Оставленный на годы в больнице ребенок работал там в столовой — бесплатно

Открылись новые факты нарушений прав несовершеннолетнего, допущенные в отношении пациента Айнажской детской психоневрологической больницы. Мальчик, помещенный туда после насилия в семье отчима и на девять лет попросту забытый чиновниками, в этой больнице был еще и трудоустроен — но зарплату ему не платили, cообщает LTV в передаче De facto.

По словам Юриса (имя изменено), о его трудоустройстве свидетельствyют документы и взносы обязательного соцстраxования.

«Я только помню, что в 2007 году это было. Я работал в больничной столовой — посудy мыл, овощи чистил, носил там питание в группы, убирал. Остатки еды выносил в дырку, потому что всё вываливали вон. У меня был, как у всеx людей, восьмичасовой рабочий день. Но дело такое, что мне не платили зарплату. Всё было официально, трудовой договор был».  

В 2007-м Юрис был еще несовершеннолетним. Распечатки из Госагентства обязательного соцстрахования (VSAA) подтверждают, что с января по июль того года больница платила за Юриса соцналог. Там он работал неполных полгода, а потом еще месяц в Айнажском городском управлении.  

Отстраненная за многочисленные нарушения в подведомственном ей учреждении директор детской психоневрологической больницы Ainaži Илона Балоде на многократные звонки тележурналистов не отвечает. Теперешний руководитель больницы Айгар Кишуро указывает, что ему неизвестно, где искать больничный архив с материалами о трудоустройстве пациентов. В настоящее время в Айнажи ничего подобного не происходит, утверждает он.  

В свою очередь, Салацгривская краевая дума поясняет, что все документы того периода переданы на хранение в Валмиерский зональный архив. В архиве LTV подтвердили: имеются номера счетов сотрудников, но нет подписей этих людей. Поэтому отыскать информацию, где оказались заработанные Юрисом деньги, кто их получал и тратил, может только Госполиция в рамках уже начатого уголовного дела. Но пока, во всяком случае, полиция розысками в этом направлении не занимается.

В Рижском сиротском суде, со своей стороны, говорят, что о трудоустройстве подростка-пациента в больнице ведомству ничего не известно.  

Детский психиатр Никита Безбородов, комментируя факт работы мальчика в столовой, говорит: это еще одно подтверждение того, что парню в заведении для душевнобольных было не место.
 
«Закон тоже гласит: лечение в стационаре проводится лишь тогда, когда состояние здоровья настолько тяжелое, что он не может получать помощь амбулаторно. Как это вообще даже теоретически возможно — чтобы несовершеннолетний, находясь в больнице, был там же нанят на работу!»

Горькая история Юриса наконец после ряда публикаций в масс-медиа услышана в Сейме и Рижской думе. Там за последний месяц его дело обсуждало уже несколько комиссий.  Решен вопрос о ранее не выплаченной Юрису пенсии по потере кормильца (пока изъятый у матери мальчик был в стационаре, отец умер). Пенсию Юрис получит. Кроме того, должностные лица договорились изыскать возможность, чтобы он с сентября мог начать получать школьное образование, которого в больнице был лишен.  

Но решения по вопросу о выплате парню компенсации за нанесенный ему огромный и невосполнимый ущерб все еще нет, прозвучало в De facto.

Как уже сообщал Rus.lsm.lv, Юрис (имя изменено) родился незадолго до восстановления независимости Латвии. У совсем юной матери, не имеющей образования и профессии, безработной и бездомной. Отец бросил ее вскоре после появления сына на свет. Единственным источником существования женщины было попрошайничество, в том числе вместе с ребенком. Это и стало причиной, по которой трехлетнего Юриса власти у нее забрали.

Юриса увезли в рижский 258-й спецдетсад — приют. Мама его навещала регулярно с первого дня, а через три года ей заявили, что мальчика усыновляет богатая семья. Судя по произошедшему тогда с усыновлением мальчика, можно предположить, что в этом процессе имела место коррупция. Юриса усыновил моряк дальнего плавания, который безо всякого на то юридического основания проживал вместе с пасынком от разведенной жены, подростком. И этому человеку позволили адопцию семилетнего мальчика.

У усыновителя он прожил полтора года. Несколько учреждений, не связанных друг с другом, сообщили в Госполицию о своих подозрениях, что усыновитель мальчика сексуально использовал, что допускал физическое насилие по отношению к нему. Но в Госполиции сексуальные преступления расследовать не стали, и все заявления, датированные концом 1990-х — началом 2000-х, исчезли.

Именно в то время в жизни Юриса начался еще более тяжелый период — жизнь в психоневрологической больнице. Из-за пережитого он теперь, спустя десятилетия, обратился за помощью в Бюро омбудсмена. Там пришли к выводу, что вместо оказания помощи страдания ребенка лишь приумножали. Когда у мальчика в 1999 году проявились проблемы в поведении, связанные с травматизацией у отчима, его, восьмилетнего, поместили в клинику в Елгаве, позднее перевели в стационар в Риге. Пока в середине 2000 года Юрис не оказался в детской психоневрологической больнице в Айнажи, о проблемах в которой с нарушением прав детей Rus.lsm.lv уже сообщал. Изучив документы, Бюро омбудсмена пришло к выводу, что Айнажи стали для мальчика домом на почти девять лет. Его там, попросту говоря, все забыли.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно