Драматург Людмила Розиня: «Искусство и природа способны исцелять»

В Даугавпилсском театре — премьера: «Кричащие» по роману Яниса Клидзейса «Снега». Для режиссера Виестура Розиньша и драматурга Людмилы Розини эта постановка — дебют в Даугавпилсском театре. Rus.Lsm.lv немного поговорил с Людмилой о спектакле, городе и... британском рабстве.

ДОСЛОВНО

«В романе Клидзейса меня привлекли живой язык и латышский человек, являющийся частью природы, земли. Всё это вызвало яркие ассоциации, связанные с моими прадедушкой и прабабушкой и с детством, проведенным в деревне. Все знают фильмы Яниса Стрейча «Дитя человеческое» и «Жернова судьбы», популяризирующие произведения Яниса Клидзейса. Но можно взглянуть на множество неизвестных книг Клидзейса, они вполне заполнят целый шкаф, и тогда ты понимаешь, что он писатель, которого в Латвии до конца не оценили. Поэтому нынешняя постановка для меня — своего рода почетная миссия, так как сценические версии произведений Клидзейса не очень популярны в профессиональных театрах Латвии; если не сказать больше — их нет вообще».

Виестур Розиньш,
режиссер 

— Вы автор нескольких пьес, но создаете драматургический материал по роману впервые. Это трудно?

— «Кричащие» — третья наша совместная с Виестуром работа, но в первых двух я была автором пьес, сейчас же, вы правы,

я впервые драматизирую роман. Это очень трудно.

Я как бы прохожу сквозь роман, создаю драматургическую структуру. Конечно, не весь романный материал в такую структуру попадает.

Потом во время репетиций с актерами становится понятно, что работает, а что не работает. Что-то сокращается, что-то, наоборот, дописывается. А в планах — драматизация «Дон Кихота» для Виестура, придется попотеть.

Роман «Снега» Клидзейса тесно связан с Латгалией.

Во время работы над спектаклем актеры и режиссер побывали в родных местах писателя (Резекненский край — Л.В.), где он родился, ходил в школу, встретились с его родственниками.

Латгалия и Клидзейс — это прочная связь.

— О чем еще можно говорить перед премьерой? Чтобы не нарушить интригу и одновременно сказать о важном?

— В центре пьесы — образ незрячей девушки, поэтому команда спектакля ездила в Ригу, на Юглу, где находится центр незрячих. Пытались понять, как воспринимают мир люди, лишенные зрения. В спектакле много музыки, ритма, которые внятны тем, кто не видит. Такая своеобразная медитация. У нас есть другой спектакль, «Пирамида» (в рижском Dirty Deal Teatro — Л.В.), там обострены все органы чувств, кроме зрения, и артисты взаимодействуют со зрителями. И у Виестура есть опыт работы с актрисой, лишенной слуха. Он изучал драматерапию, ему это интересно.

Я немного изменила сюжет романа. Все три героя — крестьянин Эдукс, незрячая девушка Тасите и музыкант-бродяга Рудукс — главные, в каждом происходят борьба и трансформация. Тасите помогает Эдуксу вылечиться от туберкулеза: он приходит в лес петь и кричать, и болезнь отступает.

Для режиссера это очень личная история, у него дедушка болел туберкулезом, тоже уходил в лес кричать и петь. И Виестур посвящает спектакль своей семье. Для меня важна мысль о том, что

искусство, в данном случае пение, и природа способны исцелять.

— Буквально за десять минут до встречи с вами я узнала, что вы учились в Даугавпилсе, и этот город вам не чужой…

Я 11 лет назад закончила Даугавпилсскую государственную гимназию и всегда говорю, что Даугавпилс — один из моих родных городов. Родилась же я в Резекне, я русская из Латгалии. Училась в Риге в Академии культуры на драматурга, сейчас учусь на кинорежиссера, так что если у кого-то есть сценарий — обращайтесь.

— Уехав в Ригу, вы в Даугавпилс наведывались? Вот теперь приехали, накануне премьеры. Город меняется?

— Живя в Риге, я иногда приезжала в Даугавпилсский театр. Меня интересует преимущественно культурная жизнь. Сейчас приехала, и первое, что мне сказали, — в Даугавпилсе самая дорогая елка Латвии. Я рада, что в театре работает Олег Шапошников, здесь ставят спектакли однокурсники Виестура Георгий Сурков и Паула Плявниеце. С вашими актерами очень приятно иметь дело. Конечно же, мне нравится Арт-центр имени Марка Ротко. Город, по-моему, облагораживается. Но при этом я вижу, что людей на улицах мало. Впрочем, так и в других городах страны — Резекне, Кулдиге... Везде, кроме Риги.

— Я знаю, что вы с Виестуром работали в Великобритании и потом написали об этом пьесу. Вы ездили за материалом?

Нет, мы просто поехали на два месяца летом, чтобы заработать денег на осень. И

после первой ночной смены на фабрике я поняла: единственное, что может удержать нас в нормальном состоянии, — это запись всего происходящего.

Там каждый день — сериал: коллеги, происшествия, наши отношения на фоне всего этого… Мы работали на фабрике печенья, потом на цветочной фабрике и ежедневно записывали свои впечатления.

Это была... жесть!

Мы наивно думали сразу заработать, там вокруг было много молодых людей, приехавших сразу после школы тоже с надеждой заработать и пробиться. Наверное, это возможно, если остаться на более длительный срок, но мы поняли — это не наше…

А пьеса называлась Dērbijas vergi, дословно — «Рабы из Дерби», Дерби — город, где мы работали. Одноименный спектакль по моей пьесе поставил Виестур, помог актер Лиепайского театра Каспар Годс, у него там есть свой Goda teātris. Актеры ездили по школам и показывали его старшеклассникам прямо в актовом зале. Мы делились своим опытом с теми, кто, возможно, не знает, с чего начать взрослую жизнь. Мы предлагали им задуматься, не уезжать.

— Вы прямо-таки содействовали государственной программе реэмиграции!

— Те, кто уже устроился за рубежом, едва ли вернутся. Надо, чтобы не уезжали молодые. Я всем советую путешествовать, смотреть мир, расширять свой кругозор, но пробовать себя здесь.

  • Премьера спектакля «Кричащие» — 23 февраля в 18:00.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно