Разделы Разделы

Россия и цена раскола внешней политики ЕС

Недавний визит Верховного представителя ЕС по иностранным делам в Москву показал, насколько незрелой остается внешняя политика ЕС. Евросоюз должен извлечь из этого вояжа необходимые уроки — чтобы начать восстанавливать внешнеполитический консенсус и преодолевать разногласия, цена которых оказывается очень высокой, считает чешский эксперт по международным отношениям.

«Смена администрации США, [будущий] уход канцлера Германии Ангелы Меркель с политической сцены и новый проект по оборонной автономии Евросоюза “Стратегический компас” (Strategic Compass) открывают возможности для такой трансформации», — полагает Павел Гавличек, научный сотрудник пражского исследовательского центра AMO (Ассоциация по международным вопросам, НКО, специализирующаяся на вопросах внешней политики и международных отношений, основана в 1997 году), приглашенный автор Германского фонда Маршалла (German Marshall Fund of the United States, GMFUS, американская НПО с германскими «корнями»).

В комментарии, опубликованном на портале фонда, Гавличек дает прогноз возможных перемен во внешней политике Евросоюза на российском направлении. Он называет неудачную поездку Жозепа Борреля в Москву еще одним «сигналом к пробуждению» для ЕС. Провал этой дипломатической миссии позволил России унизить главу европейского внешнеполитического ведомства, поставить под сомнение надежность ЕС и даже партнерство альянса с США. Реакция в ЕС была впечатляющей. Боррель подвергся жесточайшей критике со стороны Европейского парламента и других организаций. Некоторые комментаторы сочли этот визит его личной ошибкой. Другие указали на необходимость менять политику в отношении России, а не искать точки соприкосновения с Кремлем по отдельным вопросам. Однако скандальный результат визита Борреля в Москву является всего лишь симптомом текущего внешнеполитического кризиса ЕС, полагает Гавличек. (Rus.Lsm.lv уже представлял резко критическую оценку и вояжа Борреля, и внешней политики ЕС в целом, опубликованную британским аналитическим центром Chatham House.)

Полномочия, с которыми Боррель отправился в Москву, были слабыми.

Одна группа стран ЕС не хотела, чтобы он вообще ехал в Москву, либо — раз уже едет, то чтобы активно продвигать тему демократии и прав человека. Это было выполнено лишь отчасти: заявления Борреля на эту тему с российской стороны было просто некому слушать. Другие члены ЕС хотели выяснить пределы возможного выборочного взаимодействия с Россией. Боррель стал посыльным для обеих этих групп. Однако, когда поездка не оправдала ожиданий, никто не стал его защищать.

Три главных фактора для перемен

Сейчас начинается более конструктивная фаза дебатов по внешней политике Евросоюза — заседание министров иностранных дел ЕС 22 февраля, а в марте — Совет ЕС, на котором будет обсуждаться Россия. Выходов из внешнеполитического кризиса Евросоюза может быть множество, но на данный момент есть несколько очевидных возможностей, которые нужно использовать, указывает автор.

Во-первых, новая администрация США заинтересована в сотрудничестве с европейскими странами по внешней политике и глобальным вопросам. Возможности укрепить позиции ЕС на мировой арене за время президентства Трампа были в значительной степени упущены. Новое партнерство с администрацией Байдена могло бы, по мнению Гавличека, гораздо лучше вписаться «рамку мышления» Евросоюза.

Во-вторых, Германия сейчас на пороге перемен. Канцлер Меркель помогла своей стране преодолеть несколько кризисов, но в то же время Германия под ее руководством монополизировала определенные политические программы и поставила свои интересы выше интересов ЕС. В качестве примера автор называет принятие Всеобъемлющего инвестиционного соглашения с Китаем в конце председательства Германии в Совете ЕС. Он указывает, что соглашение было принято в обход большинства стран-членов ЕС и с нажимом на Еврокомиссию — несмотря на отсутствие прозрачности и слабые гарантии того, что Китай выполнит обещанное.

Точно так же

проект газопровода «Северный поток-2», который Меркель защищала вопреки всему, является еще одним примером того, почему Европе необходимо поменять своего ключевого игрока, принимающего решения за кулисами.

(Критику позиции Германии по проекту «Северный поток-2» Rus.Lsm.lv также уже представлял.)

В-третьих, нужен более четко сформулированный консенсус по вопросам политики в отношении друзей и врагов ЕС, а также в отношении того, как должен выглядеть «глобальный ЕС». Европейская внешнеполитическая служба уже работает над этим в рамках проекта «Стратегический компас». Процесс может быть длительным, но дает возможность выработать единую для всех государств-членов линию, по крайней мере, в вопросах внешней политики.

Россия как первый стресс-тест

Политика ЕС в отношении крупных держав всегда будет сложной, но новый внешнеполитический консенсус по России может также продемонстрировать серьезность и готовность государств-членов работать сообща. Страны ЕС уже пытались это сделать, когда предыдущий Верховный представитель Федерика Могерини установила «пять руководящих принципов» в отношении России в 2016 году. В них входили полное выполнение Минских соглашений по конфликту на Украине, более тесные связи с соседями России, повышение устойчивости ЕС к угрозам со стороны России, выборочное взаимодействие с Россией по некоторым вопросам и поддержка российского гражданского общества и гуманитарных связей, напоминает Гавличек.

Однако, отмечает он, похоже, что Кремль сейчас попирает последние принципы Могерини — оказывая давление на гражданское общество России, независимые СМИ, а также на Алексея Навального и его команду. Как заявил Боррель, противодействие ЕС в этих вопросах должно продолжаться и даже усиливаться, но этого может быть недостаточно.

Россия явно не заинтересована в содержательном диалоге и проявлении взаимного уважения при обсуждении отдельных вопросов. Кремль рассматривает их как возможности для получения уступок без каких-либо ограничений.

«Сегодня ЕС выглядел бы глупо, распахни он объятья России в надежде на поддержку Москвы в решении конкретных проблем безопасности и внешней политики. Напротив, европейцы должны вернуться к истокам своего собственного консенсуса по России и продолжать укреплять “пять принципов”. Еще многое предстоит сделать с точки зрения устойчивости ЕС к внешним воздействиям, включая дезинформацию, гибридные угрозы, коррупцию и “грязные деньги”. Соседи ЕС в Восточной Европе нуждаются в этом больше, чем когда-либо, для преодоления кризиса, связанного с коронавирусом.

Восточное партнерство медленно, но верно исчезает из повестки дня ЕС, а это — ошибка. То же самое касается и стран на западе Балкан.

Оба эти региона заслуживают инъекции евроатлантического оптимизма.

Звучавшие ранее предложения о том, что некоторые страны ЕС могут группироваться и развивать отношения с Россией, связаны с серьезными рисками. Россия всегда относилась к европейскому проекту в духе “разделяй и властвуй”. Европейским странам следует держаться вместе и постепенно находить точки соприкосновения. Возможно, придется пойти на болезненные компромиссы. Германия должна по меньшей мере отложить завершение «Северного потока-2», чтобы призвать Кремль к ответу за нарушения [обязательств] внутри России. Со своей стороны,

страны Центральной и Восточной Европы должны прислушиваться к Европейской комиссии больше, чем к Вашингтону, и поддерживать концепцию стратегической автономии ЕС.

ЕС ждут непростые времена. Только в том случае, если страны-члены будут держаться вместе и уважать интересы друг друга, можно будет успешно существовать в условиях конкуренции между великими державами, которая в ближайшие годы будет только усиливаться», — заключает комментатор Германского фонда Маршалла.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить