Трансплантация или смерть. История Лаймы

Даже пожертвованные 67 тысяч евро пока не спасают Лайму Лиепиню, которой только пересадка легких позволит жить. Пациентка вынуждена была покинуть Тартускую университетскую больницу и вернуться домой в Мадону. Там она проводит дни и ночи в ожидании новости — не найдется ли латвийский донор. Эстония, присоединившись к программе Scandi Transplant, потеряла право передавать органы местных доноров пациентам из Латвии, сообщает LTV.

Без дополнительного кислорода Лайма жить больше не может. Без пересадки легких — тоже.

После консультации в Тарту Лайму поставили в очередь на трансплантацию, из-за плохих анализов не пускали домой. В ожидании Лайма провела более месяца. Врачи же начали искать донора по всей Балтии, а также в Скандинавии. Однако оказалось, что именно участие в программе Scandi Transplant ограничивает возможность получить донорский орган.

Из-за этого даже собранные средства не спасут жизнь Лаймы: пожертвованиями за операцию заплатить нельзя. Договор надо заключать на государственном уровне.

«Ситуация изменилась, потому что мы теперь участники Scandi Transplant, которая объединяет все скандинавские страны, а также Эстонию. Теперь нам надо учитывать их условия. Они предусматривают, что орган можно пересадить пациенту из другого государства, только если заключено официальное соглашение между организацией и государством. Государству надо за это платить», — пояснил главный врач клиники Тартуского университета Танель Лайсаар.

Лайма же говорит: ее болезнь прогрессирует.

Латвийское правительство пообещало включить трансплантацию одного легкого в корзину оплачиваемых услуг — голосование назначено на следующую неделю. Однако такое заявление оценивают скептически. Это ограничение унизительное, как лотерея: государству нужно сказать «да» или «нет» пересадке легких, уверены пациенты. При этом не всем удается найти подходящего донора.

В прошлом году в Тарту сделали пять таких операций. «Их должно оплачивать государство. Это всего несколько пациентов в год. Если государство заявит, что покроет расходы, значительно проще заключить договоры между странами», — добавил Лайсаар.

Если донора удастся найти в Латвии, эстонцы готовы и сделать операцию по изъятию органа, и пересадить его Лайме.

Она же устала от всего — и просто хочет домой. За ней ухаживает сестра, домой везут коллеги.

«Самая большая тяжесть — на сестру. У меня фантастическая сестра. Мы друг с другом связаны. У нас большая любовь. Когда все теряется, остается любовь! Первая сестричка у мамы умерла. Когда боролись за мою жизнь, акушерка сказала — будешь Лайма. И я опять борюсь», — рассказала она.

Лайма была учительницей младших классов, всю жизнь проработала в Мадонском самоуправлении. «Мы всю жизнь живем и жили в Латвии. Это история не только о Лайме. Это история об онкологических больных и о нас всех», — добавили ее коллеги Вивита и Сармите.

Лайма вернулась в Латвию. Каждый вдох значит, что она жива. Каждый приступ кашля внушает страх. Каждый звонок может означать, что наконец нашли донора в Латвии.

Как сообщал Rus.Lsm.lv, в отличие от других стран, например, Израиля, религиозные убеждения населения не мешают донорству органов в Латвии.

«Нет, в Латвии религия не влияет. Есть страны, где это — очень ощутимый фактор, но в Латвии — нет, у нас основная причина того, что так мало людей соглашается,  другая. Это крайне низкий уровень доверия к власти и государству, к системе, — заявил доцент университета им. П. Страдиня, эксперт по биоэтике Ивар Нейдерс. — Это старая традиция у нас, можно сказать, совковая. Не доверять власти. Потому что — а кто знает, что там происходит? Что они (врачи) там делают? Если вы посмотрите комментарии в Интернете к статьям об этой проблеме, что мало доноров у нас — там и вылезает вся эта предвзятость. Муссируется мнение — а кто знает, что будет, если согласишься быть донором — «вдруг убьют и на органы разберут», вот такая чушь».

«В Латвии уже с 1992 года существует презумпция согласия. Есть официальный закон. Он автоматически предусматривает, что каждый человек, который не выразил свое отрицательное отношение к донорству, не запретил — автоматически донор. Другой вопрос, что дальнейшие этапы регулируются», — пояснил в эфире программы «Открытый вопрос» Латвийского радио-4 Янис Юшинскис, глава Латвийского Центра трансплантологии.

Кроме того, при решении о пересадке обращаются и к специальному регистру — каждый латвиец может официально оформить свое согласие или несогласие быть донором, чтобы в перспективе не возникало споров. В данный момент это можно сделать в Управлении по делам гражданства и миграции, а позже такая возможность будет доступна в системе э-здоровье.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно