Из истории Лиепаи: 14 июня 1941 года. Ночь, когда стучали в двери

«Всё чаще происходили непонятные лиепайчанам вещи — пропадали люди. Исключительно за то, что сказали нечто, что не понравилось новой власти. За год таких случаев в городе набралось больше трехсот».

Так в книге «Лиепая в жерновах эпох», изданной в 2005 году редакцией лиепайской городской газеты Kurzemes Vārds в сотрудничестве с Лиепайским музеем и Лиепайской Центральной научной библиотекой, описывается происходившее в городе после прихода советской власти в 1940-м. Следы пропавших вели в подвалы здания на Републикас 19, где расположилась милиция. Это пятиэтажное здание построено в начале XX века, и его в народе сразу прозвали «Синим чудом» за необычный по тем временам вид и синий цвет фасада. Лиепайчане и сейчас этот дом так называют.

КОНТЕКСТ 

В 1941-м в Лиепае было 45 067 жителей. Из города и окрестностей 14 июня вывезли 1371 человека (мужчин — 691, женщин — 680). Среди депортированных были латыши (1150), евреи (183), русские (18), немцы (6), люди других национальностей (14). Детей до семи лет среди них было 163 человека, 7-16 лет — 239. Людей в возрасте 16-60-ти лет — 888, 60-80-ти лет — 80, и один человек был старше 80-ти лет.
Всего в ссылке и заключении находились 1388 человек (17 «лишних» — это дети, родившиеся по пути к «местам поселения» и уже там), из них 535 умерли. В 1946 году на законных основаниях с «детским эшелоном» вернулись 39 детей. Бежали 97 детей и 163 взрослых. Возвращены к месту ссылки 23 ребенка и 145 взрослых.

Источник: выставка
«Жизненные истории
в тени красного террора»

«Был у меня когда-то разговор с одной свидетельницей. Она в то время ребенком была, семья жила на хуторе неподалеку от Лиепаи. И она рассказывала, что ее отец ездил в Синее чудо. Трупы на телеге оттуда вывозил. Это было что-то вроде разнарядки. Шоферы — гражданские, не военные — на грузовиках крытых тоже оттуда тела вывозили. Их по ночам отвозили в Шкеде, где позже нацисты евреев расстреливали. Один из этих шоферов умудрился сделать там фотографии. И вот эта свидетельница подслушала и подсмотрела, как отец с братом эти снимки обсуждали и ужасались. Так что пропадали люди, не просто так то время Страшным годом назвали», — рассказала Rus.Lsm.lv руководитель филиала Лиепайского музея «Лиепая в оккупационных режимах» Сандра Шениня.

И, показав стопку листков, добавила — помимо исчезнувших, были и официально арестованные: «Это списки тех, кого арестовали и судили в 1940-м и до 21 июня 1941 года. 252 человека. Кому-то было предъявлено обвинение в агитации, кто-то просто был неугоден новой власти».

«Еще в начале мая на Лиепайской станции была получена телеграмма из Риги с указанием в ближайшее время накопить сотню товарных вагонов. Это было выполнено за пару недель. Затем последовало распоряжение о мытье этих вагонов. Всё было подготовлено. Охоту на людей можно было начинать». Это об июне 1941 года. Опять из книги «Лиепая в жерновах эпох».

«Конечно, всё было очень тщательно подготовлено. И списки были составлены. В них вошли бывшие офицеры Латвийской армии, айзсарги, полицейские, те, кто состоял в каких-либо партиях, те, кто владел каким-то своим делом. В общем,

общественно и экономически активные люди. Латыши, евреи, русские, немцы... Дело тут не в национальности.

Это были люди, которые жили и работали в Латвии и чем-то не понравились новой власти», — продолжила Сандра Шениня.  

И вот в ночь с 13 на 14 июня в двери тех, кто был в списках, громко постучали. Заходили вооруженные красноармейцы и люди в штатском, сообщали поднятым с постели обитателям квартир, что те арестованы, приказывали быстро собрать вещи и увозили. В неизвестность.

Теплушки стояли в Тосмаре, на границе с Каростой. Напротив водонапорной башни, примерно там, где сейчас школа № 3. В том месте давно уже нет железнодорожных путей.

Возле вагонов началась «сортировка», и семьи разлучили. Мужчин отделили от женщин с детьми и загрузили по отдельным вагонам. Людям обещали, что когда они приедут на место, то семьи снова смогут воссоединиться. В реальности было иначе: мужчин отправили в ГУЛАГ, в лагеря Вятлага, на рудники и лесоповал. Оттуда не многие вернулись.

Еще один момент, на который обратила внимание Сандра Шениня — практически все собранные впопыхах вещи и съестные припасы остались у мужчин. Они ведь несли скарб. В результате женщины с детьми оказались без теплой одежды и еды. Поэтому в тех вагонах, где они ехали, многие погибли в пути.

«Много лет председателем нашего Лиепайского клуба репрессированных был Арнольд Трейде. Его тоже депортировали в сорок первом. Он родом из Руцавы, его отец работал в местной полиции и был айзсаргом. Конечно, семья была в списках! Арнольду тогда было 16 лет, он учился в Лиепайском техникуме. И семью вывезли из Руцавы, а его — из Лиепаи,

знали ведь прекрасно, где учится, где койку снимает. Оттуда и забрали. В чем был. В рубашке с коротким рукавом, сандалиях. Лето ведь было.  

Из города вывозили в крытых грузовиках, из сельской местности — на телегах. И самый большой ужас тогда, 14 июня 1941 года, был в том, что никто не знал, куда их везут. Дети постарше больше заботились не о себе, а о мамах и бабушках. Женщины не могли понять, что происходит. Мне многие репрессированные рассказывали, что мама была в полном шоке и панике, и люди были совершенно уверены, что никуда они дальше не поедут, их просто в лес или дюны завезут и расстреляют. А раз так — то и нет никакого смысла какие-то вещи с собой брать. Почему были так уверены, что на расстрел везут? Так ведь на слуху были истории об исчезнувших людях...» — рассказала Сандра Шениня.

Женщин, детей и стариков вывезли в Сибирь. Привозили и говорили местным — мол, «забирайте себе этих фашистов». Кому-то местные приют давали или председатель колхоза должен был предоставить какое-то помещение под жилье. Но бывало, что и землянки приходилось копать. И еще радовались, что лето, и можно хоть как-то к холодам подготовиться.

Но и после 14 июня продолжались аресты и исчезновения людей. Когда нацисты 29 июня 1941 года после недели жестоких боев заняли Лиепаю, в подвалах Синего чуда были найдены тела людей, расстрелянных двумя днями ранее — 18 трупов. И пятеро выживших. «Среди этих 18 были латыши, немец, еврей, некий безымянный русский путешественник и даже итальянец», — уточнила Сандра Шениня.

Сандра Шениня рассказала об одном аресте уже после 22 июня, в разгар боев за город. «Арестовали главного врача Лиепайской больницы Теодора Волфрама и истопника больницы Сергея Херценберга. У новой советской власти главврач давно был на подозрении, потому что не позволил устроить в больнице красный уголок. А в первые дни войны возникла уверенность, что из больницы передают некую информацию атакующим немцам, там была какая-то история с «неправильным» дымом из трубы, потому и арестовали истопника тоже. Вывезли к морю, загнали в воду по пояс и расстреляли. К приходу немцев море успело вынести тела на берег. Пятого июля состоялись торжественные похороны, сотни людей шли в траурной процессии. Вот, на фотографиях это видно.

У нас в музее есть лента с одного из траурных венков с именем Херценберга. Когда несколько лет назад Линард Муциньш опубликовал свое исследование о Синем чуде, ему позвонили из Австралии — мол, вернуть хотим эту ленту в Лиепаю. Как она там оказалась, неизвестно, потому что к звонившему попала через десятые руки.

Теодора Волфрама и Сергея Херценберга похоронили на Центральном кладбище, сохранилась доска с именами и надписью «жертвам террора».

Медсестры больницы в течение всего советского времени хранили фотографии с похорон и тайно ухаживали за могилами. Никто этому захоронению вреда за все годы советской власти не причинил, ведь доска с надписью скрылась за разросшимися кустами».

В тени красного террора

В филиале Лиепайского музея «Лиепая в оккупационных режимах» на улице Укстиня, 7/9, 18 июня откроется  для посетителей выставка «Жизненные истории в тени красного террора».

«Эта выставка охватит время начиная с пакта Молотова-Риббентропа. Будет и репатриация балтийских немцев, и 1940-й Страшный год, депортации 1941-го и 1949-го, национальные партизаны, подпольная молодежная организация Kursa, истории людей, которые в 50-60-х на рыболовецких суденышках убегали на Готланд, в Швецию, и некоторым это удалось. И завершится всё организацией «Хельсинки-86».

Выставка охватит все 50 лет советской оккупации. О Второй мировой речи не будет — об ее ужасах и пролитой нацистами крови мы рассказали на прошлой выставке. Сейчас мы показываем красный террор», — добавила Сандра Шениня.

Постскриптум

  • Сегодня, 14 июня 2020 года, в 14:00 на Лиепайском Центральном кладбище возле памятных камней жертвам депортаций и других советских репрессий состоится традиционное возложение цветов.

  • Rus.Lsm.lv выражает благодарность Лиепайскому музею за информационную поддержку и предоставленные архивные материалы и фотографии.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно