Трансплантация или смерть. История Алисе

У Алисе Кукайне — кистозный фиброз, девушка необходима пересадка легких. Донора она ждет уже второй год, сообщает LTV.

«У меня кистозный фиброз. Он влияет на мои легкие и другие органы. В данный момент он повлиял на мои легкие так сильно, что я в очереди на трансплантацию», — рассказала она.

Операция запланирована в Тартуской больнице, откуда Алисе сейчас ждет звонка. «У нас это ожидание — семь дней в неделю, 24 часа в сути, потому что звонок может быть в любой момент, и в любой момент мы должны быть готовы ехать, теоретически — даже сидя здесь [в студии LTV]. В случае, если это чудо произойдет, нам надо сразу отправляться в Тарту», — рассказал Дидзис, отец Алисе.

Чтобы можно было сделать пересадку, должно совпасть множество параметров — в том числе анализы крови и тканей.

Однако если подходящий донор — из Эстонии, в списке перед Алисе может появиться местный житель. Поэтому надежда — на латвийского донора.

Отец Алисе рассказал: деньги на операцию — от Ziedot.lv. Сумму надеялись использовать для лечения троих пациентов, однако они скончались до операции. Теперь донора ждет Алисе.

«Мы пытаемся участвовать во всех мероприятиях, направленных на улучшение ситуации с донорами органов», — подчеркнул Дидзис.

Звонка из Тарту ждет и Лайма Лиепиня — ей пересадка легких позволит жить. Хотя на лечение женщины пожертвовали 67 тысяч евро, она была вынуждена покинуть больницу — и теперь ждет донора из Латвии. Это связано с тем, что Эстония присоединилась к программе Scandi Transplant, приоритет которой — местные пациенты. На Алисе это ограничение не распространяется, поскольку ее в лист ожидания записали до введения новых норм. 

Как сообщал Rus.Lsm.lv, в отличие от других стран, например Израиля, религиозные убеждения населения не мешают донорству органов в Латвии.

«Нет, в Латвии религия не влияет. Есть страны, где это – очень ощутимый фактор, но в Латвии – нет, у нас основная причина того, что так мало людей соглашается,  другая. Это крайне низкий уровень доверия к власти и государству, к системе, - заявил доцент университета им. П. Страдиня, эксперт по биоэтике Ивар Нейдерс. – Это старая традиция у нас, можно сказать – совковая. Не доверять власти. Потому что – а кто знает, что там происходит? Что они (врачи) там делают? Если вы посмотрите комментарии в Интернете к статьям об этой проблеме, ну что мало доноров у нас – там и вылезает вся эта предвзятость. Муссируется мнение – а кто знает, что будет, если согласишься быть донором – «вдруг убьют и на органы разберут», вот такая чушь».

«В Латвии уже с 1992 года существует презумпция согласия. Есть официальный закон. Он автоматически предусматривает, что каждый человек, который не выразил свое отрицательное отношение к донорству, не запретил — автоматически донор. Другой вопрос, что дальнейшие этапы регулируются», — пояснил в эфире программы «Открытый вопрос» Латвийского радио-4 Янис Юшинскис, глава Латвийского Центра трансплантологии.

Кроме того, при решении о пересадке обращаются и к специальному регистру — каждый латвиец может официально оформить свое согласие или несогласие быть донором, чтобы в перспективе не возникало споров. В данный момент это можно сделать в Управлении по делам гражданства и миграции, а позже такая возможность будет доступна в системе э-здоровье.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно