Аlisa May и ее даугавпилсская «Страна чудес» #ГородD

В Даугавпилсе уже много лет существует Wonderland. А если есть Wonderland, то должна быть и Алиса. Ну, и наоборот: где Алиса, там и Wonderland. Певица и педагог Alisa May (настоящее имя Алиса Цыбуревкина) и ее вокальная студия отмечают юбилеи: Алисе на днях стукнет 30, студии — почти десять. Отличный повод поговорить о многом.

— Даугавпилсский театр завершает сезон спектаклем о кризисе, который настигает тридцатилетних. Алиса, какое у вас настроение накануне этой даты, как осмысливаете рубеж?

— Тридцать лет — это далеко не предел.

— Слава Богу!

— В этом возрасте приходит осознание того, кем ты стал, что ты имеешь, передал ли ты это кому-то — есть ли у тебя семья и дети. Ты понимаешь, чего достиг, как самореализовался, что у тебя впереди. Тридцать лет — один из первых этапов зрелости. Уже понимаешь, где надо придержать коней,

всё совсем не так, как в 20 лет, когда готов нестись, сломя голову. Ты понимаешь зависимость от своих близких людей, ты умеешь фильтровать свои слова. В 30 лет приходит первая жизненная мудрость.

Никакой депрессии у меня нет, хотя одна моя знакомая очень сильно парилась накануне тридцатилетия, говорила мне: «Подожди, наступит у тебя — пойдешь к психологу». Ничего такого я не чувствую, вот думаю, что хорошим подарком была бы защита магистерской работы, она совсем скоро, и это очередной этап в моей жизни.

— Как вы пришли в музыку? Вы закончили музыкальную среднюю школу имени Станислава Брока, сейчас завершаете учебу в магистратуре по специальности «Вокальный педагог», это ваша вторая магистратура. Мама у вас художница, работает в музее, у вас другие гены возопили, получается?

— Тут всё непросто. Мой прадедушка по маминой линии был художником, его работы и сейчас хранятся в музеях Праги. И у него был брат-близнец, умевший играть на многих инструментах и обладавший абсолютным слухом. Да и мама в хоре пела в детстве. Когда я была маленькой, мама из командировок привозила кассеты — «Кукушечку» Паулса, песни Геннадия Гладкова, Юрия Энтина, разную музыку из мультфильмов. Дома хранилось много виниловых пластинок — АВВА, Джо Дассен, песни из фильма «Мэри Поппинс, до свидания», Бах… Я слушала музыку, подпевала, подтанцовывала, и мама решила меня определить в музыкальную студию, я провалила первый тур в детском саду, хотя очень старалась.

Позже преподавательница Елена Швилпе мне сказала, что просто в тот момент искала другой тип голоса, и еще посоветовала не огорчаться из-за неудач. Вообще у меня были хорошие учителя, например, Марута Величко, сейчас она в 3-й средней школе работает, первой мне доверила соло в хоре. Многих можно назвать, но мой главный педагог — Илона Багеле: она и оперная дива, и прекрасный учитель, и очень чуткий, отзывчивый человек.

— Вы в детстве были «ботаником» или озорничали?

— Я была заводилой и сорвиголовой. Во дворе была большая тусовка, я носилась с мальчишками, вечно откуда-то падала, обдирала коленки, рвала штаны на заборах.

И пистолеты у меня были, и большой автомат, в войнушку играли…

При этом я и очень спокойной бывала, много читала. Бабушка даже ругалась: «Иди во двор погуляй, все дети гуляют. Хоть от столба до столба дойди». Я тихо шла, доходила от одного столба до другого столба и возвращалась домой читать. Меня захватывали книжные истории, я в них погружалась и не хотела отвлекаться. В 13 лет прочитала «Илиаду» Гомера, мне очень понравилось. В детстве я была, наверное, такой книжный червь. Сейчас, к сожалению, не хватает времени на чтение, но я стараюсь находить. Очень люблю Стивена Кинга, меня на него «подсадила» моя учительница английского, подарив мне «Побег из Шоушенка» на языке оригинала. Из книги

я набралась тюремного американского сленга и стала некоторые фразы использовать

в своих сочинениях. Правда, мне посоветовали этого не делать… За творчеством Кинга стараюсь следить, недавно вот купила «Спящие красавицы», это его первая книга, написанная в соавторстве с сыном Оуэном. Пока до чтения не добралась, это в планах.

— В уже относительно далеком 2012 году вы попали в национальный полуфинал Евровидения, в финал не прошли, отнеслись к этому философски, но, признайтесь, почувствовали запах шоу-бизнеса?

— Нет, сильно не запахло. Когда я увидела, какое «компетентное» жюри сидит на национальном отборе Евровидения, то … У нас был какой-то мотогонщик или велогонщик, не помню уже, очередная «миска», победившая в очередном конкурсе красоты, пластический хирург, наверное, смотрел, что у нас можно переделать, и несколько музыкантов, в профессионализме которых я не была уверена. Шоу-бизнес меня привлекал, пока я не узнала, как там всё устроено, как крутится этот рынок.

В сентябре прошлого года Елена Швилпе пригласила Wonderland представлять Латвию в международном музыкальном проекте «Во весь голос!» в Москве. Мне надо было сформировать квартет из сильнейших учениц. Меня познакомили с продюсером «Фабрики звезд» Линой Арифулиной, она тоже занималась конкурсом «Во весь голос!». Арифулина, конечно, — акула шоу-бизнеса. Там нет слов «я не могу», «я не хочу», «я заболел»; если эти слова произносятся, то — до свидания. Девчонки мои приобрели ценный опыт, поняли, как надо выкладываться, как показывать себя с лучшей стороны, как забыть о любых халтурах. Пускай мы не заняли призовых мест, но смогли сравнить себя с другими коллективами, это очень важно.

Ну, и о другом.

Я слышала, что, к примеру, на прямых эфирах надо проплачивать многие вещи, чтобы звук был хороший, была сведена звуковая дорожка. Иначе… Тут я во всем этом убедилась. Мне сказали: «Что ты хочешь? Это шоу-бизнес, большой шоу-бизнес».

И еще. Нам по жеребьевке достался композитор Игорь Николаев. Надо было исполнить какую-нибудь его песню, мы выбрали «Поговорим». Еще был вариант «Дельфин и русалка», но нашему квартету из четырех девочек петь «Дельфина и русалку» как-то не очень… Потом выяснилось, что за исполнение этой песни надо платить, и наша песня оказалась одной из самых дорогих на проекте. Нужно было 600 евро, и агент Николаева давал нам право еще полгода петь эту песню. Но где ее в Латвии особо споешь? Нам непросто было найти спонсоров, и тут я хочу поблагодарить Рихарда Эйгима. Я в политику не лезу, ничего в ней не понимаю, но он помог, ему спасибо.

Отдельная тема — это пропихивание педагогами своих учеников…

— Ну его, этот шоу-бизнес. Запах у него так себе. Давайте о ваших воспитанниках поговорим…

— Учеников у меня много, кто-то отсеивается, это вполне естественно. Человек сорок точно было. Заниматься можно с трех лет и дальше без особых ограничений. Конечно, если придет совсем взрослая женщина, которой вдруг захотелось петь, я ей, скорее всего, откажу. Это не мое, я своей мотивации тут не вижу.

Вообще музыкальное образование очень хорошо развивает, дети очень разные. Кто-то очень ритмичный, кто-то интонирует очень хорошо, у кого-то абсолютный слух, у кого-то прет харизма, некоторые очень усердные, некоторые просто живут пением. Есть такие, кто увлечен другим искусством, но одно другому не мешает.

Луиза увлечена цирком, пение ей тоже не вредит, я не хочу, чтобы она уходила. Артем долго занимался в драмкружке у Людмилы Смыковой, она его и сейчас иногда приглашает быть ведущим; Вика занимается теннисом, Виктория в художественной школе учится. Кто-то мечтает стать переводчиком, кто-то ветеринаром и так далее, но все с радостью реализуют себя в музыке.

Мне всегда было интересно передать свои знания, свои музыкальные интерпретации. Есть у меня, я считаю, удачные аранжировки латгальских песен, их поют мои студийцы и мои подопечные из Краславской государственной гимназии. Наверное, меня затянул педагогический процесс: я люблю эксперименты, и для меня важны результаты.

У нас уже есть клип — кавер на песню «Живая вода», которую исполняла на детском Евровидении-2016 Софья Фисенко из России, сейчас над новым клипом работаем.

— В прошлом году вы дебютировали в Даугавпилсском театре в музыкальном спектакле «Джейн Эйр»…

— Нет, первая моя работа была раньше, в «Затонувшем городе», я там в хоре пела. Это такой особый был проект, посвященный столетию съезда латышей Латгалии, спектакль в репертуар театра не вошел. А в «Джейн Эйр» я пою разных персонажей: сестер, мачеху, гувернантку, сумасшедшую Берту (особенность этого мюзикла в том, что многие герои представлены в трех измерениях — их образы создают драматические актеры, певцы и танцоры — Л. В.). Мне очень понравилось работать в театре, и я поддерживаю идею Олега Шапошникова, директора Даугавпилсского театра, о создании в Даугавпилсе оперы, потому что у нас есть ресурсы. Есть замечательные Сандис Улпе, Илона Багеле, Кристина Захарова к нам приезжает, из Минска приезжает Андрей Колосов, Наталия Котон прекрасно поет.

 Я бы с удовольствием в нашей опере поработала.

— Уехать из Даугавпилса никогда не хотелось?

— Хотелось в ранней молодости, когда я заканчивала музыкальную школу. Позже по обмену в университете хотела поехать в Хельсинки, в Италию хотела… А потом я поняла:

меня почему-то притягивает Даугавпилс.

Вы говорите, что здесь много ограничений и рамок? Чем больше город, тем больше рамок. Хотя, честно, публику в Даугавпилсе раскачать непросто. Жаль, что много молодежи уехало, но пустоту всегда можно заполнить. И я с возрастом поняла: мне нравится мысль «где родился, там и пригодился». Мне нравится, что я здесь открыла свою студию, что есть у меня замечательные ученики и их замечательные родители, которые поддерживают своих детей. И не хочется никуда ехать, разве что в гости, потусоваться…

— Если я попрошу сформулировать правила жизни от Alisa May…

— Ого! Я просто скажу, что считаю важным. Очень важно, особенно в подростковом возрасте, иметь поддержку от родителей, вообще от близких людей. Это окрыляет.

Надо продуктивно работать. Не сидеть на полученных лаврах, а двигаться вперед.

Надо воспитывать в себе спортивный характер, не распускать нюни.

Каждое свое поражение нужно суметь проанализировать и с улыбкой принять.

Не стоит сквозь себя пропускать обиды и всякую неуместную критику, не надо это болезненно воспринимать, пусть это просто отлетает от человека. Ударилось о вас и отлетело, как от стены. И всё. Нельзя свой стресс срывать на близких людях, надо следить за своими эмоциями и помнить, что близкие люди не вечны…

Я люблю прямоту, а не разговоры за спиной. Уважаю прямые компетентные высказывания и не люблю сплетни и грязные комменты.

— Какой вы будете через 10 и 20 лет?

— Я надеюсь, что у меня будут новые ученики. Я буду более матёрой, и мой вердикт будет более весомым. Я обрасту солидными контактами, может быть, организую какой-нибудь свой личный конкурс с очень объективным жюри. А вообще — может быть, я стану министром культуры через 20 лет.

  • В пятницу, 31 мая, Alisa May и Wonderland приглашают на концерт, он состоится в Центре культуры Даугавпилсского края (ул. Добелес, 30). Начало в 18:00, вход свободный.

PS:

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Интересно