Галина Грейдане: Все мы немножко Герасимы...

Признайтесь: вы не утопили в реке ни одной Муму? Речь не о собачке или котёнке. Вы не топили никого из коллег, ни друга, ни врага? Ни мужа, ни жену, ни ребёнка. Соседа, в конце концов? Не ужасайтесь. Не буквально — за шиворот и в реку. Фигурально. Вспомните. Вот о каждом из нас этот спектакль. А когда узнаём, что «Муму» таки утонула — говорим словами тургеневской барыни: «Ой, ну, мы же не хотели!»

В Рижском Русском театре имени Михаила Чехова — «Муму» в постановке Виестура Кайриша. Спектакль о нашей внутренней несвободе, внутреннем рабстве, и о крепостном праве в нашем социуме. Мы зависим от вышестоящих по рангу людей, от денег, от мнения окружающих: «Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?» Легче утопить Муму.

В спектакле на «полную катушку» позволено играть только Екатерине Фроловой. Она и Татьяна, в которую влюблён Герасим. Она же и главная героиня — Муму. Остальные —куклы или кукловоды — в буквальном или переносном смысле. Наверное, очень трудно Максиму Буселу усмирить свой актёрский темперамент (а мы его ощутили в моноспектакле «1900-й. Легенда о пианисте»), чтобы быть живой душой огромной двухметровой куклы — Герасима. Передать в образе куклы тонкие человеческие переживания — та ещё задача! И кукла и актёр повторяют движения друг друга, сливаются воедино. (Кстати, режиссёр в спектакле использовал приём древнего японского кукольного театра Бунраку. Правда, эта кукла у нас в два раза больше, чем в японской традиции).

Вся челядь барыни одета в чёрно-серые одежды, все лысые, с редкими волосами, большими носами —

неприятные люди. Вроде, как мыши, серые моли — а, может быть, в наше время — офисный планктон? А Гаврила, имеющийся в каждом коллективе, «серый кардинал?»

На сцене никакой барской усадьбы. Нет даже барыни. Её слова вложены в уста актёра Якова Рафальсона. И это придаёт символический смысл образу барыни. Ведь сколько утоплено Муму в угоду современным барам (читай чиновникам). На сцене только покатый помост, а большая серая доска играет роль то крыши, то зеркала, то стола — на котором в конце спектакля лежит усопшая (утопленная) Муму-Татьяна. Как Муму превращается в Татьяну и наоборот? Этот один из секретов спектакля.

Идите и смотрите.

И, наверное, каждому откроются свои глубинные смыслы, о которых, может быть, не думали ни режиссёр, ни писатель. В спектакле играет живой оркестр. Извлекают звуки даже из обыкновенной пилы. Местами, как железом по стеклу.

А кто сказал, что в театре вам должны делать приятно и красиво? В театре вам должны делать мысли и чувства.

Есть один любопытный нюанс. Гаврила, дворецкий барыни (актёр Александр Маликов),говорит с интонацией и голосом российского президента. Проверяла — так показалось не мне одной. Ещё один смысловой аспект? Поразмышляем!

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно