Личное дело

«Попутчики». Курземе. Продолжение

Личное дело

«Попутчики». Земгале. Продолжение

Кризис. Something special

Вспоминая кризис-2008: ошибки и уроки

В сентябре — 10 лет с момента начала всемирного экономического кризиса. Страны Балтии были в числе тех, кто пострадал больше всего. Какие уроки преподал крах мировой экономики, как мы их усвоили и насколько мы готовы к следующим неприятностям, выяснила программа «Личное дело» LTV7.

Неизбежность Армагеддона стала очевидной после банкротства Lehman Brothers — 15 сентября 2008 года. Это событие стало стартом для острой фазы мирового финансового кризиса.

В Латвии параллельно разыгрывалась своя драма — лопнул локальный пузырь на рынке недвижимости

«Сказать, что всем всё было ясно в 2008 году 1 января — ничего подобного. Ни жителям, ни парламенту, ни правительству. Все надеялись, что, ну, ладно, не будет такой быстрый рост», — рассказал Атис Слактерис, бывший министр финансов Латвии (2007-2009 гг)

«Не было такого ощущения, что это может дойти до Латвии в таком объеме и повлиять на латвийскую экономику, на латвийский рынок финансов в таком объеме, как это случилось два-три месяца спустя», — отметил Андрис Страздс, экономист Банка Латвии.

За банкротством американских банков, в ноябре, последовал крах банка Parex, сокращения зарплат, повышение налогов и акции протестов. В 2008 году ВВП упал на 3,5%, в 2009-м — на 14,5%, в 2010-м — ещё почти на 4%.

«Каждый год, начиная с 2005 года, мы видели, что объемы кредитов растут на порядка 30% в год, также вместе с этим росли цены на недвижимость, была ситуация, когда в промежутке трех лет цены на недвижимость возросли в 2,5 раза. Мы попали со своим домашним кризисом в мировой кризис, это объясняет то, почему у нас спад в экономике был настолько серьёзным», — добавил Страздс.

И вот тут настало время кусать локти — правительство Латвии за тучные годы не сумело сделать накоплений.

«Было ли реально создать такие накопления, которые могли бы обойтись без международной программы? Я думаю,, это нереально. Конечно, могло бы быть на какую-то долю мягче», — считает Слактерис.

Бывший министр финансов говорит, что тогда оптимизм был настолько всепоглощающим, что даже предложение замедлить экономический рост люди воспринимали с недоумением. В своих действиях он ошибок не видит.

С тех пор прошло 10 лет. ВВП в сопоставимых ценах перерос 2008 год только в прошлом. А ВВП на душу населения — в 2014-м. Правда, это связано в значительной степени с оттоком из страны населения.

До кризиса, на 1 января 2008 года, в Латвии проживало более двух миллионов человек, на начало 2018-го — 1,934 млн.

В 2007 году Латвия экспортировала на 5,5 млрд евро, в прошлом году это уже 11,5 млрд евро. Сейчас разница между экспортом и импортом существенно меньше.

Показатель, который ярко иллюстрирует, что мы жили не по средствам — дефицит текущего счёта, разница между тем, что страна реально зарабатывает, и тем, сколько она тратит. В 2007 году разница составила 25% ВВП. В 2017-м — меньше процента.

Зато вырос внешний долг — в 10 раз.

В конце мая о новом глобальном экономическом кризисе заявил миллиардер Джорж Сорос — к кризису приведет рост доллара и бегство капитала с развивающихся рынков. В начале июля о возможной рецессии предупредил Всемирный банк — там предсказывают: если начнутся торговые войны, их последствия могут быть разрушительными.

Четвертого июля с предупреждением выступил Bank of America — по его мнению, тренды глобальных рынков напоминают то, что происходило перед кризисом 1998 года, когда обрушились рынки Юго-Восточной Азии.

Кроме того, в сентябре в интервью агентству LETA глава европейского банковского регулятора — Единого надзорного механизма Европейского центрального банка — Даниэль Нуи сообщила, что следующий глобальный кризис может быть связан с недвижимостью. На данный момент признаки «пузыря» есть в ряде европейских стран, в том числе в Швеции.

Сегодня и в Латвии постоянно бросаются в глаза параллели с 2008 годом. Как и 10 лет назад, правительство принимает решения о повышении зарплат педагогам и врачам. С октября предстоит серьёзная индексация пенсий. Как и 10 лет назад — бюджет с дефицитом.

Экономист Гирт Рунгайнис видит два потенциальных риска, которые могут оказать влияние на местную экономику. Один из них — возможные проблемы с экспортом в Германии.

«Германия очень зависит от экспорта, и если торговая война и проблемы в американской экономике приведут к проблемам в Германии, которая мотор европейской экономики, и плюс из-за проблем долговых в Китае Германия не сможет переключиться на Китай, то в этом случае будет кризис в Европе — и этот кризис сурово отзовется на нас»,

— уверен он.

Другой фактор риска — пузырь на рынке недвижимости в Стокгольме. Так как крупнейшие банки Латвии — шведские, то события в Швеции могут повлиять на их политику в Латвии, говорит экономист. В данном случае они могут стать ещё более осторожными и консервативными при выдаче кредитов, что затормозит рост экономики.

Экономист банка Luminor Петерис Страутиньш уверен, что если где-то и зреет кризис, то он будет совершенно непредсказуемым, поэтому сейчас надо фокусироваться на использовании возможностей. Тем более, что опыт 2008 года сделал жителей Латвии очень осторожными.

«Если мы говорим о том, сколько люди берут в долг у банка, а сколько копят, то сейчас они заметно больше накапливают. Накопления в банках растут по 8% в год — уже несколько лет. Тем временем общие задолженности домохозяйств до недавнего времени продолжали снижаться», — указал он.

В Совете по фискальной дисциплине отмечают, что сейчас экономика куда более устойчива и сбалансирована — мы живем по средствам. Тем не менее, любые предвыборные обещания без сокращения других расходов или дополнительных доходов могут привести к перегреву экономики. И тут придется вспомнить про госдолг.

«Если у нас разразился бы кризис, который был бы чуть-чуть меньше предыдущего, то мы подошли бы уже к уровню долга, который составил бы размеры,

очень близкие к лимиту, установленному Маастрихтским договором, то есть 60% ВВП. А это уже достаточно опасный уровень для Латвии»,

— указал Янис Платайс, председатель Совета по фискальной дисциплине.

В случае риска слишком большого дефицита бюджета Латвию ждут санкции, ведь дефицит значит увеличение госдолга, а увеличение госдолга — это риск нарушения договора. А значит, учителя и медики не могут ждать повышения зарплат без сокращения числа школ и улучшения эффективности здравоохранения, сообщил Янис Платайс. В Совете предлагают и вовсе немного «остудить» экономику. Однако это уже будет зависеть от следующего Сейма.

Экономисты единогласны в одном — такой кризис, как был в 2008 году, случается раз в 100 лет. Поэтому если даже сейчас что-то пойдет не так, подобной катастрофы уже не будет.

Схожей точки зрения придерживаются и участники дискуссионной передачи «Точки над i» на LTV7. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно