Трудно родниться, когда родня за тысячи километров — латышка из Башкирии

Жительница башкирского поселка Архлатвиешу (Максим Горький) Тамара Вассерман недавно отпраздновала день рождения — ей исполнилось 72. Тамара чтит латышский язык и традиции, готовит блюда национальной кухни, а вот дочь и внуки родную речь матери не переняли — такая тогда была жизнь, говорит она. Теперь Тамара присматривает за внуками, которые прибегают к ней на блины, работает в огороде и готовит вкусненькое для своих близких.

Латышские народные праздники все еще отмечаем, рассказала Тамара редактору «детского раздела Инаре Антине, которой выпал случай побывать в Башкирии, в гостях у местных латышей. Вот только поговорить по-латышски толком не с кем стало, поэтому время от времени какие-то слова начали забываться. Первые латыши здесь поселились еще в конце XIX века, приехали в поисках лучшей и более сытой жизни. В наши дни в Архлатвиешу язык учат как иностранный в школе, да и праздники учатся отмечать заново — как научила учительница, приехавшая из Латвии.

Тамара говорит на выразительном, цветистом латышском, немного обрывая окончания слов. Ее дед и бабушка родились в Латвии, а родители уже в Башкирии. О жизни предков на исторической родине и о том, откуда именно они приехали, она ничего не знает: в детстве было неинтересно спрашивать, а когда стало интересно — стало спрашивать уже некого.

Многим делам в детстве выучила бабушка: в огороде работать, траву для сена косить, воду для полива носить было нужно. Отец вернулся с войны без ноги, дети должны были много помогать старшим. Бабушка умела всё — и Тамару научила:

«И наволочки шили, и крючком вязали, раньше всё нужно было, теперь ничего не надо. Это всё от бабушки шло. У мамы времени не было — пять детей, мамуля вся в трудах. Бабуля прожила больше 90 лет, всё-что делал` и еще книги читал`. Я научилась читать в пятом классе, когда немецк` язык начинают учить — тогда по-латышски читать и выучилась», — поделилась Тамара (примерно так звучит ее речь по-латышски).

Многие ее односельчане переехали на родину предков и теперь живут в Латвии — в том числе родственники и бывшие одноклассники. Сама Тамара побывала в Латвии в 1987-м, у кузины, и вернулась в Башкирию.

«У меня в Латвии школьные подруги, были в Вентспилсе, Ледурге и еще где-то,в  Сигулде, что ли — в общем, Цесис и другое всякое. Дочке было 16 лет, паспорт получила и полетела в Латвию. У папы еще брат в Латвии — поди знай, жив ли еще, когда такие тыщи километров между нами, трудно родниться и встречаться».

Фамилия дочери Тамары, Инны — Безбайле. А муж был латыш, Эдвард Вассерман, умер в 50 лет. Есть два внука, пятилетний правнук. Мальчик как раз гостил у Тамаы в день интервью. На вопрос гостьи, а знает ли он, что бабушка кроме русского языка знает еще и латышский, ребенок широко раскрыл глаза и признался, что этого не знал.  
 
Поговорить по-латышски Тамаре последнее время удается только с сестрой — та живет в Уфе, но с ранней весны до поздней осени проводит время в поселке Тамары, тоже работает в саду, растит урожай, делает заготовки на зиму. И говорит только по-латышски. Если не говоришь — язык ведь забывается, поясняет Тамара.

«Вчера думал`, думал`, как же будет «град» на латышском, потом вспомнил`. Как не говоришь, прорва слов забывается. В нашей стороне вообще никого нету, так по нашей деревне с кем-то встретишься или в лавку выйдешь, так есть с кем поговорить. Как мама жива была, говорил`. С мужем мы говорили по-латышски, не знаю как так выходит, что не научили Инну, это большой минус, что не научили. И свекров` с нами жила, тож не шибко говорил` по-латышск`».    

В начале ХХ века семье было нелегко: поселились они на хуторе, там дед умер. Потом дом сгорел. А детей было у деда с бабушкой девятеро, три брата и шесть сестер росли. Началась коллективизация, купили новый дом, бабушка одна осталась.
 
Привезенные предками из Латвии книги и Библия теперь хранятся у Тамары. Она не знает, как с ними быть: старинный шрифт ей не разобрать. Надо бы в школу передать, там музей создают. Сама Тамара читает более новые книги: «Бабушка говаривал` — шесть дней трудись, а седьмой святой, тогда всё будет. Бабушка читал`, мама не очень».

Отмечать праздники на латышский манер в семье продолжали десятилетиями, и Тамара соблюдает традиции до сих пор. И Рождество, и Звездный день (6 января). Елочку на Рождество наряжает, как без нее. Когда в поселок приехала преподавать латышский Илона Саверас, стали праздновать пышнее, с ритуалами, как в старину.

«Вообще-то праздновали, но не так шикарно, как Илона — по правилам. Когда еще маленькие были, хотелось вместе пойти на Лиго, плакали — папа с мамой не брали, потому что маленькие. Раньше пиво делал`. Березка (на Троицу) и сейчас, а когда детьми был`, помню, в субботу вечером пол мыли, ставили березки под потолок высотой у кроватей, сыр готовили».

Сыр домашний у нее водился всегда, говорит Тамара — это вот пару лет как корову продала,  а до того всегда готовила свой сыр.

«Мы постоянн` этот латышский зостинь (соус) делали — мясо на сковороде обжаришь, лук и муку, это называли латышским, все русские так говорят. Пирог со свежими яблоками и корицей со сметаной, суп с картофельными клёцкам`.  Картошку натираешь, сок отжимаешь, и в молоко небольшую клецку кладешь.  Ой, вот мамуля была жива последний год, так просила сварить. Дети теперь не особо хотят этих клецок».

Тамара предложила гостям отведать своих пельменей и поделилась рецептом.  

Тесто готовится как обычно: мука, вода, соль, яйцо. Мясо какое нравится — вот была дома только свинина, и Тамара сделала фарш из нее. Но из двух-трех сортов мяса было бы вкуснее.  Добавить к фаршу перец и соль. Кто-то в фарш и яйцо кладет, но Тамаре так не нравится.  

Кроме того, она уже с утра напекла блинов, теперь поставила в микроволновку разогреть.

К пельменям хозяйка подала помидоры с чесноком, соленые огурцы и майонез. Призналась, что накануне долго вспоминала — а как будет майонез по-латышски.

«Раньше-то майонеза не было. Коньячку немножко можно? Ах, уроки в школе еще? Тогда после школы».

Так Инара Антиня и Илоной Саверас и поступили: зашли в гости после уроков, и их ждало уже новое угощение — вкуснейшие щи из квашеной капусты. И под рюмку коньяка продолжилась беседа.

Заготовки у Тамары знатные: огурцы такие вкусные, что кажется, так бы и съел всю банку.  Хозяйка смеется, что уже привыкла к восторгам по этому поводу — вот была в какой-то год в гостях посол Латвии Бригита (Тамужа), так та целую банку помидоров «уговорила». Напоследок Тамара гостям вручила по гостинцу из запасов в своем подполе.

Односельчане и сама Тамара все как один признают: всё теперь перемешалось, все традиции. Разве что на похоронах заметны отличия. Башкиры, латыши, русские — все переплелись семьями:

«Раньше такого не было, в наше время, в конце 60-х, женились между своими». И гуляли свадьбы латыши тоже иначе. Вначале в доме жениха, потом у невесты. Приданое везли из дома невесты в дом жениха (но это больше был шуточный обычай, гостей повеселить — родня жениха приданое «выкупала», давая водку и деньги). Не всегда молодая семья поселялась в доме мужа.  

Перед уходом гостей Тамара показала семейную реликвию: папин стаканчик. Когда отец умер, стаканчик хранился все время у кого-то из его детей. Все эти годы, как родня собиралась вместе, стаканчик ставился на стол, и на отцовскую долю в него тоже наливалось спиртное. А когда гости расходились, кто-то из детей старался незаметно стаканчик забрать — и кому удавалось это сделать, у того он и оставался до следующей семейной встречи.  

Теперь если собираются вместе — то у Тамары, а она хранит папин стаканчик на почетном месте.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно