Языковые поправки к Закону о труде приняты в усеченном виде

Работодатели не смогут требовать от работников знания конкретного иностранного языка, если только использование этого языка не связано с выполнением непосредственных служебных обязанностей, гласят поправки к Закону о труде, которые уходящий Сейм утвердил на своем последнем заседании в третьем, окончательном чтении, сообщает пресс-служба парламента. Но — изменив ряд пунктов.

Так, поправка, запрещающая требовать от работника знания «языков, которые не являются официальными языками ЕС», отклонена, сообщил в соцсетях депутат от «Согласия» Борис Цилевич. Авторы поправок, депутаты Национального объединения, предлагали запретить требовать знания языков третьих стран и делегировать Кабинету министров составление списка должностей и профессий, на которые эта норма не распространялась бы. Но большинство парламентариев не согласились с этим.

Отклонена и поправка, позволяющая работникам использовать только латышский язык в общении с гражданами Латвии, негражданами и лицами, получившими в Латвии вид на жительство, отметил Цилевич. Депутаты прислушались к рекомендации парламентской Юридической комиссии исключить эту норму из проекта поправок. 

Как заявил Латвийскому радио 4 после заседания депутат Андрей Клементьев («Согласие»), это — одна из норм, которая «прошла два чтения и совершенно нарушает всякий баланс в Законе о труде».

Языковые поправки к Закону о труде в третьем чтении изменилиСергей Бардовский

    «Естественно, она вызвала бы всевозможные нарушения прав человека, и вообще... Норма была изъята из закона, так как она стала бы нарушением. Она не имеет никакого отношения к закону о труде. В этом смысле «национальный» проект улучшения закона рухнул — по большому счету, все нормы, которые были приняты в двух чтениях, они выхолощены Юридическим бюро, которое поддержало абсолютное большинство парламента», — поделился депутат.

    Национальное объединение в аннотации к проекту поправок подчеркнуло, что цель изменений — «устранить лингвистическую дискриминацию латышей на работе, а также способствовать их репатриации и тому, чтобы они оставались в Латвии».

    Авторы поправок указывают, что в семи крупных латвийских городах проживает половина населения Латвии, но только 40% там — латыши. В связи с этим русский язык в этих городах самодостаточен, особенно на частных предприятиях. В такой ситуации работодатели при приеме сотрудников на работу или уже в процессе работы настаивают, чтобы те обязательно знали и русский язык, а не только государственный, ведь большинство клиентов и большинство сотрудников — русскоговорящие.

    В сельских же регионах и небольших городах пропорция совсем другая: там удельный вес латышей среди населения достигает 75% (в Курземе и Видземе — даже до 90%). И их самоуправления даже теоретически не в состоянии обеспечить школы нужным числом преподавателей русского языка, если ученики захотят, например, вместо немецкого языка изучать русский. В латышских школах за 16 лет лишь 35% учеников осваивали русский язык. Так, в 2016 году, по статистике, в качестве второго иностранного русский выбрало только 32% латышских школьников.

    За принятие поправок проголосовал 81 депутат, один воздержался. 

    К третьему чтению депутатами было подано восемь предложений, сообщило ранее Латвийское радио 4 в передаче «Домская площадь».

    Секретарь парламентской комиссии по социальным и трудовым делам Сильвия Шимфа не пожелала комментировать каждое из поданных предложений, но пояснила ЛР4 по телефону, что готова говорить о тех, которые комиссия поддержала и которые оказались представлены на рассмотрение парламента. Есть три статьи Трудового закона, которые было предложено изменить:

    Языковые поправки: предложений подано 8, в Сейм ушло 3 - ШимфаРомуальд Ванагас

      «29-я, 32-я и и 56-я статьи. Все они дополняются новыми подпунктами. 29-я статья налагает запрет на различное отношение — ее предполагается дополнить новой частью три, прим-один, где говорится, что если в случае спора с сотрудником сотрудник указывает на обстоятельства, которые могли быть в основе его прямой или косвенной дискриминации на языковой основе — работодатель обязан доказать, что основой различного отношения являлись объективные обстоятельства, которые не связаны с владением языком работником — или связано с тем, что знание определенного языка является объективной и обоснованной предпосылкой для выполнения соответствующей работы».

      Предложение призвано избавить работников от дискриминации при несогласии с  решением его работодателя [об увольнении] — человек сможет оспаривать такие решения, и работодатель должен будет доказывать отсутствие факта дискриминации, пояснила депутат.  

      «Таким же содержанием дополняется и 32-я статья. Там будет новый пункт два-прим, распространяющая требование и на объявления о работе. И 56-я статья — о содержании и границах распоряжений работодателя — дополняется новой четвертой частью, и там говорится о том, что работодатель не имеет права требовать от работника владения конкретным иностранным языком, если использование этого языка не входит в обязанности работника. Если при выполнении непосредственных служебных обязанностей нет необходимости в употреблении иностранного языка, работодатель не имеет права запретить употреблять государственный язык».  

      Ранее Конфедерация работодателей уже заявляла, что в тех случаях, когда работодатели настаивают на знании работниками русского, они это делают обоснованно. По прогнозу эксперта конфедерации Андриса Алксниса, после утверждения соответствующих поправок Сеймом существует риск учащения споров между соискателями вакансий (и даже уже принятыми сотрудниками) и работодателями о том, насколько обоснованно требование знать какой-либо иностранный язык.

      «Будет очень много дискуссий и споров, и нужно будет много времени тратить, дожидаясь, пока такие тяжбы дойдут до суда, и суд вынесет решение. Это опять-таки кажется абсолютно не отвечающим целям производственного процесса в Латвии», — сказал он.

      Специалист подчеркнул: в большинстве случаев, когда работодатель требует от сотрудника знать какой-то конкретный язык, эти требования обоснованны. Это касается не только русского языка, но и английского, и других.

      «И многие компании в Латвии являются дочерними компаниями иностранных предприятий. Там есть внутренние нормативы, стандарты, которые написаны на английском языке. И думаю, мы должны учитывать и то, что, действительно, в таких случаях сотрудник должен знать и английский. Чтобы он смог конкурентоспособно работать на международном предприятии в Латвии».

      Критиковали поправки и сами бизнесмены, например, президент Латвийского общества ресторанов Янис Ензис, недавно заявивший на заседании Комиссии Сейма по социальным и трудовым делам, что в Латвии есть отрасли, для которых очень важно знание русского.

      «Это вопрос конкурентоспособности и благосостояния. Это вопрос благосостояния государства», — сказал Ензис.

      0 комментари
      Добавить комментарий
      Комментировать, используя профиль социальной сети
      Политика
      Новости
      Новейшее
      Интересно