«У евреев должны быть рога» — в Латгалии презентовали книгу воспоминаний.

В Риге, Карсаве, Лудзе и Резекне прошла презентация книги Абрахама Эдельмана «20-й век. Письмо». Семейная история, рассказанная лаконично и бесстрастно в контексте поистине «железного» века, стала своеобразным продолжением «Карсавских рассказов», увидевших свет ранее.

ЦИТАТА

«Семейная история Абрахама Эдельмана, сотканная из писем, воспоминаний и фотографий, представляет собой откровенный и многогранный пример микроистории, который помогает лучше понять жизненный опыт людей разных национальностей в сложные времена на протяжении почти всего ХХ века»

Улдис Нейбургс,
доктор истории

«Я увлеклась еврейской историей, когда участвовала в реновации Зеленой синагоги в Резекне, занималась контентом. По образованию я историк и музеолог. Постепенно сложились исследования “Еврейский Резекне” (2017) и “Карсавские рассказы” (2018/2019), я привлекла к работе многих историков. Сама я родом из Карсавы и хочу отразить былое многообразие национальной жизни в этом маленьком приграничном городке (по статистике 1897 года, в Карсаве проживало 1313 человек, в том числе лютеран — 294, католиков — 278, иудеев — 609; по данным 2011 года, из 2231 жителя 1621 были латышами, 547 — русскими, остальные — других национальностей — Л.В.). Абрахам Эдельман родился в Резекне, но связан корнями с Карсавой. Там он провел детство и куда приезжал уже взрослым человеком. Он уже давно живет в Израиле, прочитал “Карсавские рассказы” и связался со мной. Мы встретились в Иерусалиме, я приезжала в Яд Вашем. У Абрахама сохранился богатый семейный фотоальбом, и я убедила его написать воспоминания.

Дальше я нашла редакторов, переводчиков, необходимые фонды — фонд Фридриха Эберта и фонд Uniting History. Книга в конце прошлого года вышла на латышском и английском языках, в начале этого — на русском. И сейчас мы ее презентуем — дарим библиотекам и синагогам. Тираж — 300 экземпляров на каждом языке», — рассказала Rus.LSM.lv куратор проекта, директор аналитического центра Creative Museum Инета Зелча Симансоне.

Родившийся в 1938 году Абрахам Эдельман вспоминает своих родственников и свою жизнь до отъезда в Израиль в январе 1992 года.

Это очень спокойное повествование, без чрезмерной ностальгии, наполненное любовью и уважением к тем людям, с которыми свела судьба. Спокойная констатация повседневного антисемитизма — тоже черта книги.

Вот, к примеру, воспоминание матери. В 1941 году семью из Карсавы эвакуировали в деревню в Горьковской области.

«Когда мы прибыли в эту деревню и сошли с телег, к нам подошло несколько женщин, которые внимательно посмотрели на нас, а потом … стали руками щупать наши лбы. Мама спросила: “Почему вы нас ощупываете?” В ответ одна из деревенских женщин спросила: “А вы евреи?” “Да, мы евреи”, — ответила мама. “А нам батюшка сказал, что у евреев должны быть рога”, — прозвучал такой ответ. Батюшка — это местный священник. … Позже мама говорила, что отношение к нам было хорошее, несмотря на случай с рогами».

Другой эпизод, сохраненный памятью девятилетнего Абрахама. Семья уже жила в Риге: после возвращения из эвакуации дом в Карсаве нашли разрушенным — и приютили родственники в столице.

«Было это в январе 1947 года. Я шел пешком на занятия и держал в двух руках скрипку, завернутую в легкое одеяло — тогда у меня еще не было футляра, и я боялся ехать на трамвае, чтобы скрипка не пострадала в переполненном вагоне. На улице Тербатас навстречу мне шел пьяный мужчина. Увидев меня, он крикнул: “А-а, жиденок!” — и ударил меня ногой в живот. Я только успел резко поднять одеяло со скрипкой вверх, но сам отлетел к стене дома. Сразу полились слезы из глаз, но главное, что скрипка была цела. Я прошел через Верманский парк, зашел в школу и пришел к своему педагогу Балтгайлису. Он сразу увидел слезы, спросил, что произошло, и сказал, что сегодня он со мной заниматься не будет. Он усадил меня на стул и стал рассказывать о разных музыкантах и композиторах. Перед моим уходом он положил свои руки мне на плечи и сказал слова, которые я запомнил навсегда: “Ты еще многого не понимаешь. Но когда ты станешь большим, ты поймешь, что это будет с тобой всегда!”»

И последний случай (в книге их значительно больше). А. Эдельман уже закончил Московский энергетический институт, работал на заводе «Динамо» и искал возможности заработка. Пришел на кафедру высшей математики знаменитой «Плехановки»:

«Посмотрев мои документы, заведующий кафедрой сказал: “Я вас не возьму. У меня уже есть два еврея — зачем мне третий?” Я ушел и больше на этой кафедре не появлялся. И всё же я продолжал искать другую работу. Каждые 3-5 месяцев я подавал заявки в различные предприятия, но мне отказывали в приеме. Так продолжалось до 1972 года, когда мне в очередной раз отказали и вернули поданную ранее анкету, в которой слово “еврей” было подчеркнуто. После этого я оставил попытки перейти на другую работу».

Rus.Lsm.lv встретился с Эдельманом сразу после презентации в Лудзенской большой синагоге.

«Я нечасто бываю в Латвии, последний раз — лет семь назад.

Всегда приезжаю в Латгалию. Чувства смешанные — и грусть, и радость.

С Карсавой связано мое сознательное детство. И потом, когда у меня появилась семья, родился сын, мы с женой летом из Москвы приезжали в Карсаву. Именно в Карсаве мой сын сделал первые шаги, научился ходить.

О грустном. В Карсаве больше нет дома Адольфа и Альфреда Банковичей. Альфред Банкович, немец, был женат на моей тете, сестре отца. Обе стороны вначале были против, но любовь оказалась сильнее. В войну Банкович спасал евреев — свою жену и мою двоюродную сестричку, родителей которой расстреляли, и еще двух человек, сумевших убежать из Карсавского гетто. Альфреду Банковичу присвоено звание Праведника народов мира. Евреев в Карсаве сейчас нет…

Я далек от писательского творчества, записал воспоминания по просьбе Инеты. Если получилось, что-то интересное и полезное, то я очень рад. И я рад, что заразил любовью к Латвии сына.

Не сочтите за дерзость, я хочу всем людям дать совет: проявляйте интерес к истории своей семьи.

Моя внучка в Израиле в школе составила генеалогическое древо нашего рода, и ее там очень за это хвалили», — поделился автор книги «20-й век. Письмо».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить