Алексей Романов: Доверие, уверенность и улыбка

Обратите внимание: материал опубликован 9 лет назад

Об инциденте, который произошел с депутатом сейма Артусом Кайминьшем сначала на борту самолета авиакомпании airBaltic, а потом и в полицейском участке рижского аэропорта, я прочел на одном из латвийских информационных порталов, будучи в Париже. Я подумал: а как бы парламентарий отреагировал на то, что в музеях Лувра и Орсе нет альбомов и путеводителей на латышском языке. Но есть на русском, который не является официальным языком Евросоюза. Если бы он повел себя так же, как в самолете, то, наверное, тоже бы познакомился с работой структур безопасности и порядка.

Правда, конфликт бы тогда был зафиксирован разве что в полицейском протоколе. Вряд ли во Франции какое-либо информационное агентство заинтересовалось бы таким событием. И мандат депутата Латвийского сейма не добавил бы ни публичности, ни защиты. Там все еще далеко не все знают о существовании такой страны как Латвия, несмотря на ее председательство в ЕС. (Одна более продвинутая девушка, услышав ответ на свой вопрос откуда вы, радостно воскликнула по-английски: «Yes, I know! Lithuania!»).

А вот сравнительно недавние теракты научили парижан быстро и профессионально действовать при малейшей угрозе. У всех правительственных зданий, на вокзалах постоянно патрулируют вооруженные люди в камуфляже или бронежилетах.

На Gare du Nord буквально перед моим носом была вдруг протянута полосатая полицейская лента. Ею был огорожен весьма большой участок вокзала. И тут же, как из под земли, выросли десятка полтора работников, судя по униформе, из разных служб безопасности. Причем это были люди всех имеющихся на земле рас. То есть, насколько многолик, мультирелигиозен и мультикультурен Париж, настолько разнообразны и его охранники. Видимо, неважно - откуда ты, какой твой родной язык и в какого бога ты веришь. Важно только то, насколько ты профессионально и физически подготовлен. И готов выполнить свой долг. А еще все они предельно вежливы и предупредительны с теми, кого они защищают. И на мои вопросы, как обойти оцепление и надолго ли оно вообще, я получал исчерпывающие и благожелательные ответы. А вот от  вопросов, что случилось, они мягко уходили. И правда, зачем волновать людей, если они уверены, что за пределами ограждения никому опасность не угрожает. Я так и не узнал, что охранники проверяли, что или кого обезвреживали, но, судя по тому, как быстро исчезла лента, сделали они это оперативно, «без шума и пыли».

И народ очень спокойно реагирует на все меры, которые должны обеспечить его безопасность. На это я обратил внимание и в поезде, когда ехал из Парижа в другой город. Поезд остановился где-то в полях, и по внутренней связи прозвучали извинения за задержку из-за некой угрозы. Непредвиденная остановка продолжалась целый час, но пассажиры сохраняли полное спокойствие и понимание. Некоторые только позвонили по телефону, что задержатся.

Мне вспомнилось, что, кажется, в 50-е годы прошлого века весь мир облетела фотография с обложки «Times»: маленький мальчик смотрит с восхищением на стоящего рядом с ним полицейского. Снимок назывался «Доверие и уверенность».

Еще одно парижское наблюдение. Сидя в кафе, я наблюдал, как бойкий уличный продавец с шутками и прибаутками ходил и распространял журнальчик «Charlie Hebdo». Он обошел всех вокруг – в кафе, на остановке автобуса, просто прохожих. Никто не купил. Но все ему улыбались.

Впрочем, в Париже принято улыбаться незнакомцам. Просто так, безо всяких причин. Для поднятия настроения себе и другому. Если в метро кто-то поймает твой взгляд, чаще всего улыбнется в ответ. А если девушка заметит, что ты обратил на нее внимание, то даже может не только улыбнуться, но и сказать: «Merci, monsieur».

Вернувшись в Ригу, я зашел в супермаркет. Уступил дорогу даме с нагруженной тележкой. Посмотрел на нее с улыбкой. Она прошла мимо, как писал Маяковский, «не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав». Я понял, что уже не в Париже... Хотя и говорят, что Рига – маленький Париж. Помнится, в 90-е годы даже был фестиваль с таким названием.

В свое время Ромен Роллан говорил, что Бухарест – это маленький Париж, но Париж – это не большой Бухарест. Думается, что про Ригу можно сказать то же самое. Хотя бы потому, что в Париже даже депутату не удалось бы вызвать такой резонанс из-за пререканий со стюардессой, сказавшей что-то на неугодном ему языке. Да и вообще такого там быть, я думаю, не могло. Скорее, они бы просто улыбнулись друг другу.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное