Разделы Разделы

Элина Колате: Юнкурс настроения

Несколько недель назад общественность весьма обеспокоилась пропажей бывшего, нынешнего и будущего депутата Яниса Юнкурса. Эта новость поделила общество на две группы — тех, кто разыскивал Юнкурса, и тех, кто искал имантского педофила. Так как Юнкурс все же нашелся, дни имантского педофила сочтены. Ведь теперь его поисками могут заняться абсолютно все.

Янис Юнкурс с давних пор был ориентированным на независимость молодым человеком. Несколько лет назад, под сенью Затлерса, он вошел в Сейм, чтобы вскоре бросить партию вместе с поп-группой «Шестерка Олштейнса». Отсидев свои четыре года в Сейме, он снова баллотировался на выборах. На этот раз — в списке «Единства», простодушно взявшего его в свои ряды по непонятным мне причинам. Хотя, это еще ничего — в этой партии многое происходит по непонятным мне причинам.

По-настоящему Юнкурс никуда, конечно, не пропадал — он просто общался с очень ограниченным кругом людей. Наверное, у него просто было плохое настроение. Еще бы! Его личная, не согласованная с «Единством» рекламная кампания дала неплохие плоды — он снова получил «4 года условно» в Сейме. Радость затмевает лишь факт, что из-за него «за бортом» осталась Солвита Аболтиня, известная как довольно властная госпожа, ниже достоинства которой было бы признать, что какой-то молокосос вытеснил ее из списка Сотни Умных Голов.

Юнкурс чувствовал себя плохо и сидел в каком-то темном углу, но в понедельник его настроение резко улучшилось. А чего только не сделаешь в хорошем настроении! Господин Юнкурс решил пообщаться не только с самыми близкими друзьями, но и со всеми, кто этого хотел. И ему было что сказать.

Он решил забросить мандат в кусты, чтобы прошла Солвита Аболтиня. Свой поступок он оправдал просто: во-первых, получил хорошую работу за границей, во-вторых, псоле напрасных обвинений в Сейм ему расхотелось. В чем заключалась напраслина? Что он, баллотируясь под слабым номером, попал в Сейм? Да, ужасный позор. И прекрасное предложение работы он получил, потому что уже с лета начал ее искать — видите ли, ясно было, что Сейм ему не светит. Ха-ха-ха. Пусть не заливает! Если уж Юнкурс не верил, что удачно пройдет на выборах, зачем он вообще печатал свои газетенки и интенсивно работал над саморекламой?

Те, кто не верит, что пройдет в Сейм, обычно или не делают ничего, или слушают то, что велит начальник, но тут ведь он все своими руками. Как панк. Это значит, что он хотел стать депутатом нового Сейма. Очень хотел.

То, что Солвита Аболтиня попадет в список Сотни Умных Голов, было ясно с самого рождения Христа. Ведь госпожа Аболтиня — это Шлесерс в женском обличии, она добьется желаемого любыми силами. Я не знаю, заплатили ли Юнкурсу, пригрозили или что-нибудь подарили. И о том, связана ли работа в гонконгской компании каким-то образом с деятельностью Артиса Кампарса («Единство») в бизнес-совете Китай-Латвия, я тоже не знаю, рядом меня не было. Но я знаю — очень хорошо, что этот Юнкурс исчезнет, потому что его неловкое ломание — «не надеялся попасть в Сейм» — и насмешка над доверием избирателя просто отвратительны. Может быть, у тех людей, которые голосовали за Юнкурса, альтернативой была не Аболтиня, а Шлесерс? И что теперь? Теперь они в качестве меньшего зла получат не Шлесерса, а Аболтиню. Честнее было бы разыграть этот «мягкий» мандат.

Из-за этого Юнкурс не станет депутатом XII Сейма? Станет! Станет на минуту. Чтобы отказаться от мандата, его сначала нужно принять и дать торжественную клятву. Но разве это не осквернение торжественной клятвы? Вообще-то нет, потому что в ней имеется обещание быть верным Латвии, укреплять латышский язык, защищать Латвию как независимую страну и добросовестно выполнять свои обязанности. Нигде не сказано, что нужно работать в Сейме.

Защищать Латвию как независимое государство может любой и везде, и свои обязанности таможенного брокера Юнкурс сможет добросовестно выполнять и в той гонконгской компании. Так что — чик-чик — и Юнкурс в домике, придраться не к чему. Мне вроде бы не стоит оценивать этические аспекты, потому что у меня в школе по этике было 5 баллов из 10, но чувствую, что такой поступок со всех точек зрения довольно извращенный.

Больше всего мне жаль президента Европейской Комиссии Жан-Клода Юнкера. До сих пор его из-за имени постоянно путали с Жан-Клодом Ван Даммом. И это еще не самый плохой образ, с которым можно спутать. Но в Латвии, скорее всего, появятся люди, которые не научатся отличать Юнкурса от Юнкера и будут думать, что Европейской Комиссией руководит не Жан-лод Ван Дамм, а латыш с резкими перепадами настроения.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить