Тайные архивы КГБ. Шпионские игры в Латвии: агенты ЦРУ на службе у СССР

В 1950-е годы ЦРУ США считало, что располагает в Латвии довольно разветвленной и эффективной сетью агентов и информаторов. Американские агенты латышского происхождения за Железный занавес действительно забрасывались. Однако все операции США в Латвии на самом деле были операциями советской госбезопасности, доказывает историк Зигмар Турчинскис.

СЕРИЯ

Зигмар Турчинскис — научный сотрудник Института истории Латвии ЛУ. Подготовленный им материал был предложен к публикации под авторским заголовком «Дезинформация советской контрразведки в архиве Центрального разведывательного управления США» и с подзаголовком «Научный комментарий к публикации Lsm.lv "Лесные братья в тайных архивах ЦРУ"».

Rus.Lsm.lv опубликует статью г-на Турчинскиса с продолжениями — так же, как был опубликован и оригинальный документальный «сериал» «Тайные архивы ЦРУ. Лесные братья».

На русском текст публикуется в полном и согласованном с автором переводе, редакцией в текст вставлены несколько соответствующим образом атрибутированных пояснений в скобках. Материал также для удобства чтения разбит на разделы, названия большинству из которых также даны редакцией Rus.Lsm.lv. Наконец, в соответствии с принятыми на портале Lsm.lv стандартами оформления отдельные фрагменты текста выделены шрифтом. Выбор этих фрагментов также был сделан редакцией Rus.Lsm.lv.

Ранее в сериале «Тайные архивы КГБ. Шпионские игры в Латвии»:

В предыдущих сериях речь шла о советской дезинформационной кампании в 80-е годы ХХ века, а также о контрразведывательных оперативных играх МГБ СССР в 1950-е. Эти игры были частью гораздо более обширных мероприятий, проводимых московским «центром». Их результатом стал «вброс» в западные спецслужбы специально подготовленной дезинформации. Для этих целей в начале 1950-х в Латвии был даже создан лжеотряд «лесных братьев» — для демонстрации агентам британской разведки «настоящего национального сопротивления».

Советской контрразведке удалось одурачить и британцев, и настоящих национальных партизан, и «главного противника» — ЦРУ США,

как раз тогда приступавшее к операциям в Латвии.

В начале 50-х годов в разведывательных операциях против СССР все более важную роль стало играть Центральное разведывательное управление США, которое поначалу согласовывало свою деятельность с британской MI-6. Британцы тогда позиционировались как эксперты по действиям на территории СССР, располагающие и внедренными агентами, и информацией. Информацией общего характера об СССР они делились с американцами. Теперь мы понимаем, что вся эта информация фактически оказалась дезинформацией советской контрразведки.

В 1949 году отдел Советской России ЦРУ (SR) начал осуществлять программу REDSOX с целью отправить на территорию СССР нелегальных агентов. В рамках REDSOX было осуществлено шесть операций по заброске агентов — в Латвию (проекты AECOB / ZRLYNCH), Литву (AEGEAN/AECHAMP), Эстонию (AEROOT/AEBASIN), Украину (AERODYNAMIC), Белоруссию (AEQUOR) и Россию (AESAURUS / AENOBLE). Буквами AE обозначалась вся территория СССР. Соответственно, и все криптонимы заброшенных на территорию СССР агентов начинались с букв AE.

В целом в СССР было заброшено не менее 85 агентов ЦРУ. Вернулись трое, и одного из них подозревали в том, что он стал двойным агентом.

Программа REDSOX действовала до 1954 года.

Фактически всё это были самоубийственные миссии — реальной возможности вернуться у этих агентов не имелось.

Операции программы ЦРУ США Redsox на территории Латвии

РЕОРГАНИЗАЦИЯ

В 1951 году у советской контрразведки изменились приоритеты. До того главным направлением противодействия было британское, и 2-е главное управление МГБ СССР (отдел 2А) вело контрразведывательные операции против Англии, отдел 2Б — против США, отдел 2В — против стран Латинской Америки.

25 декабря 1951 года состоялась реорганизация, в ее ходе буквенные обозначения сменились цифровыми, а главным направлением работы контрразведки стали Соединенные Штаты. Первый отдел 2-го главного управления МГБ стал заниматься ими, Второй отдел — операциями против Англии, Третий — против ФРГ. Такой порядок сохранялся вплоть до развала СССР.

Первую в Балтии операцию REDSOX начали в Литве, куда в октябре 1950 года десантировалось трое разведчиков-литовцев. На уничтожение группы в Литву прибыла особая группа офицеров 2-го главного управления МГБ СССР. До 4 ноября 1951 года агентов ЦРУ удалось ликвидировать. Последний заброс агентов в ходе операций REDSOX был проведен ЦРУ в ночь с 6 на 7 мая 1954 года: во время перелета над территорией СССР в Эстонии десантировалось два агента-эстонца, а в Латвии — латыш Леонид Бромберг.

К операциям в Латвии ЦРУ начало готовиться летом 1950 года. Общий проект носил кодовое название AECOB. В свою очередь, проект ZRLYNCH был попыткой ЦРУ поддержать и развить именно движение сопротивления в Латвии для своих разведывательных целей, потому что от британской стороны американцами была получена информация, что налажены контакты с движением сопротивления в Латвии. Проект ZRLYNCH был частью AECOB. Таким образом, уже в фазе планирования ЦРУ двигалось в направлении, указанном дезинформацией советской контрразведки.

Вербовка

В процессе отбора кадров разведчиков ЦРУ, однако, смогло отыскать мотивированных людей, готовых отправиться в эти самоубийственные операции, но допустило также роковую ошибку, сделавшую любые дальнейшие действия бессмысленными. Для первой операции по десантированию было выбрано и обучено трое мужчин.

Альфред Риекстиньш (псевдоним «Имант», для связи с правительственными учреждениями США – Ogor A. Feldman, криптоним CAMUSO/1) родился в 1913 году в Сабиле. Батрак. Воевал в Латышском легионе, дослужился до лейтенанта. За героизм был награжден Рыцарским крестом Железного креста, Железным крестом II и I степени, знаком отличия пехоты, знаком отличия за участие в ближнем бою и знаком за ранение. В мае 1945 года, в момент капитуляции Германии, с последней лодкой успел переправиться из Курземе в Швецию. В 1951-м согласился сотрудничать с ЦРУ.

Николай Балодис (псевдоним «Борис», для связи с правительственными учреждениями США – Boris Levitsky, криптоним CAMUSO/3) родился в 1913 году в Каценской волости Абренского уезда. От родителей унаследовал водяную мельницу. Во время Второй мировой войны служил в немецкой вспомогательной полиции. Во время отступления гитлеровских войск был забран в формируемое немцами подразделение диверсантов. Вначале его обучали в Курземе, поздене вместе с подразделением перевели в Германию. Оттуда немцы использовали бойцов подразделения для самоубийственных атак в тылу советских войск (1). Балодис выжил. По окончании войны сумел попасть в американску оккупационную зону. В 1951 году согласился сотрудничать с американской разведкой. Американцам показалось важным то, что мать Балодиса была русской. Он бегло говорил по-русски и понимал разницу между русскими и коммунистами, что для латышей, попавших на Запад, было нехарактерно.

Эдвин Озолиньш (псевдоним «Херберт», для связи с правительственными учреждениями США – Herbert Okolo, криптоним CAMUSO/2) родился в Риге в 1914 году. В годы Второй мировой служил механиком в латышском авиационном подразделении в составе сил нацистской Германии. Вместе с подразделением попал в Германию. В момент капитуляции сумел бежать в Швецию. Трудно понять, чем Озолиньш понравился американцам, потому что он был решительно бездарным и негодным радиооператором. Возможно, американцы «купились» на его типично американскую широкую улыбку.

Французская разведка еще 7 февраля 1950 года предупредила американцев, что считает Озолиньша агентом советской разведслужбы, и запросила всю имеющуюся информацию о нем. ЦРУ, со своей стороны, решило, что в его картотеке не менее 75 карточек с фамилией Озолиньш, и понять, о котором из них ведут речь французы, невозможно. Но французы оказались правы.

В составленном отставным генерал-маором КГБ Янисом Лукашевичем конспекте оперативной игры «Метеор» говорится:

«1951 год (7.V) Органам госбезопасности стало известно, что ЦРУ готовит к нелегальной заброске в Латвию группу шпионов. Об этом рассказал латышский эмигрант Эдвин Озолиньш, [..] который в то время жил в Стокгольме и хотел вернуться на родину. [sic!]» (2) (цитата — в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv)

И из заметок Лукашевича, и из учебника для Высшей школы КГБ «История советских органов государственной безопасности», следует, что Озолиньш был завербован и получил псевдоним «Пилот» (3). Но одновременно следует отметить, что агент Пилот тогда был связан с резидентурами внешней разведки Первого главного управления (внешняя разведка) МГБ СССР, а на уровне КГБ Латвийской ССР никто о нем и понятия не имел.

В конце лета 1952 года после некоторых трений с британской SIS (Secret Intelligence Service, она же — MI-6) насчет направлений деятельности в Латвии ЦРУ было готово начать практическую часть операции.

Каждый разведчик-латыш перед отправкой на задание подписал Свидетельство, что

«...буду выполнять свое задание, будучи глубоко убежденным, что своим участием в антикоммунистической борьбе не только помогу разрушить коммунизм, но и тем способствую освобождению своей родины. Далее свидетельствую, что берусь за это задание не по материальным соображениям и не служа какому-либо государству.

Так как я уверен, что США — та свободная мировая держава, которая лучше всего поможет осуществить этот замысел, продиктованный моими внутренними убеждениями, то, пока нет дееспособного латышского центра в свободном мире, по заданию которого я мог бы участвовать в этой борьбе, я на основании взаимной договоренности поступил в распоряжение правительства США, потому что получил от его представителя подтверждение, что считаюсь национальным борцом. Как таковой я обязуюсь выполнять свое задание в уверенности, что это не противоречит интересам латышского народа».

Заброска с воздуха

Если британская спецслужба для доставки агентов с СССР использовала морской путь, то американцы — авиацию. Но в 50-е годы радиолокаторы противовоздушной обороны СССР уже не давали возможности самолетам незамеченными приближаться к территории Советского Союза.

КОНТЕКСТ

8 апреля 1950 года вооруженные силы СССР сбили над Балтикой близ Лиепаи военный самолет США PB4Y-2 с десятью членами экипажа на борту. Это был первый инцидент Холодной войны с человеческими жертвами на территории СССР.

13 июня 1952 года военно-воздушные силы СССР сбили над Балтийским морем шведский самолет-разведчик DC-3 с экипажем из восьми человек. Они погибли. Через три дня, 16 июня, советские военные обстреляли шведский военный гидроплан PBY-5, который искал пропавший самолет-разведчик. Гидроплан удалось посадить на воду, и летчиков спасли.

Латышские разведчики ЦРУ Риекстиньш, Балодис и Озолиньш были десантированы вблизи Лиепаи, в окрестностях Приекуле, в ночь с 27 на 28 августа 1952 года.

Как следует из конспекта Лукашевича, из сообщения агента Пилота советская погранохрана знала о десантировании и начала поисковые мероприятия (4).

Но либо концентрация сил оказалась недостаточной, либо шпионы приземлились где-то в стороне от предусмотренного места — поймать их не удалось. После приземления Риекстиньш и Озолиньш оказались вместе. Балодис пропал. Либо имела место техническая задержка, либо он намеренно выпрыгнул чуть позднее, чтобы сразу отделиться от остальных. Если верно последнее — возможно, у него имелись подозрения относительно кого-то из товарищей. Таким образом, подозрения имелись у французской разведки, возможно, у Балодиса — но не у аналитиков ЦРУ.

Предательство

После приземления Риекстиньш приказал Озолиньшу спрятать их парашюты и большую часть экипировки, а сам отправился разведать окрестности и сориентироваться в ситуации. Озолиньш все просто утащил в кусты, заявив, однако, что всё закопал и замаскировал. На другой день оба столкнулись с группой военных, те открыли огонь, но разведчики скрылись.

Точнее сказать — скрыться пытался Риекстиньш, но Пилот-Озолиньш следил, пытаясь не потерять того из виду. Нападать на Риекстиньша в одиночку он опасался. Риекстиньш был легендарной личностью, обладал немалым боевым опытом, и был исключительным специалистом по ближнему бою (5).

Военные же, тщательно обыскав территорию вокруг места стычки, нашли экипировку, намеренно небрежно брошенную Пилотом. Парашюты, рации, карты, медицинские пакеты, фотоаппараты Minox и прочее. Сбоку на одной из карт было написано карандашом – «Дреймани». Это было указание, оставленное Пилотом. Лишь после этого наконец был проинформирован местный республиканский отдел контрразведки МГБ ЛССР. Ему нужно было найти эти самые Дреймани. В Курземе были десятки хуторов с таким названием, и каждый пришлось проверять, но обнаружение агентов стало уже вопросом лишь времени (6).

11 сентября в окрестностях Кандавы в бывшей Маткульской волости в сарае на хуторе Дреймани и было обнаружено укрытие Альфреда Риекстиньша и Эдвина Озолиньша. Риекстиньш оказал вооруженное сопротивление, выпустив по противникам из пистолета две обоймы патронов. Лишь когда чекисты были уже в нескольких шагах, в момент, когда Риекстиньш перезаряжал обойму, на него со спины напал Озолиньш и пытался заломить тому руку за спину.

Поняв, что предан, Риекстиньш закусил уголок ворота рубашки, в котором была зашита капсула с ядом,

и умер (7). Озолиньш с поднятыми руками вышел из укрытия и сразу назвал свою оперативную кличку — «Пилот».

Попавшие в руки КГБ оружие и экипировка агентов ЦРУ Алфреда Риекстиньша и Эдвина Озолиньша. Сентябрь 1952 года.

Связавшись с руководством МГБ СССР в Москве, латвийское КГБ удостоверилось, что Пилот – действительно советский разведчик. В Москве дали санкцию начать оперативную игру против американской разведки с участием агента Пилота (8). Так КГБ Латвии начало оперативную игру «Метеор», направленную против ЦРУ. Согласно конспекту Лукашевича, цели игры были такими:

«1. Парализовать шпионов, которые появятся в будущем
2. Разоблачить шпионов, которые могут уже быть
3. Инфильтровать наших людей в ЦРУ
4. Раскрыть планы ЦРУ
5. Задействовать как можно больше сил ЦРУ впустую» (9) (цитата — в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv)

Уже 20 сентября Пилот послал по одному из указанных ему ЦРУ адресов шифрованное письмо, в котором лгал, что во время высадки потерял связь с обоими своими спутниками, и просил ЦРУ указать ему их местонахождение. Таким способом ГБ, во-первых, скрывало факт гибели Риекстиньша, во-вторых — надеялась узнать, где прячется Балодис.

Именно разыск Балодиса для ГБ в тот момент было важнейшим делом. Озолиньш сообщил его приметы и указал предполагаемое направление деятельности — Латгалию. Позднее советская пропаганда объявляла, будто главным характерным признаком были бриджи со шнуровкой под коленом, характерные для англичан» (a).

Были ли американцы такими бестолочами, чтобы послать в СССР столь странно одетого человека? Подтверждения автору найти не удалось.

По крайней мере Лукашевич в своем конспекте оперативной игры ничего подобного не отмечает.

29 октября на вокзале в Резекне был замечен человек с приметами, описанными в розыскной ориентировке. Он сел в поезд Рига — Абрене. Когда он вышел в Пыталово, его на Абренском вокзале задержали сотрудник транспортного ЧК и милиционер. Мужчина оказался третьим разведчиком — Балодисом. Он сумел создать себе опорный пункт в бывшей Балтинавской волости, оставив на одном из хуторов свои вещи. Однако он еще не начал посылать радиосообщения (b). После долгой проверки КГБ Балодиса перевербовало, дав ему псевдоним «Капитан». В мае 1953 года под контролем МГБ он начал отправлять радиодонесения. Длительное молчание объяснил тяжелыми травмами, полученными в момент приземления. ЦРУ из сообщений Балодиса сразу поняло, что того контролируют из советской контрразведки, но решило, что «будет поддерживаться контакт с AECAMUSO/3, хотя мы считаем, что он находится под контролем [КГБ], в надежде, что его еще какое-то время оставят в живых» (документ цитировался Rus.Lsm.lv). Но как раз это и было нужно чекистам.

Следует пояснить, что каждый агент имелись свои индикаторы безопасности (Control and compromise indicators), с помощью которых он мог дать знать ЦРУ — работает ли он самостоятельно или же попал под контроль ГБ. Аналитики ЦРУ крайне внимательно следили за этими индикаторами. Если в сообщениях они присутствовали, то признавалось, что агент в своих действиях «свободен от контроля» (freedom from control). Но об этих индикаторах и их главных принципах знала и советская сторона. Там сработали очень умно: Озолиньш («Пилот») все индикаторы размещал в соответствии с инструкцией (c). В свою очередь, Балодис («Капитан») в своих допускал ошибки. В результате о нем было сделано заключение: находится под контролем «русской разведки» (Controlled by the RIS).

Так у ЦРУ создалось впечатление, что один агент погиб, второй в плену, а третий, AECAMUSO/2, оказался в Риге и продолжает действовать.

В связи с этим вся дальнейшая информация, поступавшая в ЦРУ, была только и единственно дезинформацией советской контрразведки.

ЦРУ регулярно получало подготовленные ГБ сообщения об успешно завербованных AECAMUSO/2 агентах. Одновременно ГБ выбрало для Озолиньша особый стиль поведения — напористый, агрессивный и даже бесстыдный. Он во всех сообщениях жаловался на трудности работы и требовал помощи — и новыми агентами, и деньгами. ЦРУ сочло, что эта агрессивность вызвана повышенным напряжением от пребывания на территории противника.

«Для вербовки не годен»

Чтобы поддержать своего якобы столь успешно действующего разведчика, ЦРУ решило десантировать на территорию Латвии еще одного агента — Леонида Зариньша («Ленис», для связи с правительственными учреждениями США — Charles H. Nourse, криптоним AEBIAS/2). Он был моложе, и образован лучше — закончил Луизианский университет в США.

Будучи настроен крайне националистически и ненавидя коммунистов, послал президенту США письмо, в котором изложил свое видение того, как можно развалить СССР изнутри, и так попал в поле зрения ЦРУ.

Агент ЦРУ Леонид Зариньш («Ленис») после задержания. Май 1953 года.

После обучения он 16 мая 1953 года был десантирован близ Ауце. 22 мая Зариньш в Риге на углу улиц Ленина (Бривибас) и Карла Маркса (Гертрудес) встретился с Эдвином Озолиньшем и передал предназначавшиеся тому 25 тыс. рублей. После ночлега у Озолиньша в районе парка Аркадия на второй день Зариньша арестовали на улице (d). В ходе допросов был сделан вывод, что для перевербовки он не годится. Зариньша приговорили к смертной казни и расстреляли в московской Бутырской тюрьме 3 августа 1954 года (e).

Поскольку сотрудничество с Зариньшем оказалось невозможным, советской спецслужбе пришлось ломать голову, как прикрыть своего агента Пилота, чтобы американцы не догадались, кто выдал Зариньша. Для этого была использована оперативная игра, которую чекисты продолжали вести против британской SIS (MI-6). От майора МГБ Бундулиса, изображающего вождя курземских национальных партизан Макса, SIS получила информацию, что близ Ауце, где приземлился Зариньш, чекисты интенсивно прочесывают территорию в поисках приземлившихся парашютистов. Эту дезинформацию британская разведка передала американским коллегам, и те предположили, что Зариньш погиб в результате военной операции (f).

Озолиньш же по указке советской контрразведки продолжал слать ЦРУ дезинформацию, изображая активную деятельность – разведку и вербовку новых агентов. Одновременно Пилот просил помощи, потому что в одиночку действовать трудно, а также регулярно повторял вопрос, когда же он сможет выбраться из СССР.

Суперагент ЦРУ соглашается сотрудничать с ГБ

Задержанный агент ЦРУ Леонид Бромберг показывает место своей посадки в лесу под Кемери. Май 1954 года.

9 мая 1954 года под Кемери пустоши десантировался лучший латышский кадр ЦРУ: преподаватель Стейтонской разведшколы Леонид Бромберг («Артур» или «Артур Линде», для связи с правительственными учреждениями США — Lyman M. Hemeret, криптоним AECAMBARO/2). ЦРУ охарактеризовало его как «физически очень сильного мужчину, в то же время наделенного острым умом» (документ цитировался Rus.Lsm.lv).

Заданием Бромберга было встретиться с Эдвином Озолиньшем, проверить якобы созданную тем сеть агентуры, а через 3-4 месяца выбраться, перейдя границу СССР с Норвегией в районе Мурманска.

Встреча с Озолиньшем должна была состояться 15 мая в Риге на Лесном кладбище, у памятника президенту Латвии Янису Чаксте.

Чекисты разыграли настоящий спектакль — похороны с настоящим покойником, священником, плачущими родственниками и огромной толпой «провожающих в последний путь». В назначенное время все эти люди медленно двигались мимо места встречи.

Замаскированный в толпе «Пилот» узнал в Бромберге своего преподавателя из разведшколы. Затем Бромберга принялись выслеживать оперативники ГБ и на одной из тихих улочек Риги задержали (g).

Бромберг о предательстве Озолиньша и причинах провала так ничего и не узнал.

15 мая начались допросы Бромберга. Он согласился сотрудничать с советской разведкой и выдал шесть первичных письменных индикаторов надежности. Под строгим надзором КГБ Бромберга разместили на одной из конспиративных квартир в центре Риги, откуда он выслал американцам 22 тайных сообщения и 21 радиограмму. ЦРУ каждое донесение проверило и вынесло вердикт: freedom from control. Там решили, что Бромберг свободен, и за ним не надзирает ГБ.

Но у Бромберга имелись не только основные индикаторы надежности — были и вторичные. Это были определенные темы, определенные слова, которые должны были дать знать начальству о провале. Бромберг начал включать их в свои сообщения.

Одним из таких индикаторов была брань. В октябре 1954 года Бромберг в радиограмме выругался и впредь считал, что предупреждение в США получено,

а из дальнейших ответов оттуда пытался получить подтверждение, что его сигнал поняли правильно (h).

Но Бромберг не знал, что стиль подконтрольного КГБ общения Пилота-Озолиньша уже приучил ЦРУ к мысли, что агенты в условиях повышенного стресса все время бранятся.

Из рассекреченных материалов ЦРУ следует, что там сигнал Бромберга не восприняли. Американская разведка погружалась в пучину советской дезинформации всё глубже.

ЦРУ стало получать от Бромберга сообщения с похвалами Озолиньшу и якобы созданной тем агентурной сети. Бромберг также сообщал и о будто бы завербованных им самим агентах. В архиве ЦРУ содержатся десятки документов, в которых эта агентурная сеть описывается и по позывному каждого агента, и с указанием, кто из двух американских разведчиков каждого из них завербовал. Все клички созданы по американскому классификатору: аббревиатура AECOB, косая линия, порядковый номер.

В целом их 12 — тех, кто якобы был агентом ЦРУ в Латвии.

(Кодом AE обозначались операции против СССР, а COB — операции в Латвии.) Были и от руки набросанные схемы, изображающие якобы существовавшие между этими «агентами» связи.

Подлинные имена

Среди других документов имеются и такие, где «агенты» Озолиньша и Бромберга названы своими настоящими именами. И тут уже можно видеть полную картину. Например: «AECOB/7 — Видвуд Швейц, псевдоним VALDEMAR. Лидер движения сопротивления Латвии. Шведский агент».

Этот «Валдемар» — все тот же агент ЧК Апогс, которого советская контрразведка еще в 1948-м забросила в Швецию и там «подсудобила» британской SIS. Благодаря ему британцы безнадежно запутались в сетях советской контрразведки.

Так что никакой агентуры ЦРУ США в Латвии не было.

Это всё было капканом советской контрразведки. В свою очередь, вся информация, которую ЦРУ получало о ситуации в Латвии в рамках операций AECOB и ZRLYNCH по программе REDSOX, была дезинформацией из КГБ. Ложью и обманом.

И в 80-е годы ХХ столетия, и в наши дни литература по этой теме, изданная в России, полна ликования в духе «в очередной борьбе со спецслужбами победили советски ечекисты». Но вопросы — о цели оперативной игры КГБ/МГБ «Метеор»: была ли она реализована; удалась ли все же Бромбергу его двойная игра; сохранились ли у него какие-то еще индикаторы надежности, при помощи которых ему удалось переиграть ЧК? И в этом случае рассекреченные архивные материалы ЦРУ, если пополнить их ставшими известными новыми фактами из архивов КГБ, рисуют другую картину.

Цель КГБ была чрезвычайно честолюбивой — захват шпионского самолета США. Который благодаря Бромбергу сорвался — о чем и будет рассказано в следующей, последней, «серии».

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

 

 

 

 

 

(1) Подробнее по этой теме см. Zigmārs Turčinskis. Vācu abvērgrupas 212 izlūku — diversantu skolā apmācītie latgaliešu diversanti // Latvijas Vēstures institūta žurnāls, Rīga, 2004/4, 116—134.lpp. вернуться >
(2) TSDC arhīvs, 8. f., 1.apr., 6. l., 55.lp. *** TSDC arhīvs, 8. f., 1.apr., 6. l., 33.lp.; Cold War Studies at Harvard University. Online Document Archive. вернуться >
(3) TSDC arhīvs, 8. f., 1.apr., 6. l., 33.lp. вернуться >
(4) Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987. gada augusts – septembris. вернуться >
(5) Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987. gada augusts – septembris. вернуться >
(6) Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987. gada augusts – septembris. вернуться >
(7) Cold War Studies at Harvard University. Online Document Archive. вернуться >
(8) TSDC arhīvs, 8. f., 1.apr., 6. l., 65.lp. вернуться >
(9) Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987. gada augusts – septembris. вернуться >
(a) TSDC arhīvs, 8.f., 1.apr., 6.lp. 55. – 123. lp. вернуться >
(b) LNA LVA 1986.f., 1.apr., Zariņa Leonīda Nikolajeviča apsūdzības lieta Nr. 21841., 12.lp. вернуться >
(c) LNA LVA 1986.f., 1.apr., Zariņa Leonīda Nikolajeviča apsūdzības lieta Nr. 21841., 12.lp. вернуться >
(d) LNA LVA 1986.f., 1.apr., Zariņa Leonīda Nikolajeviča apsūdzības lieta Nr. 21841., 12.lp. вернуться >
(e) LNA LVA 1986.f., 1.apr., Zariņa Leonīda Nikolajeviča apsūdzības lieta Nr. 21841., 348.lp. вернуться >
(f) Cold War Studies at Harvard University. Online Document Archive. вернуться >
(g) Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987. gada augusts – septembris. вернуться >
(h) LNA LVA 1986.f., 1.apr., Bromberga Leonīda Petroviča apsūdzības lieta Nr. 40596., 1. sēj., 254.lp. вернуться >

 

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно