Учреждения отрицают свою вину в деле забытого в психбольнице несовершеннолетнего

Ни Рижский сиротский суд, ни департамент благосостояния Рижской думы, взвесив все обстоятельства дела о многолетнем пребывании ребенка в психиатрической больнице, не усмотрели нарушений действовавших на тот момент нормативных актов, сообщает Latvijas Radio. Ведомства ссылаются на несовершенное законодательство тех лет. Теперь же закон таков, что исключает повторение подобных ситуаций. Бюро омбудсмена уже назвало этот ответ циничным.

Молодой человек, теперь уже взрослый, был изъят у своей биологической матери, незаконно передан на усыновление человеку, который его подвергал физическому и сексуальному насилию, а затем оказался в психоневрологической больнице Ainaži, и чиновники забыли о нем на долгие девять лет. Ребенком он не получил должного образования, а в больнице также перенес насилие. Кроме того, подростком он был там же и трудоустроен — на кухне, но денег ему не заплатили.

Права ребенка нарушались многократно: ему не назначили опекуна, когда усыновление было аннулировано, и не проинформировали его биологических родственников. После смерти биологического отца пострадавшему на протяжении нескольких лет не выплачивалась пенсия по потере кормильца. У повзрослевшего пациента теперь огромные сложности с трудоустройством.

Теперь, спустя годы, специалисты сходятся во мнении, что ребенку в больнице изначально было не место. Во вторник 2 июля состоялось заседание комитета Рижской думы по социальным вопросам, на которое пригласили представителей сиротского суда Риги и думского департамента благосостояния. Они заявили, что нарушений не нашли.

Замдиректора департамента благосостояния РД Мартиньш Моорс рассказал, что в поле зрения социальных работников парень попал уже незадолго до совершеннолетия. Службы уладили все формальности, чтобы молодой человек, который полжизни провел в больнице, смог начать жить самостоятельно. Ему помогли пособиями, оформили документы, стали решать вопрос с получением основного школьного образования. Взвесив проделанную соцслужбами работу, департамент не выявил в ней бездействия. Тот же факт, что несовершеннолетний был 9 лет в психбольнице, Моорс, по его словам, не компетентен комментировать:

«Поймите, никого нельзя поместить в больницу без направления врача. Если вы считаете, что он находился там без медицинских показаний, то это вопрос не к Рижскому сиротскому суду и не к администратору социальных услуг». 

Нарушений в своей работе не видит и Рижский сиротский суд.

«Сегодня сказать, что 20 лет назад... С теперешней точки зрения мы усматриваем, да, что в то время не было полноценного законодательства, там нет совершенно правильно соблюдающихся сегодня прав и интересов ребенка. Но упрекать сиротский суд или социальную службу за то, что чего-то не было сделано -надцать лет назад — в сегодняшней системе мы, ни одно, ни другое учреждение, этого не находим.  

Еднственное, что в нашей оценке следует признать, чего мы не сделали — если ребенку после адопции следует находиться два года под надзором сиротского суда, это значит, что не реже раза в год нужно к этим усыновленным детям ходить и оценивать, как им живется. Мы это сделали не в течение года, а через полтора», - сказала председатель Рижского сиротского суда Инесе Эргле. 

Глава сиротского суда также поспешила успокоить присутствующих, что в системе опеки над детьми, оставшимися без родительской заботы, многое изменилось, и в наши дни подобные вопиющие инциденты исключены. А в те времена всё происходило-де в соответствии с действующим законодательством, поэтому Эргле не видит причин ополчаться на сиротский суд и соцслужбу.

Председатель комитета РД по социальным делам Байба Розентале («Согласие») признала, что была проделана скрупулезная ретроспективная работа, чтобы понять, что же случилось тогда, много лет назад:

«Недвусмысленно ясно, что этот молодой человек пережил большие страдания и эмоциональную обиду, но после проведенного исследования невозможно утверждать, что не соблюдалось законодательство того времени или что кто-то сознательно поступал вопреки интересам ребенка.

Нужно понять и то, что нормативные акты теперь резко отличаются от действовавших тогда норм, и сейчас нормативная база упорядочена так, чтобы такие случаи больше не повторялись». 

Департамент благосостояния проинформировал комитет, что была создана комиссия для оценки информации, и она взвесила действия сотрудников столичного муниципального детско-юношеского центра реабилитации Marsa gatve и рижской соцслужбы, обязанных соблюдать права и интересы несовершеннолетнего и оказывать психосоциальную поддержку по достижении совершеннолетия, в том числе заниматься документами для того, чтобы пенсию по потере кормильца парень все-таки получил.

По итогам проверки был сделан вывод, что в Marsa gatve пострадавшему юноше оказали всю необходимую поддержку, а соцслужба обеспечила ему требующиеся социальные услуги. Став совершеннолетним, молодой человек пользовался услугами центра социальной опеки, жил в групповой социальной квартире, а теперь при поддержке самоуправления арендует отдельную, благоустроенную.

В Бюро омбудсмена рассуждения представителей самоуправления Риги сочли циничными. Юридический советник омбудсмена Лайла Хензеле указала в интервью LTV на то, что сиротский суд обязан был назначить ребенку опекуна, что главврач психбольницы не может автоматически становиться опекуном пациента, а кроме того, сиротский суд обязан был следить за тем, как живется ребенку в больнице.

Юридический представитель потерпевшего Артур Звейсалниекс, со своей стороны, выразил недоумение в связи с тем фактом, что, обсуждая судьбу его подопечного, в Рижскую думу не пригласили ни самого молодого человека, ни его адвоката. Звейсалниекс не исключает обращения в суд против самоуправления и государства.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно