Мария Кугель: как мы нашли 210 «серых» миллионов у холодильного магната  

На протяжении года вместе с эстонскими журналистами «Новая газета Балтия» изучала российские арбитражные дела и выявила эстонский канал обналички украденных налогов.

Скандал с отмыванием «денег с востока» в Swedbank разразился в позапрошлом году: журналисты шведского общественного телевещателя SVT получили от некоего секретного источника внутренние банковские документы о движении денег между клиентами эстонского отделения банка и эстонского же филиала Danske, прославившегося как крупнейшая «прачечная» в истории. Шведские телевизионщики насчитали в перечне этих транзакций 3,8 млрд сомнительных долларов. В прессу посыпались названия, в том числе, балтийских фирм, обвиненных в отмывании денег только по факту их получения от анонимных офшоров. Расследование шведских журналистов вызвало скандал, в результате которого Swedbank был оштрафован на 360 млн евро.

Ситуация была неуютная: никто не позаботился выяснить, было ли совершено какое-либо преступление или правонарушение, или связь этих фирм с подозрительными офшорами — не более чем случайность.

В тайной надежде доказать обратное я загрузила в поисковик название успешной эстонской торговой компании Formus Baltic OÜ, получившей 98 млн долларов от Wireberg Company Ltd. — и моим глазам открылось море разнообразной фактуры (в основном, документов российских арбитражных судов), высветивших имя талантливого российско-эстонского банкира и предпринимателя Романа Стройкова. Материала хватило на двухсезонный сериал, к созданию которого в разное время подключались эстонские журналисты телепередачи «Актуальная камера» и газеты «Деловые ведомости». Мы начали публиковать его весной прошлого года в «Новой газете Балтия» и на прошлой неделе выложили в сеть последний (надеюсь), шестой, материал.

Через сети связанных со Стройковым компаний отмывались недоплаченные в российскую казну налоги и выводились деньги из лопнувших российских банков. Латвийские номиналы-призраки подозрительных офшоров перечислили на счета его фирм как минимум вдвое больше денег, чем обнаружили шведские журналисты (это нам удалось узнать из данных того самого «архива Swedbank», которые нам предоставило SVT). Эти офшоры действовали, в том числе, и через латвийские банки.

Итак, москвич Роман Стройков, занимающий 20-ю позицию в топе состоятельных людей Эстонии, раллист и ценитель автомобильного антиквариата, является владельцем торгово-логистического холдинга, базирующегося в таллинском порту Мууга. Головная компания — Antonio Trade OÜ, занимающаяся торговлей холодильным оборудованием от всемирно известных производителей. Нам важны также эстонские компании Formus Baltic OÜ и Esterson OÜ, прямо или косвенно аффилированные со Стройковым. В России ему принадлежит несколько активов.  До недавнего времени крупнейшим из них был омский «Эксперт Банк». Первого ноября прошлого года (после выхода первых трех материалов расследования) центробанк РФ лишил его лицензии — за многочисленные нарушения антиотмывочного законодательства и неэффективный внутренний контроль.

Мы обнаружили, что в Эстонию через связанные со Стройковым фирмы выводились деньги российских компаний, пользовавшихся так называемой схемой налогового вычета: при помощи фиктивной коммерческой деятельности налогоплательщик обнуляет бухгалтерскую прибыль, что позволяет ему не платить НДС и налог на прибыль. Так, в 2011-2012 годах фирма «Ермак» вывела из оборота 84 млн рублей, полученных за выполнение госзаказа на поставку консервов Росрезерву. В схеме циркулировали только государственные деньги, выплаченные исполнителям заказа авансом. Все звенья торговой цепочки, задействованной в этой схеме, не декларировали денежных потоков, проходивших через их счета, и не платили с них налогов и вскоре были ликвидированы. Почти все они имели счета в «Эксперт Банке». Выведенные из оборота деньги стекались в фирму «Кангарус», откуда уходили в Эстонию. Эта фирма держала субординированный заем в «Эксперт Банке». Ее директор Каринэ Саакян входила в состав совета директоров ещё одного предприятия Романа Стройкова — Весьегонского винзавода в Тверской области.

Еще один налоговый эпизод с перекачкой денег через «Кангарус» случился в 2012 году с двумя связанными между собой нефтяными трейдерами «Рус-Ресурс Логистик» и «Рус-Ресурс Трейдинг». Они отчитывались в налоговой службе по контрактам, отражавшим движение реальной нефти. Только вот к ним эта нефть не имела никакого отношения, поскольку ее на самом деле ее самостоятельно транспортировала и обслуживала госкомпания «Транснефть». Эта схема на сленге российских правоохранителей называется «зеркальные контракты».

«Кангарус» и другие «пустышки», связанные с бизнесом Романа Стройкова, фигурируют и в деле с участием производителя первого российского смартфона Highscreen. Российских налоговиков удивило, что товары собственного бренда он покупает у невнятных фирм, на счета которых стекаются деньги по контрактам на поставки десятков разнообразных товаров от итальянского ширпотреба до металлов. В 2012-2013 годах деньги за смартфоны переводились оттуда в двух направлениях: «Кангарус» в виде оплаты по вексельным долгам и за товар в (тогда еще) Aizkraukles Banka и Rietumu Banka на счета офшорных фирм с латвийскими номиналами, а далее — обратно производителю смартфонов на счет в Aizkraukles Banka. 

Все эти офшорные фирмы были зарегистрированы в различных юрисдикциях ирландско-латвийским коммерческим регистратором IOS (International Overseas Services Inc.), который, как показало расследование Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), с конца 90-х и до 2017 года обслуживал многие латвийские банки, специализировавшиеся на нерезидентах с востока, и особенно активно — Parex и ABLV.

Британская Wireberg Company LLP, самая известная среди них, опосредованно принадлежала рижанам Эрику Ванагелсу и Вольдемару Шпатцу. Возможно, их личности были просто украдены. По данным российской финансовой разведки — Роскомфиннадзора — эта и еще одна фирма из дела о смартфонах, Quartform Sales LLP, являются участниками вывода средств из оборота. Компания Formus Baltic OÜ с 2007 по 2015 годы, как уже писал Rus.Lsm.lv, получила от Wireberg Company LLP 98 миллионов долларов.

SVT предоставил «Новой газете Балтия» данные из «архива Swedbank», согласно которым две фирмы, связанные с Романом Стройковым — Formus Baltic OU и офшор Esterson Enterprises S. A., зарегистрированный на острове Невис — с 2007 по 2015 год получили от Wireberg Company и других сомнительных офшорных фирм 210 млн долларов.

И, наконец, вместе с коллегами из «ДВ» мы выяснили, что в 2014 году 10 российских фирм, связанных с бизнесом Романа Стройкова, набрали на 7 млрд рублей невозвратных кредитов в российском «Первом Республиканском Банке» незадолго до его банкротства и задним числом погасили их фиктивными векселями.

С самим героем нам удалось побеседовать дважды. Господин Стройков отвечал охотно, был неизменно вежлив и доброжелателен, делился с нами видением ситуации с балтийской антиотмывочной кампанией и обещал представить документы, полностью его обеляющие. Он также категорически заявил, что отмывание средств через «Эксперт банк» и его эстонские компании «никогда вообще не происходило». На вопрос, как он связан с Wireberg Company LLP, сказал, что у него таких компаний миллион и он не помнит, и посоветовал обращаться к директору.

Что в итоге? Я доказала (в том числе, и себе), что деньги, которые названы грязными в сенсационном расследовании SVT, действительно чистыми назвать нельзя.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно