Почему так сильно упали «самые надежные» пенсионные планы и что теперь ждет будущих пенсионеров

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 1 месяц назад

Рост инфляции — и попытка центробанков его обуздать, — ударили и по накоплениям жителей Латвии на втором пенсионном уровне. Причем в конце марта самые большие потери (за 12 месяцев) оказались у консервативных пенсионных планов, которые традиционно считаются наименее рискованными, и цель которых проста — сберечь деньги. Что нужно знать, чтобы не сделать ошибок — в обзоре Rus.LSM.lv.

КОРОТКО

  1. А эти консервативные планы — популярны? В консервативных планах пенсию копит примерно каждый пятый участник пенсионной системы второго уровня.
  2. Разве консервативные планы не задуманы для того, чтобы сберечь накопления? Да, так было задумано.
  3. Что именно пошло не так с идеей «надежных» планов? Участники рынка называют несколько причин.
  4. Но ведь эти убытки — «бумажные», а не фактические, так как пенсионные планы обычно держат облигации до срока погашения, и в итоге получат за них полную стоимость? Как правило — да. 
  5. Получается, идея консервативных планов — снизить риски — потеряла смысл? Участники рынка говорят, что это скорее временный феномен.
  6. Когда инфляцию победят, и центробанки снова снизят ставки — консервативные планы снова должны вырасти? Теоретически — да. Но когда и насколько они вырастут — неясно.
  7. Что сейчас делать клиентам консервативных планов? Тем, кому до пенсии 5-7 лет — ничего.
  8. Кому это важно? Я до пенсии не доживу! Ну так подумайте о наследниках. 

 

1. А эти консервативные планы — популярны?

В консервативных планах пенсию копит примерно каждый пятый участник пенсионной системы второго уровня — или 281 тысяча человек из общего числа в 1,3 млн.

2. Разве консервативные планы не задуманы для того, чтобы сберечь накопления?

Да, так было задумано. И именно так всегда объясняли суть работы консервативных планов представители банков (которым принадлежат компании, управляющие пенсионными накоплениями). 

Например, лидер рынка пенсионных накоплений — Swedbank — на своем сайте и по сей день рассказывает, кому стоит выбрать консервативный план «Стабильность»: «если не желаете рисковать своими деньгами». Другой план — в котором все средства вкладываются в акции — описывается так: «если вы готовы взять на себя высокий риск вложений».

Парадокс действительно заключается в том, что за последние 12 месяцев больше всего потеряли именно те, кто не хотел рисковать. Так, результаты консервативного плана Swedbank (лидер сегмента по числу участников) — минус 9,29%, а у максимально рискованного Dinamika Indekss — минус 7,22% (Swedbank не ответил на вопросы Rus.LSM.lv.)

Как можно убедиться на портале manapensija.lv, это не частный случай, а общая тенденция. За последний год (на 21 марта) у большинства консервативных планов результат — минус 7-9%, у большинства активных (в группе вкладывающих в акции до 100% средств) — минус 6-7%. Более того, на 21 марта все без исключения консервативные планы показывают минус и по результатам за последние 5 лет.

3. Что именно пошло не так с идеей «надежных» планов?

ДЕТАЛИ

Облигации — это фактически долговые расписки. Их выпускает эмитент — компания, которая берет в долг, или государство. Инвесторы (ими могут быть и обычные жители) покупают облигации — дают взаймы этой компании или государству, рассчитывая получить определенный доход (его выплачивают либо регулярно, скажем, раз в год, либо когда у облигации истекает срок действия). Допустим (все числа исключительно для примера), в 2019 году государство Х выпустило облигации со сроком погашения через 5 лет и обязалось ежегодно выплачивать по ним 0,01%, а в конце срока, в 2024-м, вернуть всю сумму. Вполне обычная ситуация в те времена, когда центробанки проводили политику низких или даже «нулевых» процентных ставок, и на рынке было много «дешевых денег».
Спустя 4 года, в 2023 году, ситуация в экономике изменилась: центробанк борется с растущей инфляцией, повышая ставки, и деньги стали «дорогими». И в это время то же самое государство снова выпускает облигации — но уже однолетние, и с обязательством через год вернуть всю сумму плюс доход в 3%.
У первой облигации, выпущенной в 2019 году, остается один год до погашения: в 2024-м ее владелец получит и вложенную сумму (например, 1 000 евро), и свой мизерный  доход за последний год (0,01%, т.е. 0,1 евро). У второй облигации, которую инвестор может купить сейчас, тоже год до погашения, но в 2024 году за нее вернут вложенные 1 000 евро и добавят еще 30 евро дохода (3%). Допустим, эти облигации можно продать другим инвесторам. Если они сейчас могут приобрести новую облигацию с доходностью в 3%, и через год получить 1030 евро — ясно, что они не согласятся отдать ту же тысячу евро за старую облигацию и через год получить только 1000,10 евро. Если и есть смысл ее приобретать, то не дороже 970,10 евро (тогда за счет скидки доход от обеих облигаций будет одинаковым — 30 евро через год).
Таким образом, если ставки поднимают быстро, цена на «старые» облигации на рынке может упасть и ниже номинала. С другой стороны, если подождать срока погашения (в нашем примере — всего год)  то за старую облигацию ее владелец получит ее полную номинальную стоимость: 1000 евро, а не 970. По сути, в этой ситуации сейчас оказались консервативные пенсионные планы.
Обратная картина наблюдалась во времена «дешевых денег». Тогда старые облигации, обещавшие доход больший, чем новые, дорожали.

Участники рынка называют несколько причин. О том, почему консервативные планы упали сильнее активных, дискутируют в том числе и в соцсетях (например, тут). Это уместный вопрос, и ситуация действительно необычная, сказал Rus.LSM.lv глава Indexo Валдис Сикснис.

«На моей памяти нынешнее повышение процентных ставок центробанками, которые борются с инфляцией — рекордно быстрое. И оно создало большую волатильность на рынках облигаций. Например, по Bloomberg European Bond Index и прочим видны самые резкие колебания за последние десятилетия. Если ранее самые большие падения индексов облигаций были на 4-5% за год, то теперь мы видим падения на 13-15%. Я такого не помню за всю свою жизнь», — сообщил глава Indexo Валдис Сикснис. 

Когда центробанки повышают процентные ставки, брать в долг становится все дороже, и облигации — и государственные, и частные — эмитируются со все более высокими процентными ставками (например, любой может купить латвийские государственные облигации тут, доходность вложения на год — 3,5%. Еще несколько лет назад она была около нуля). Из-за этого выпущенные ранее облигации (за которые инвестор получит меньший процент, установленный в момент их выпуска) становится менее привлекательными, и дешевеют. Соответственно, в минус уходят и те пенсионные планы (в первую очередь — консервативные), которые как раз в эти ценные бумаги инвестировали.

Казалось бы, пенсионные планы могли бы держать деньги на депозитах. Однако эта возможность потеряла смысл в последние 8 лет, когда ставки по денежным вкладам были около нуля или даже негативными.

«В период негативных ставок практически исчез целый класс вложений, — говорит глава INVL Asset Management Андрей Мартынов. — Инструменты денежного рынка — краткосрочные и долгосрочные депозиты, межбанковские займы, вклады в центробанках, и так далее — ранее хорошо обеспечивали надежность и сохранность средств, в том числе в пенсионных планах. Но в последние 8 лет они пропали, про них все забыли. Но банкиры также забыли сказать клиентам, что “консервативные” в кавычках пенсионные планы в такой ситуации — уже не особо консервативные, и имеют полный букет рисков». 

4. Но ведь эти убытки — «бумажные», а не фактические, так как пенсионные планы обычно держат облигации до срока погашения, и в итоге получат за них полную стоимость?

Как правило — да. Проблема в том, что управляющие пенсионными планами обычно оценивают свои портфели по рыночной цене — а она упала. И те клиенты консервативных планов, которые выходят на пенсию сейчас, получают свои накопления именно с учетом нынешней рыночной цены ценных бумаг. 

5. Получается, идея консервативных планов — снизить риски — потеряла смысл?

Участники рынка говорят, что это скорее временный феномен. Облигации — если сравнивать с акциями компаний — даже сейчас сохраняют свой статус более стабильного финансового инструмента, цена которого подвержена меньшим колебаниям, говорит Сикснис: «Мировые рынки акций за последние 15 лет колебались гораздо сильнее, в том числе бывали падения более чем на 40% за 12 месяцев. То, что мы видим сейчас — неприятное совпадение, когда именно за 12 месяцев облигации подешевели сильнее, чем акции — но это отдельный редкий случай».

Возможно, для пенсионных управляющих нынешняя ситуация послужит уроком, и те будут больше использовать краткосрочные облигации, и меньше — долгосрочные, считает глава Indexo. Потому что, указывает он, при резком росте ставок именно долгосрочные облигации сильно теряют ценность: «Нельзя сказать, что мир перевернулся, и облигации в новом мире — более рискованные, чем акции. И в случае с облигациями вложенная сумма не будет потеряна, если дождаться срока погашения — обычно 5-6 лет. Но если тебе нужно сегодня выйти на пенсию — да, тогда ты теряешь деньги». 

6. Когда инфляцию победят, и центробанки снова снизят ставки — консервативные планы снова должны вырасти?

Теоретически — да. Но когда и насколько они вырастут — неясно. «Лично я не думаю, что в этом году в мире победят инфляцию. Кроме того, по доходности долгосрочных облигаций мы видим: рынки не верят, что центробанки будут и дальше повышать ставки и бороться с инфляцией. У рынка есть подозрения, что из-за резкого роста ставок уже образуются предкризисные ситуации (в банковском секторе)», — считает Андрей Мартынов.

Прогнозы — дело неблагодарное, соглашается Валдис Сикснис. По его словам,  с точки зрения борьбы с инфляцией, центробанки должны сохранять темп повышения ставок. Но с учетом событий последних дней (проблемы банков в США и Швейцарии), центробанки оказываются уже перед другой дилеммой: с одной стороны — борьба с инфляцией (и, следовательно, повышение ставок), с другой — стабильность финансовой системы. Какой выбор сделают центробанки — трудно сказать. 

«В то же время ставки [по кредитам в евро] Euribor на уровне 2-3% — это долгосрочная историческая норма, а недавние минус 0,5% — не норма. Не думаю, что мы вернемся к минус 0,5% и в принципе к негативным ставкам», — говорит Сикснис.

7. Что сейчас делать клиентам консервативных планов?

КОНТЕКСТ 

В Латвии пенсионная система состоит из трех уровней. Два обязательные, третий — добровольный. В счет накоплений первого уровня отчисляется 14% брутто-заработка трудящихся, на второй уровень — 6%. Этими средствами второго уровня (с целью их преумножения к моменту выхода человека на пенсию) занимаются управляющие пенсионными капиталами второго уровня, а трудящийся сам выбирает, кому из них довериться, причем не навсегда: можно передумать, сменить управляющего и/или инвестиционную стратегию. 
Около 1,3 миллиона жителей Латвии на втором пенсионном уровне по состоянию на 21 марта, накопили 5,92 миллиарда евро — в среднем по 4,6 тысячи евро на человека.

Тем, кому до пенсии 5-7 лет — ничего. «Помогает ли вся эта информация тем людям, которым скоро выходить на пенсию, и которые вроде бы все делали правильно — переключились на консервативные планы, а теперь видят такие минусы? К сожалению, им просто не повезло. Но сейчас переключаться с консервативного плана на активный было бы неправильно, — считает глава Indexo. — Тем, кому сейчас не повезло, и которые [разместили средства] в плане [состоящем из] облигаций — я советую им оставаться там».

Старая правда по-прежнему заключается в том, что выбирать пенсионный план следует, исходя из оставшихся до пенсии лет, говорит Сикснис: «Если это молодой человек — нужно выбирать активный план со 100% вложений в рынки акций. История показывает, что через 20-30-40 лет это обеспечит лучшую доходность, чем план облигаций. Да, будет много резких колебаний, взлетов и падений, но такова главная аксиома: рынки акций колеблются, но если до пенсии далеко, доходность будет выше. Точно не надо пытаться угадать момент и прыгать из активного плана в консервативный и обратно в попытке больше заработать. Это неправильная тактика — никто не знает, когда рынки достигли дна, а когда они на пике. И только когда вам уже более 50 лет, стоит думать о сбалансированных планах, половины акций и половины облигаций. А когда до пенсии менее 10 лет — пора переключаться на облигации полностью. Это аксиома, и ее определяет только время, оставшееся до выхода на пенсию, — не индивидуальная толерантность к риску, ничто другое. Смысл облигаций остается — сократить колебания незадолго перед выходом на пенсию».

8. Кому это важно? Я до пенсии не доживу! 

Ну так подумайте о наследниках. Накопления на 2-м пенсионном уровне можно завещать, тогда они, как уже писал Rus.Lsm.lv, не пропадут даже при самом печальном раскладе. Сделать это можно в Интернете, на портале госуслуг. Там также можно посмотреть, сколько вы накопили, в каком пенсионном плане, и как эта сумма менялась по месяцам.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное