Что и почему нужно знать о том, как благодаря соцдемам Латвия стала парламентской республикой

Во время торжественного заседания 18 ноября 1918 года Паул Калниньш — председатель центрального комитета Латвийской социал-демократической рабочей партии (ЛСДРП) — провозглашает: «Свободная демократическая Латвия для нас не цель, а только средство для достижения наших целей».

С первых лет Войны за независимость — и до сегодняшнего дня — националистически настроенные недоброжелатели жестко критикуют партию за такую позицию. Однако социал-демократы от нее так никогда и не отказываются, и во время Учредительного собрания делают все, чтобы подстроить Конституцию Латвии под свои цели. Но что это за цели? И какие за ними соображения?

Самые важные факты

1. Дети революции

Идейные корни латвийских социал-демократов можно искать в движении, которое называют Новым течением (Jaunā strāva). На исходе XIX века группа молодых латышских интеллектуалов самозабвенно увлекается идеями социализма. Они называют своей целью улучшение экономических условий трудящихся. В рамках этой борьбы новотеченцы отрицают созданные младолатышами ценности народного движения. Они также жестко критикуют латышский средний класс за игнорирование трудного положения живущих рядом людей, а также остзейскую элиту и администрацию царской империи за поддержание реакционного режима.

С нашей точки зрения масштабы неравенства в Европе и Латвии на рубеже XIX-XX веков трудно представить. В тот момент за красивыми домами в югендстиле, элегантной одеждой и зелеными бульварами скрывается другая реальность. На окраинах города десятки тысяч людей работают шесть дней в неделю, зачастую по 12 часов в день. Условия труда тяжелые, зарплаты мизерные, а травма или болезнь могут означать потерю и этого ничтожного дохода. После работы люди возвращаются в тесные, переполненные жилища, где царит антисанитария. Многие свое бедственное положение топят в алкоголе.

Стремительная индустриализация и экономический рост становятся источником не только благосостояния, но и бесчисленных трагедий.

Первые новотеченцы даже не рабочего происхождения. Самые громкие голоса движения — Янис Плиекшанс, Петерис Стучка, Клара и Паул Калниньши, Фрицис Розиньш, Янис Янсонс-Браунс — происходят из состоятельных семей городского и сельского среднего класса, получают образование в лучших балтийских гимназиях и потом продолжают учебу в университетах. Выход из таких узких кругов уже тогда очерчивает отношения первых латышских социалистов с политиками среднего класса. Эти отношения определяются не только абстрактной идеологией, но и личными знакомствами. Будущие политические оппоненты часто учатся в одной гимназии или университете, нередко являются даже одноклассниками.

Отношение новотеченцев к своим сверстникам, которые не увлекаются идеями социализма — явственное осуждение и непонимание неспособности в должной мере осознать масштабы трагического положения трудящихся.

Антипатия, однако, взаимна. Например, такой защитник национал-либеральной политики, как Арвед Берг, уверен, что социалисты предают национальные интересы латышей.

Со времен Нового течения Райнис был непоколебимым сторонником социализма. Он даже согласился быть «локомотивом» избирательного списка ЛСДРП. Возвращение Райниса 10 апреля 1920 года — за пару дней до выборов Учредительного собрания — становится одним из важнейших событий предвыборной кампании партии.

2. Раскол между большевиками и меньшевиками

Когда социальная напряженность выливается в революцию 1905 года, ряды недавно основанной ЛСДРП стремительно растут. До 17 июня 1918 года партия (ее переименовывают в Социал-демократию Латвии (СДЛ) в 1906 году) объединяет латышских социал-демократов (или же меньшевиков) и коммунистов (большевиков).

Причина их разногласий — не конечные цели революционной и политической борьбы (и те, и другие уверены, что общество в конце концов придет к коммунистической утопии), но методы в достижении цели. Большевики с Лениным во главе считают, что руководить революцией должна узкая группа профессиональных революционеров, которая и установит диктатуру пролетариата. Меньшевики же полагают, что партии надо считаться с широкими рабочими массами, и политическая организация должна основываться на принципах демократии.

Соблюдение принципов демократии означает также, что меньшевики готовы сотрудничать с гражданскими партиями, тогда как большевики эту возможность отвергают.

Существенное отличие между меньшевиками и большевиками и в том, как каждая фракция теоретически оформляет ход революции.

Ленин настаивает на немедленной насильственной революции и считает, что возможен стремительный переход к коммунизму (вера в возможность достичь этой цели в ближайшем будущем является также причиной того, что большевики начнут называть себя коммунистами, противопоставляя другим социалистам).

Меньшевики, напротив, полагают, что для позднего капитализма характерна высокая степень демократизации, и при достижении этого уровня перемены произойдут органическим путем: социализм заменит капитализм.

Свою программу демократизации меньшевики надеются реализовать уже в 1917 году через выборы Учредительного собрания Российской Республики. Сперва латышские меньшевики не поддерживают идею независимой Латвии. Они считают, что борются за общие интересы трудящихся во всем мире — и установление новых границ может стать препятствием в этой борьбе. Кроме того, быть частью Российской империи как единого политического целого кажется более логичным с точки зрения экономических возможностей. И человеческие привычки тоже играют свою роль в этом выборе.

Однако большевистский переворот закрывает России путь дальнейшего демократического развития. Ситуацию еще более усложняет оккупация Латвии Германской империей. В новых обстоятельствах независимая от России Латвия больше кажется не помехой, а даже средством для воплощения демократической революции. Поэтому 17 июня 1918 года — в тот момент, когда ЛСДРП отделяется от СДЛ — латышские меньшевики также заявляют о своей поддержке независимой Латвии.

Члены ЛСДРП в 1926 году. В центре — Райнис, справа от него — Волдемар Бастьянис. В первом ряду третий справа — Феликс Циеленс

3. Подготовить Латвию к революционным переменам

В феврале 1920 года начинается подготовка к выборам латвийского Учредительного собрания. Позиция социал-демократов остается прежней. И в тот момент, и позже, вспоминая годы работы Собрания, ведущие соцдемы не скрывают свою позицию. Их цель — добиться в Латвии как можно более демократического порядка, поскольку они считают, что таким образом латвийское общество достигнет высшей степени исторического развития. Соответственно, в Латвии будут заложены предпосылки, позволяющие начаться революционным переменам для перехода к социализму.

Больший демократизм в идеальном его виде означает несколько серьезных изменений, некоторые из которых могут показаться чрезмерными даже с современной точки зрения.

В первую очередь, в Латвии не было бы поста президента, который, с точки зрения соцдемов, является пережитком монархии. Абсолютным центром государственной власти стал бы Сейм, министрам осталось бы только покорно подчиняться диктату парламента. Кроме того, значительно расширился бы круг избирателей — все граждане с 16 лет. Важным инструментом государственного управления стали бы референдумы, которые было бы очень легко объявить. Бесспорными базовыми принципам стали бы свобода слова, право на протест и забастовку. И именно забастовки нужно было бы защитить в конституции, а работодатели должны были бы содержать рабочих во время простоя.

Прогресс и демократизм левое крыло партии надеется стимулировать ограничением права частной собственности. Например, если первая фаза аграрной реформы — конфискация собственности помещиков — получает признание всех социал-демократов, то наиболее радикальные члены считают, что национализированную землю нельзя отдавать в собственность безземельникам. Вместо этого безземельникам дали бы только право использовать землю. Кроме того, с левого фланга партии часто звучат призывы национализировать крупнейшие латвийские фабрики.

Конечно, помимо борьбы за большую демократию соцдемы не отступают от требования расширить социальные гарантии трудящимся. Оплачиваемые государством пенсии по возрасту, бесплатное среднее образование, страхование здоровья, оплачиваемый отпуск — неотъемлемые составные части социальной политики любого современного цивилизованного государства в 1920 году не являются такими же самоочевидными принципами.

Уже в предвыборной агитации партия подчеркивает, что не допустит компромисса с «реакционными» силами

4. Ни шагу назад

С точки зрения социал-демократов, любое отступление от идеала означает и отдаление от достижения социализма. Хотя в отдельных случаях социал-демократы готовы на компромисс, часто их подход кажется оппонентам догматическим и непрактичным. Недовольных хватает и внутри партии: это приводит к тому, что меньшевистская фракция во главе с Маргером Скуениексом откалывается. Позиционируя себя меньшевиками, Скуениекс сотоварищи хочет указать на слишком левую позицию «остальной» ЛСДРП и продемонстрировать, что именно раскольники возвращаются к изначально умеренным идеалам партии, и особенно — к готовности сотрудничать с гражданскими партиями в борьбе за интересы трудящихся.

Если оценивать программу социал-демократов с точки зрения ее претворяемости в жизнь, легко найти множество пунктов для критики. Трудно представить госуправление почти без исполнительной власти. Кроме того, политики гражданских партий жестко критикуют соцдемов за нереалистичную экономическую и социальную политику, которая может привести к краху хозяйства и банкротству государства. В начале 20-х годов, когда латвийская экономика полностью разрушена, для этих возражений есть основания.

Почему это важно: всенародных выборов президента нет благодаря соцдемам

То, что Латвия — парламентская республика, во многом заслуга социал-демократов. В тот момент Латышский крестьянский союз и другие крупнейшие гражданские партии хотели поставить в центр исполнительной власти избираемого народом президента. Но в решающем голосовании социал-демократы привлекли и голоса нескольких меньшинственных политиков и левоцентристской Партии труда. Крупнейшим же поражением социал-демократов стала их неспособность добиться ратификации 2-й части Сатверсме, куда включили гарантии гражданских прав и свобод, а также гарантии меньшинствам.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно