Личное дело

Заложники чужой войны

Личное дело

Личное дело

Одна на всех: почему в Латвии осталась лишь одна ежедневная газета на русском?

Русская пресса Латвии: почему в Доме печати царит запустение?

Сегодня журналисты называют Дом печати "Домом печали". Не удивительно, ведь запустение символизирует состояние дел на рынке русской прессы, сообщает программа ЛТВ7 "Личное дело".

Редакция первой советской газеты на русском языке в Латвии находилась не на берегу Даугавы, а в центре столицы – на Дзирнаву 57. 28 марта 1945 года был отпечатан первый номер ежедневки "Советская молодежь". В конце 80-х "Молодежка" стала брендом всесоюзного значения. Тираж – 900 тысяч экземпляров. Такого не будет ни до, ни после, уверен Александр Сергеевич Блинов – "дедушка" русскоязычной печатной журналистики Латвии. Более 40 лет в профессии, из которых 18 отработано здесь, в Доме печати.

Летом 88-го  еще советская "молодежка" опубликовала интервью с тогда опальным Борисом Ельциным. Это был риск, который стоил того.

"Цензура номер не подписывала. Я сам подписал, пошел к рабочим в типографию, и в печать отпустили. На следующий день мы стали знаменитыми, потому что на следующий день это интервью перепечатали 140 газет Союза и 80 зарубежных", - рассказывает Александр Блинов.

 Это потом "Советская молодежь" стыдливо сократится до "СМ" и окажется на грани финансового краха, не выдержав проверки рыночной экономикой. Уже банкрота, в 99-ом издание подхватит на лету Андрей Козлов.  Мы встретились с ним у бизнес-комплекса, где когда-то располагался издательский дом Фенстер. Лишь сейчас Козлов рассказывает нам, на чьи именно деньги тогда выжила газета, получившая новое название -  "Вести сегодня".

"Это был банк Parex, который дал не очень хорошо обеспеченный кредит. Вот появилась газета на базе "СМ сегодня".  Изначально я попросил в банке 100 тысяч долларов.Мне казалось, это очень большие деньги, но по факту через два или три месяца деньги закончились. Суммарное кредитование составило 400-450 тысяч латов. После этого мы перестали кредитоваться, стали существовать за счет продаж", - отмечает Андрей Козлов.

Почти в то же время издатель Алексей Шейнин создает издательский дом Petit, а вместе с ним и ежедневную газету "Час", переманив два десятка журналистов из бывшей "молодежки".  В том числе, гуру печатной журналистики Александра Блинова. Потом тот снова вернется в "Вести сегодня", но это будет потом.

У "Петита" тоже был свой дом — в Старой Риге, на улице Пелду.

Еще в 90-м, раньше, чем московский коммерсант, появился, по сути, боевой листок нового латвийского предпринимателя - "Дело",  а уже из "Дела" вышла легендарная "Бизнес&Балтия". Тоже ставшая ежедневной.

Ее основатель – Владимир Гуров погиб в 2002-м в ДТП. Но до этого успел потерять и газету, и квартиру. Вместе с Гуровым ББ делал и Юрий Алексеев. Сначала директор, потом главный редактор издания.

"Через редакцию ББ за 23 года ее существования прошли сотни журналистов. С трудом могу найти журналиста русскоязычного, который бы не работал в ББ, особенно в молодости. В лучшие годы было более ста человек", - рассказал Юрий Алексеев.

Последней на печатный рынок ежедневных газет в 2002 году вошла газета "Телеграф". Банкир Валерий Белоконь взял под крыло тонущую газету "Республика" и создал на ее базе  редакцию телеграфистов.

Кризис стал поворотным пунктом в мире русской печатной прессы Латвии. "Телеграф" пошел по рукам первым. В 2009-м Валерий Белоконь отдал ее за долги оффшорной компании, за которой, по всей вероятности, стоял вентспилский предприниматель Олег Степанов. Через год с небольшим Степанов опять-таки за долги отдал газету небезызвестному российскому банкиру Владимиру Антонову.

А к 2011году ежедневные русские газеты уже "дышали на ладан".

Ежедневная газета может существовать на рынке объёмом 2 миллиона человек. Минимально. А тут целых 4. Это вне законов экономики. Это в законах понтов, что называется. У каждой газеты был свой владелец-спонсор, который хотел быть владельцем газет – пароходов: "Да, я крутой - у меня газета".

Когда начался кризис – у нас в издательстве доход в месяц был где-то 200 000 латов. Упал где-то на 80%, то есть примерно до 20 000 латов", - говорит Андрей Козлов.

А еще выросли цены на типографию и доставку прессы, пришлось сокращать зарплаты – ушли лучшие люди, упало качество материалов. Круг замкнулся.

"Час", "Вести Сегодня" и "Бизнес Балтия" ушли в убытки. А "Телеграф" лишился олигарха-спонсора. Владимир Антонов потерял все свои активы в странах Балтии и уехал жить в Лондон.

В Латвию через оффшоры пришел другой российский капитал. Назывались имена - бывший сенатор Андрей Молчанов, бывший депутат государственной Думы России Эдуард Янаков и бывший совладелец Ogres Komercbanka Артур Ересько по сути, взяли то, что плохо лежало.

Непримиримые когда-то редакции вестей, часа и телеграфа переехали на пелду 15. Новый владелец свел активы в одно место. Впрочем, похоже, что само место и стало объектом сделки.

Слияние редакций стало поглощением изданий. В ноябре 2013-го года вышел последний номер газеты "Час".

В марте этого года – последний номер превратившегося к тому времени в еженедельник "Телеграфа", а 27 августа -  последний номер газеты "Бизнес и Балтия".

Оставшиеся "Вести сегодня", предположительно, контролирует Эдуард Янаков. На месте за делами следит все тот же Алексей Шейнин – экс-владелец издательского дома Petit.

Бывший хозяин издательского дома Fenster Андрей Козлов сегодня работает менеджером в типографии.  

"Лично я потерял все практически. Потому что у меня были личные гарантии по бизнесу под типографию, под  весь комплекс. Пришлось отдать банку дом, квартиру, многие компании пошли на неплатежеспособность и ушли к банку. То есть совет Гурова не закладывать квартиру не выполнили", - сказал Андрей Козлов.

"Насчет личных ошибок – никогда не давайте личных гарантий. Никогда. Лучше вообще ничего не делайте. Это единственная ошибка, которая повлекла много проблем. Не только в бизнесе, но и в личной жизни", - отметил экс-издатель.

Впрочем, бывший главный редактор "Телеграфа", успевший ранее поработать и в "Часе" и в "Бизнес & Балтии", Александр Краснитский считает, что проблемы русской прессы кроются не только в финансовых обстоятельствах. Большинство русских газет в Латвии просто перестали считать качественной прессой. И дело не и только в частой смене владельцев, которые порой пополняли списки политических партий, не только в практике продажи газетных полос под заказные интервью, но в потере влияния.

"Не хочу сказать, что газеты стали антилатвийскими. Изменился градус подачи информации. Рикошетом от этого стало то, что правящая элита, которая в основном говорит на латышском, перестала рассматривать эти газеты всерьез, то есть они [издания] перестали влиять на процессы, затрагивающие в том числе и их самих. Шутка такая ходила – на первой полосе можно написать – премьер вор. Если это на русском, никто не пошевелиться", - подытожил Александр Краснитский.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Общество
Новости
Новейшее
Популярное
Интересно