#LV99плюс У рижан конфискуют мебель

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года он позволит со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Автор — один из виртуальных (но не фейковых!) персонажей, «появившихся» на свет для участия в проекте #LV99плюс — реконструкции современными средствами событий, разворачивавшихся 100 лет назад в Латвии и в регионе.

ПЕРСОНАЖ

Антонія ​Преде (Antonija Priede), 28 лет 

Родилась в Риге в обеспеченной, но не богатой семье. Закончила Ломоносовскую женскую гимназию. Мечтала об университете, однако родители не могли оплатить учебу за границей. Антония устроилась работать секретарем. Незадолго до начала войны девушка влюбилась в русского чиновника и, когда летом 1915 года началась эвакуация из Риги, вопреки воле родителей отправилась за ним в Петроград. Там роман закончился. Антония в Петрограде сдружилась с русскими и латышскими меньшевиками, увлекшись их политическими идеями. После Октябрьской революции девушка вернулась в Видземе и поселилась в Валмиере. Когда началась германская оккупация, Антония решила тайно вернуться в Ригу. В рамках проекта #LV99plus она делает записи в дневнике и на Facebook.

«Мой дом — моя крепость», любили повторять зажиточные рижане до войны*. И раз уж крепость, то и интерьеры должны быть, как подобает королевскому замку: столы цельного дуба, удобные диваны, стулья с затейливой резьбой — меблировка отражала положение ее владельца.

Не дай бог, коли обстановка комнат окажется стыдной из-за бесвкусицы или бедности.

Большевики взялись подрубить** этот буржуйский символ общественного статуса: в Риге началась регистрация мебели. Каждый житель обязан принести опись обстановки. А после интерьеры станут собственностью государства — и горожанам раздадут мебель — в пользование и по жестким нормам.

Максимум, дозволенный одному человеку, таков:

1 обеденный стол, 1 кровать с матрасом, 1 платяной шкаф, 1 комод, 3 стула, 1 диван, 1 простая вешалка для одежды, один шкаф для посуды и, если необходимо, 1 письменный стол или схожий предмет.

Если в квартире двое, положена еще одна кровать, 3 стула и дополнительный стол. По числу жильцов так и разнообразят меблировку — кроватями, стульями и столами.

Но это вовсе не значит, что всем достанется столько мебели — таков максимум. Если предметов нет или ответственные чиновники, оценивая обстановку квартиры, видят, что человек столь многого не заслужил, норму могут сократить.

Вся мебель сверх предписанного конфискуется государством и раздается нуждающимся.

ПРОЕКТ

#LV99плюс включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в сети Facebook.

Родительскую квартиру тоже ждет большая ревизия. Оба они очень озадачены, боятся потерять возлюбленный хлам. А я рада — у какого-нибудь честного трудяги будет уютный угол.

(* 1919 год, 27 апреля. Запись в дневнике.)

**Правительство Советской Латвии в 1919 году хотело на контролируемой территории укоренить радикальную форму коммунизма, в том числе — полностью отменить частную собственность. Жители Советской Латвии в 1919 году не имели права даже на такие простые бытовые предметы, как мебель и одежду. Все должно было быть собственностью государства, которую в пользование на неопределенный срок получали советские граждане. В конце апреля 1919 года советская власть начала национализацию и перераспределение мебели рижан.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно