Галина Грейдане: Спектакль «о том, о сём, о пятом и о десятом»

В Рижском русском театре имени М.Чехова состоялись премьерные спектакли по пьесе Иги Абеле «Морской ветер». В подзаголовке «Перепады атмосферного давления в двух частях». В спектакле заняты и русские, и латышские актёры и звучит музыка латвийской группы «Инструменты».

Морской ветер, у моря, у синего моря... Только вот моря-то не чувствуется. Декорация похожа на алюминиевую стену какого-то бассейна. В юрмальском санатории «Белоруссия», в бассейне, точь-в-точь такая же полоска окна, как и в стене на сцене, где видно кусок голубого неба. Но там в окно ещё и сосны видны. А в спектакле, то ли это небо, то ли это море.

Всё статично, вкуса, ощущения, запаха ветра морского нет. Несмотря на то, что актёры бегают с какими-то надувными голубыми подушками.

Лодками-матрасами-волнами? И дружно прыгают по воображаемым волнам. На то, что действие происходит на берегу Балтийского моря, указывает только симпатичный балтийский акцент и имена героев.

Художник по костюмам Илзе Витолиня с гордостью говорила, что актёры одеты во всё натуральное, в хлопок — так ближе к природе. Но железная стена декорации делает этот выбор бессмысленным.

Актёры играют замечательно.

Одна из лучших сцен — объяснение Дороты (Елена Сигова) и Адамса (Мартиньш Вилсонс). Дорота никак не хочет понять, что две чашки на столе — означают измену. Ищет для себя лазейки и объяснения. Ну, не может же быть! И, ах, как она ругает соперницу! А кто бы не ругал? «Дорота, будь человеком», — говорит Адамс. Его можно понять. А кто поймёт Дороту? Елена Сигова так тонко, так нехотя проживает своё прозрение. Муж изменил. И с кем? С 16-летней цыганкой (а ему 63). Можно понять, но нельзя принять.

А цыганка-то хороша! Цыганку Хелену по очереди играют Наталья Смирнова (которая специально ходила в цыганскую семью, училась перенимать говор и манеры) и Анна-Неле Аболиня. Я видела последнюю, которая как бы не ходит, а летает по сцене... И думаешь, а нет ли у актрисы действительно цыганских корней?

Герой Вилсонса прост. Да, жену люблю. Но кто же устоит перед юностью и красотой? Мартиньш Вилсонс перед премьерой сказал, что хочет найти поддержку у зрителей. Сомневался — поймут ли его героя? Поймут, но не одобрят.

Без сложных психологических переживаний живёт и капитан Дзелме (Андрис Булис). Прямолинеен и чертовски обаятелен. А вот Вилма, жена капитана (Яна Хербста), в каждую минуту непредсказуема. То она не хочет идти встречать своего капитана на причал, то, подсунув подушку под платье, примеряется к будущему счастью. А то (специально-случайно?), сболтнув лишнюю информацию бывшей жене капитана, лишает его любимой яхты.

Бывшую жену капитана Дзелме зовут Магдалена (Дана Бьорк). Её в спектакле спрашивают: «Ты зачем приехала?» Ясного ответа нет. Любит она — не любит капитана, или у неё только голый расчёт? А вот к другу Магдалены Карлу (Анатолий Фечин), вопросов нет. Про таких говорят — лощёный прохвост. Но и он, в отличие от Магдалены, чувствует себя неловко, предавая друга, завладев его яхтой.

Александр Маликов играет персонажа по фамилии Ветров. Это человек перекати-поле с рюкзачком за спиной, где у него и носки и зубная щётка. Кто-то приголубит, кто-то покормит... Но он как бы здесь из другой пьесы. Как-то не вписывается в сюжет любовная история между ним и Вилмой.

В спектакле есть монологи, где герои (Ветров и цыганка Хелена) долго, в деталях, красочно рассказывают о своих сексуальных приключениях. Возможно, это хорошо бы читалось в прозе. Но

театр на то и театр, чтобы об этом не рассказать, а показать.

Отличный пример тому — «Фро» на сцене этого же театра по Андрею Платонову, где любовные переживания героини искрятся, как электрическая дуга, производимая на сцене огромной энергетической установкой. Да, в нынешнем спектакле другая стилистика. Но ведь есть и другие варианты.

Вот пишу я о том, о сём, о пятом и десятом. И спектакль поставлен так же.

Потому что нет сверхзадачи, нет связующей нити, из лоскутков, хотя и красивых, не получилось общего одеяла. Я слышала мнение, что пьеса, мол, не сильна. Пьеса хороша. Ведь шутят же, что даже по телефонной книге можно поставить спектакль. А здесь-то столько характеров, интересных историй, и простор для фантазии — действие-то как бы происходит то ли в Рое, то ли в Скулте... Не зря творчество драматурга Инги Абеле отмечено всякими премиями и наградами. И у сценографа Рейниса Суханова много замечательных работ, я уже не говорю про проверенный временем талант режиссёра Мары Кимеле...

Но выходишь с ощущением, что чего-то важного тебе так и не сказали. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно