Для школ нацменьшинств нужны учителя-«предметники» с отличным латышским — глава комитета образования Рижской думы

Отнюдь не только пандемия Covid-19 и требование к учителям иметь сертификаты о вакцинации от коронавируса привели к острому дефициту педагогов в школах. Это — проблема наболевшая, и в Риге ее «нужно умножить на 104» — потому что именно столько школ насчитывается в столице, заявила в дискуссионно-аналитической передаче Rus.LSM «ТЧК» Ивета Ратиника, глава Комитета по вопросам образования Рижской думы. В школах же нацменьшинств ситуация усугубляется еще переводом преподавания на госязык, отметила она.

Теперешний кадровый кризис в школах возник не вчера и мало зависит от реалий пандемии, признали участники передачи. Екатерина Лежанина, заместитель директора Рижской 86-й средней школы, поделилась личными наблюдениями:

«Сама я поступила в университет в 1998 году, на заочное. Окончила в 2004-м, уже работая учителем. В декабре 2004 года я закончила — одна! То есть эта проблема сколько, в таком случае, существует?.. И я не закончила и пришла куда-то — я уже работала. Ни одна школа в моем лице нового человека не получила. И все мои сокурсницы тоже были работающими —  те, которые не работали, учиться не пошли. То есть эта проблема появилась не вчера, и не 15 ноября, и это не пандемия.

Я пошла на учителя латышского языка, потому что тогда вакансий было — или латышский, или английский. Латышский я знала лучше. Пошла работать преподавателем латышского и одновременно — учиться в вузе. И вы знаете, годы идут — и все это время остаешься «молодым учителем латышского»! Мне это, конечно, очень льстит, но хотелось бы видеть тех, кто потом придет на смену.  

На данный момент у нас есть, спасибо, проект Macītspēks, спасибо этой программе, оттуда у нас теперь есть учитель английского языка. По знакомству, благодаря личным связям, у нас в 8-х классах есть учитель химии, студентка. И к нам пришли практикантки, и одну удалось уговорить у нас вести — у нас теперь молодой учитель математики».

Ивета Ратиника пояснила: в последние годы много говорится, что Латвии нужно налегать на подготовку преподавателей точных наук — но что делает выпускник школы, который, возможно, одарен в гуманитарных науках? Он учиться на педагога не идет.

«Если всё время министры в голос твердят — учителей слишком много! И звучит все время: STEM, STEM, STEM (физика-химия-математика). А если мне нравятся языки — я уже считаюсь немного странным, неперспективным человеком. И если я оканчиваю учебное заведение с комбинацией языков — я же могу идти переводить, я могу копирайтером работать,  зачем мне сидеть и читать плохие сочинения?

И нет программы для того, чтобы именно латышскому, государственному языку научить по сути, а не просто дать разговорный язык. Самое трагичное, что и Skola 2030, и перевод школ нацменьшинств на латышский язык идут одновременно, тут еще и пандемия, и хроническая нехватка преподавателей языка — и очень неоднозначное отношение к билингвальному обучению! Потому что ведь там очень много и хорошего тоже есть, но — «Фу! Билингвальное — это фу!»

По-моему, при этом ситуация в школах нацменьшинств может быть хорошей только в случае, если им каким-то магическим образом удастся найти учителя, который и химию преподает, и способен делать это на хорошем латышском. Надо комплексно готовить, особенно — учителей, идущих в школы нацменьшинств, чтобы они могли преподавать предмет на хорошем латышском языке».

Пандемия, впрочем, тоже внесла свою лепту, продолжила Ратиника:

«Трудности в первом семестре у нас были, как везде. Думаю, лучшее, что мы сделали — это программа мотивации школ вакцинировать их сотрудников! Потому что школы получили хотя бы небольшую, но все-таки денежную награду, дополнительные средства. И в школах, которые участвовали в этой акции, потом не было критической ситуации с нехваткой педагогов.

Просто это всё зависело именно от директора. Директор может, умеет убеждать свой коллектив, что — давайте поверим в науку, в здравый смысл, в ответственность учителей и остальное? Или все-таки будем заниматься эзотерикой, неверной интерпретацией свободы человеческого выбора, и так далее. В школах, где директор это всё пустил на самотек, ситуация куда сложнее именно сейчас, потому что пришлось все-таки некоторых коллег отстранить от работы [из-за отсутствия Covid-сертификатов о вакцинации]», — говорит Ратиника.        

В передаче прозвучало: по данным профсоюза работников образования и науки, сейчас отстранено 480 учителей общеобразовательных школ и 237 — воспитателей дошкольных детских учреждений, всего по стране не заполнено 819 учительских вакансий. Ивета Ратиника добавила: в обсуждениях такого рода «все забывают, что в Риге насчитывается 104 школы», не считая детских садов, и все проблемы в столице «нужно умножить на 104».

«Все-таки ситуация в Лудзе или другом маленьком городе, где одна средняя школа  и несколько детсадов, другая. В общей сложности у нас — 7333 учителя, и если посмотреть процентуально, скольких отстранили — это все-таки не так уж проблематично.

Надо понимать, что все эти вакансии, эти проблемы зависят не только от вакцинации или невакцинации. Тут много других факторов. Многие вакансии были давно, и они пустуют хронически в некоторых школах. Во многих случаях это — не полные вакансии, а просто некоторые уроки, которые школа, иногда не оценивая свою реальную способность, особенно в средней школе, это обеспечить, предлагает в пакете выборных предметов. Предлагают что-то такое, что у них нет возможности ни технически, ни профессионально, в принципе, предлагать. Они сами себя загоняют в угол».  

Кроме того, говорит глава комитета образования РД, нужно учитывать демографический аспект:

«Люди продолжают рожать детей — извините, и умирать тоже! И из-за этого вакансии плавно меняются. 120 вакансий к 6 декабря было в Риге. Некоторые коллеги, знаю, меняют школы на более эластичные, некоторые ушли в декрет... 120 — не так ужасно, потому что в некоторых школах вообще нет вакансий, в некоторых вакантны только отдельные уроки — но  в некоторых, конечно, не хватает очень много.

Рекордсмен тут — Вальдорфская школа, потому что у них, конечно, весьма своеобразный подход к методике,  своеобразный подход к ношению масок, вакцинации, тестированию. Там в принципе очень многие педагоги отказались (не знаю, по идеологическим ли соображениям) от вакцинации. Было также трудно убедить многих, что надо носить маски. Это другое восприятие мира. Чем более рационален директор школы, тем легче работать на разных уровнях».

Сама Ивета Ратиника продолжает преподавать в школе, у нее 16 контактных уроков в неделю (достаточно много). На «удаленке», по ее оценке, работалось легче, особенно учитывая, что ее ученики — сплошь старшеклассники:

«Но я понимаю, что качества так добиться невозможно. Потому что нет индивидуального подхода вообще — или это идет за счет выгорания учителя. И другое — невозможно проследить: этот ребенок подключился к уроку, но нельзя проследить, когда он отвлекся».   

Как писал Rus.LSM.lv, Латвийский профсоюз работников образования и науки заявил в начале декабря, что требование вакцинации учителей от Covid-19 только усугубило проблему их нехватки в образовательных учреждениях, и назвал кадровую ситуацию в отрасли трагической. В общей сложности 235 (3,2%) из 7 333 рижских учителей уволились или отстранены от работы из-за требования пройти вакцинацию от Covid-19.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное