Украинские беженцы в Лиепае: «Мы надеемся скоро вернуться домой»

«Это не россияне виноваты», — считают беженцы. Вчера в Лиепае начал работать Центр гуманитарной поддержки украинских семей. Горожане несут вещи мешками и коробками. Беженцев становится всё больше, ситуация меняется очень быстро, город старается максимально оказать помощь.

КОНТАКТЫ

Центр гуманитарной поддержки беженцев в Лиепае на ул. Имантас, 7 открыт по рабочим дням с 10.00 до 17.00. Тел. 29 767 262, 26 142 827.

Можно перечислить пожертвования на банковский счет:

Kristīgā labdarības organizācija “Tabitas sirds”,

LV95HABA0551042819151 (с пометкой: Palīdzība Ukrainai).

…Дом на ул. Имантас в Лиепае. Здесь царит деловая суета. То и дело подъезжают машины, оттуда выгружаются разные вещи. Нужно всё! Ведь людям пришлось срочно покидать дома, некоторые даже собраться не успели.

Этот Центр гуманитарной поддержки для беженцев — своего рода филиал благотворительного общества Tabitas sirds, которое базируется в Гробиньской волости. Неделю назад руководитель организации Кристине Видзениеце говорила: «Если беженцев в наших краях станет больше, то будем искать место и в Лиепае».

И оно очень быстро потребовалось. За неделю людей, спасающихся от войны, стало в несколько раз больше — 7 марта в городе было зарегистрировано 58 человек, вчера, по данным Лиепайской думы, уже 345.

…Около 11 утра. У входа встречаю коллегу. Тот рассказывает, что буквально пару минут назад одна семья беженцев уехала, получив необходимую помощь. Внутри вице-мэр Лиепаи Атис Декснис и сотрудники Tabitas sirds обсуждают разные аспекты необходимой помощи — например, кто из семейных врачей сможет принимать беженцев. Как позже пояснил Атис Декснис, сейчас таких пятеро.

«Если говорить о жилье в городе и Южнокурземском крае, то на данный момент у нас есть место для размещения примерно 1500 человек. В Лиепае сейчас в приоритете частные лица, готовые сдать свои пустые квартиры для беженцев, или принять их у себя. Сейчас обсуждается вопрос сотрудничества с лиепайскими гостиницами, на данный момент больше трехсот мест выделено. Ждем последние согласования от Минэкономики, и тогда эта программа заработает», — рассказал Rus.LSM.lv Атис Декснис.

Он отметил, что на первых порах помощь благотворительных организаций просто неоценима. У них и опыт, и механизм оказания помощи отлажен. Tabitas sirds — яркий тому пример.

«Сложно сказать, сколько средств самоуправления понадобится для помощи беженцам. У каждого из этих людей — своя история. Кто-то остановился у родных, которые могут их содержать, и они появятся в нашем поле зрения позже. Нам сейчас важно всех приезжающих зарегистрировать, чтобы знать, сколько их в городе. Ясно, что их больше, чем те 345 человек, о которых у нас есть данные на вчерашний вечер. Это надо знать, чтобы разобраться с финансированием помощи. В резервном фонде думы на непредвиденные расходы — вроде таких ситуаций, как сейчас — зарезервировано 400 тысяч евро», — пояснил Атис Дескнис.

Катя из Харькова. «У меня претензии только к президенту России»

…Заходят две женщины, говорят на русском. Одна из них — беженка Катя Татаурова. Она приехала 10 марта. И уже стала волонтером здесь же, в Tabitas sirds.

«Я из Харькова. Из города мы выехали в первый день. В пять утра вся страна проснулась от взрывов. Я поверить не могла, решила, что мне кажется. Через час друзья позвонили — мол, мы за город едем, собирайся. Собрала рюкзачок с самыми необходимыми вещами, документы взяла. В семь утра мы были уже в пути. В первые дни обстреливали и бомбили воинские части вокруг города и немного окраину. На третий день стали бомбить город, жилые дома… Наверное, у нас мало ПВО было, не могли ракеты перехватывать. Мы следили за переговорами с РФ и видели, что результатов пока нет… Дней восемь мы на этой даче прожили, периодически к нам другие люди приезжали, в одну ночь 23 человека ночевало. У нас такой «перевалочный пункт» получился. В ночь перед тем, как мы решили уезжать, над домом пролетел самолет. Это очень страшно. Этот гул нарастающий — это очень жутко. Я в тот момент была в комнате одна, прижалась к стене, старалась от окна отодвинуться. А то, что в городе происходило — мы ж на связи оставались — это вообще непередаваемо… Люди в метро в первого дня прячутся. В подвалах. К сожалению, несмотря на то, что уже восемь лет в нашей стране военный конфликт, мало было подготовлено убежищ. На следующее утро летать стали прямо над нашим поселком. Решили уезжать. От Харькова до Западной Украины ехали пять суток. В одной из пробок мы плелись 30 часов. Останавливались у знакомых. Мы были недалеко от Львова, когда позвонили друзья. Мол, одно место в машине есть. Они забирали сюда, к вам, одну женщину из Харькова. Решила ехать. А друзья в основном остались, потому что они семьями, а мужчины уехать не могут. Очень многие украинцы сейчас в Западной Украине, а ведь уже и там бомбят. Это очень страшно. Так что, если есть возможность где-то в Европе переждать, то лучше так и делать», — рассказывает Катя.

Она остановилась у лиепайских друзей — и считает, что желание «переждать и вернуться домой» сейчас у беженцев превалирует. Вопрос, насколько война затянется. Но ответа пока нет. Катя полагает, что очень многие будут искать работу. Она сама бухгалтер — и тоже хотела бы работать.

— Я тут в пятницу была, вещей немного взяла, дома померила, часть вернула, не угадала с размером. А сейчас приехала помочь. Ведь сижу дома сейчас, вот завтра в Социальную службу пойду. Значит, могу здесь помочь, те же вещи сортировать, по размерам раскладывать», — говорит Катя.

— А как дальше жить? Не «здесь и сейчас», а в целом? — интересуется Rus.LSM.lv.

— Мои родители живут в 60 км от Донецка. Я знаю, как и что у них происходит. Восемь лет уже. То, что показывают по их ТВ, абсолютно не сходится с нашим. Я смотрю разные источники — и российские, и наши, и то, что в Донецке. Telegram-каналы отслеживаю, чтобы сопоставить. У родителей спокойней сейчас, там не бомбят. И они сами спокойны, огород засаживают. Политику мы стараемся не обсуждать, но я вижу, что у них в голове совсем другое. А если говорить о будущем рядом с Россией… Мы с моими знакомыми это уже не раз обсуждали. И считаем, что не россияне виноваты, многие из них знают, что у нас происходит, хоть им многое не показывают. У меня знакомые в России есть, мы сопоставляем информацию. Многие сами ее ищут. Смотрите, у нас были варианты — бежать на запад или в Россию. Харьков ведь в 40 км от границы с Россией. Но почему почти все отправились на запад? В Россию поехали только те, кто физически объехать город не мог, потому что танки везде стояли. Для меня вариантов не было — я в Россию не хотела, там сейчас всё под запретом, я в такой стране жить не хочу. Среди россиян есть и хорошие люди, я не буду всех скопом обвинять в происходящем. У меня претензии только к их президенту, — говорит Катя.

Марина из Хмельницкого. «Дело не в обычных людях…»

Марина тоже остановилась у знакомых лиепайчан. Они приехали вместе с сыном Гришей, через три дня мальчику исполнится семь лет. Пока мы с Мариной общаемся, мальчик весело катается на огромном розовом зайце. Чуть позже вместе с одной из сотрудниц центра помощи выбирает себе кроссовки.

— Хмельницкий — это западная Украина. У нас сейчас много беженцев из других мест Украины. У нас пока не бомбят. Хотя всё время говорят, что тоже скоро начнется. Мы сюда приехали, потому что страшно было оставаться там с детьми. Тревоги каждую ночь, сирены, в подвал надо спускаться. У меня мама там осталась, не хотелось ее оставлять, сидели до последнего. А потом мама говорит — мол, у тебя ребенок, уезжай! Это было числа шестого, наверное… Мы ехали через Польшу, автобусами и машинами. В Польше у одной семьи немного побыли. В Лиепаю приехали, потому что знакомые тут есть. Я ж не могу приехать в чужую страну, вообще никого не зная. Мы тут пару дней. С собой почти ничего не взяли, буквально пару смен белья и чуть-чуть одежды. Что дальше? Сначала отдышаться немного, отойти от этого всего, очухаться. Но очень хотим вернуться домой, как только всё уладится! Украина наша родина», — говорит Марина.

— А как дальше жить? Как уживаться с Россией и россиянами? — интересуется Rus.LSM.lv.

— Я буду жить, как и жила. Хотя многое война поменяла. У меня есть родственники в России, которые просто умыли руки. Им ведь совсем другое по ТВ показывают! И они считают, что мы всё раздули сами. То есть я понимаю, что им много лет в уши лили всякое… Но есть ведь нормальные и адекватные россияне. У меня мама русская. Она много лет назад вышла замуж за папу-украинца и переехала. Брат мой в России живет, он адекватный, понимает, что на самом деле творится. Мне кажется, что дело не в обычных нормальных людях. Это политика, и я не хочу в нее лезть, — говорит Марина.

Мы немного поговорили о том, что Грише осенью идти в первый класс. Где это будет?.. И о работе для Марины, если оставаться в Латвии придется дольше. Она парикмахер, да и вообще работы не боится. Но — тут язык как камень преткновения…

«Им всем нужно участие. И помощь»

«Вчера — мы и открыться толком не успели — беженцы шли потоком с утра до самого вечера. Я даже посчитать еще не успела, но больше двух десятков человек. За всё это время Tabitas sirds помогла уже более чем 120 людям. В основном это женщины и дети. Многие приходят и говорят, что из вещей у них — только то, что на них… Одежда им нужна, средства гигиены, мы продукты даем на первое время, пока они не начнут получать их от Социальной службы города. Для детей у нас есть не только одежда, но и игрушки, книжки-раскраски и прочее, горожане принесли. Дети разного возраста, самому младшему и месяца не было…», — рассказывает Кристине Видзениеце.

Сейчас беженцы в основном находят приют у лиепайчан и жителей Южнокурземского края — родственников, друзей, знакомых и просто хороших людей.

«Одна из беженок, молодая женщина с ребенком, вчера рассказывала, что не хотела уезжать, но муж потребовал это сделать, довез их до границы и там оставил — мол, спасайтесь хоть вы! А сам вернулся», — рассказывает Кристине.

И добавляет, что некоторым беженцам нужна будет помощь психолога — и это как минимум: после ночей, проведенных в бомбоубежищах, после взрывов они вздрагивают от любого резкого шума, страдают от бессонницы и пр.

«То, что мы можем сделать тут — это обнять человека, если он хочет. А люди этого хотят, да. Им нужно живое прикосновение, участие», — с грустной улыбкой говорит Кристине.

Она чрезвычайно признательна за помощь всем лиепайчанам и жителям Южнокурземского края. Люди очень отзывчивы, помощь общественности сейчас особо значима, очень помогает принимать беженцев и снабжать их необходимым. Но нужно еще многое, ведь людям на пустом месте сейчас надо обустроиться. Можно помогать и деньгами. На них Tabitas sirds покупает продукты, предметы гигиены и другие нужные беженцам вещи.

«Добро рождает добро»

Выйдя из здания на Имантас, Rus.LSM.lv чуть не столкнулся с Эвитой и Тиной Вирбуле. Мама и дочка тащили огромные пакеты.

«Мы из Гробини. Давно близко знакомы с Tabitas sirds. В Лиепаю приехали потому, что только вчера здесь центр открылся, и мы с Кристине Видзениеце договорись, что сейчас больше надо лиепайскому центру помогать, потому что у нас в Робежниеках много всего. Вот и приехали. Привезли зимние и весенние куртки, джинсы разных размеров, свитера и летние майки, обувь. Все чистое, выглаженное, чтобы люди могли сразу пользоваться. Почему помогаем? Мы никогда не знаем, когда нам понадобится помощь. Добро рождает добро, значит, надо его делать», — считает Эвита.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить