, по его словам, «будут зависеть от поведения новой власти».

Вот каким будет это поведение, сейчас вряд ли кто-нибудь решится предсказать. И не только из опасения снова попасть пальцем в небо. Единственное, о чем можно говорить с определенной долей уверенности, «развивать успех» за пределы Афганистана победители в ближайшее время не станут. Не только потому, что побывавшие месяц назад в Москве представители Талибов, как уверял российский министр иностранных дел Сергей Лавров, пообещали не переходить границ. В любом случае, новой власти понадобится какое-то время для укрепления своих позиций в стране, где, если верить социологическим исследованиям, лишь немногим более 13% относятся к ним положительно.

Разумеется, приведенные в исследовании фонда Asia Foundation данные справедливы по состоянию на 2019 год. С тех пор многое могло измениться, и, по-видимому, действительно изменилось. С другой стороны, толпы беженцев сами по себе о многом говорят. Все же риск серьезной войны в регионе — пусть не в ближайшие месяцы, но, не исключено, в ближайшие годы — остается, о чем пишет в том числе и российская пресса, основываясь на неофициальной информации из Таджикистана и Узбекистана.

По мнению некоторых экспертов, «спящие» ячейки Талибана имеются во всех странах региона, и планы создания пояса исламских государств вокруг Афганистана, некогда высказанные лидерами движения, никто не отменял. Опасения вызывают также и аффилированные, если так можно выразиться, с талибами радикальные исламистские группировки, имеющие тесные связи со своими сторонниками и сочувствующими на территории центральноазиатских государств. В том числе остатки Аль-Каиды, имеющие влияние в афганском Бадахшане, непосредственно примыкающем к Бадахшану таджикскому, который власти в Душанбе контролируют лишь условно. Совсем не случайно возглавляемая Россией Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) анонсировала в понедельник проведение в самом ближайшем времени новых военных учений вблизи таджико-афганской границы. Складывающаяся ситуация также будет в центре внимания очередной сессии Совета ОДКБ, которая пройдет в середине сентября в Душанбе.

Конечно, остается вероятность, что все опасения окажутся напрасными. Талибы сдержат свое обещание (если и правда давали такое) не переходить границ и займутся установлением своего режима исключительно в Афганистане. Последнее, однако, скорее всего вызовет новые волны беженцев, которые обрушатся прежде всего на сопредельные государства, и тем придется решать, что с этими волнами делать. И поскольку надежда, что властям этих стран удастся справиться самостоятельно, весьма мала, без участия Соединенных Штатов и Европы, а также России, тут не обойдется. Рано или поздно от выкриков «позор» в адрес Джо Байдена придется переходить к взаимодействию. Все-таки Байден довольно далеко, а от таджико-афганской границы до Москвы значительно ближе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить