Личное дело

Личное дело

Личное дело

Разрубить арендный узел

Платные уроки самозащиты для пациентов

Пациенты против медицины: хочешь доказать свою правоту — плати

Пострадавшие от неправильного лечения могут требовать компенсации из Фонда врачебных рисков. Для этого не нужно ни юридического, ни медицинского образования, утверждают в Минздраве. Но в реальности, чтобы получить возмещение, пациенты обращаются к юристам и консультантам — их услуги платные, это законный бизнес. Хотя теоретически помощь можно просить в пациентских организациях, сообщает программа «Личное дело» LTV7.

Светлана и Денис Патреевы — одни из тех немногих людей, кому удалось получить компенсацию из фонда врачебных рисков. Зимой 2015 года мужчина поступил в больницу с жалобой на сильные боли в животе. Медики его осмотрели и отправили домой. Через неделю он вновь оказался в приемном покое. За это время ситуация только ухудшилась, а врачи уже сомневались, что мужчина выживет. Пока муж находился на реабилитации, Светлана решила добиваться возмещения ущерба.

— Когда всё это случилось, мне уже было понятно, что вся эта ситуация произошла по вине врачей. У меня у самой было пять операций, я очень много пролежала в больнице, у меня очень большой опыт в этих отношениях врачебных, поэтому мне было всё очень ясно и понятно. К адвокату я обратилась сразу же, — рассказала она.
— Почему?
— Потому что я знаю, что такие вещи не проходят, когда ты пишешь от себя, от руки. Они просто не проходят. Там сразу отфутболят.

Денис перенес пять операций, не обошлось без осложнений. Теперь он инвалид второй группы. Трудности были не только с лечением, но и с тяжбой.

«Первые же препоны мне выставила больница.

Как только я обратилась в администрацию больницы, чтобы взять историю болезни, они мне сразу сказали — нужно заплатить 150 евро.

Но! Адвокат меня уже предупредила, что я имею право два раза в год бесплатно взять историю болезни. Как только я им об этом сказала, они сразу же стали запинаться, грубо говоря, блеять, и сразу же выдали мне историю болезни», — добавила женщина.

Услуги адвоката были весьма дорогостоящими, отметила Светлана, но семья не жалеет о потраченных деньгах. Им удалось получить компенсацию — девять тысяч евро.

Такая кооперация пациентов и юристов поставлена на поток. Последние в основном берут за встречи почасовую плату, некоторые консультанты договариваются о справедливом разделе компенсации от государства.

При этом Фонд врачебных рисков создан с таким расчётом, что получить компенсацию из него может любой, даже без специфических знаний юриспруденции и медицины. Так говорят в Министерстве здравоохранения.

«Нет необходимости платить какие-то деньги, нужно просто написать заявление о том факте, где, когда была получена медицинская помощь, и описать эту проблему чисто с человеческой точки зрения, с точки зрения пациента»,

— уверил Эрик Микитис, глава Департамента здравоохранения Минздрава.

Юрист Солвита Олсена говорит, что в простых случаях этого действительно достаточно. Но, если речь заходит о более сложных последствиях, и процесс лечения был недостаточно тщательно задокументирован, риск получить отказ увеличивается. Тогда остается только один путь — добиваться компенсации через суд. Тем не менее, не у всех есть деньги на адвоката и не каждый готов разделить полученную компенсацию с консультантом.

В 2008 году в Восточной больнице начал работу Бюро омбудсмена для пациентов. Организация помогала вне суда решить споры между медучреждением и пациентами, а так же давала юридические консультации по медицинским вопросам. В 2015 году бюро завершило свой последний проект: у организации не было ресурсов, чтобы продолжить работу.

Бывшие сотрудники бюро отказались встречаться с журналистами. В переписке бывшая глава учреждения Лиене Шулце-Ревеле рассказала, что организацию основала Восточная больница — и она же была главным источником поддержки. Работу бюро финансировали фонды ЕС и больницы, пока поддержка не иссякла.

«К сожалению, 2014 год в моей памяти больше связан с решением финансовых проблем. Не могу сейчас вспомнить, что произошло с Бюро обмудсмена для пациентов», — указал Имант Резебергс, бывший член правления Восточной больницы (2012 — 2015 год).

Многие собеседники журналистов отмечали, что зависимость организации от больниц не шла на пользу пациентам. Бывшая глава бюро говорит, что организация старалась привлекать разнообразное финансирование, но это было сложно.

В теории защитой интересов пациентов должна заниматься многочисленные общественные организации. Но там признают, что в Латвии не хватает сильной и независимой структуры для защиты прав больных.

«Мы бы хотели этим заниматься.

Мы это немного делаем, но мы не консультанты по юридическим вопросам.

Во многих случаях пациент нуждается в консультации юриста, чтобы правильно запомнить все документы, чтобы весь процесс был качественный и был результат для пациента. Для негосударственных организаций это не так просто делать»,— пояснила Инесе Мауриня, глава пациентской организации ParSirdi.lv.

В обществе раковых больных Dzīvības koks уже не первый год ищут ресурсы, чтобы нанять юриста. К ним тоже нередко обращаются пациенты с юридическими вопросами.

«Мы время от времени понимаем, что очень важно найти какого-то юриста, который мог бы консультировать и специализироваться именно на вопросах пациентских прав.

Это не просто права человека, пациенские права специфические.

Мы иногда пишем проекты, в прошлом году мы написали проект и не получили — предполагали, что будут юридические консультации доступны», — указала глава общества Гунита Берке.

Но все эти проекты — разовые и краткосрочные. Поэтому пациенты за юридической помощью очень часто направляются в Бюро омбудсмена. Оно перенаправляет людей либо в Национальную службу здоровья, либо в Инспекцию здравоохранения. Водить пациента за руку по учреждениям не будут.

«Задача омбудсмена — объяснить жителю, как работает эта система, какие есть механизмы защиты прав. Однако омбудсмен не может оценить, сделала ли Инспекция здравоохранения правильные выводы или правильно ли Национальная служба здоровья выплатила компенсацию. Этот вопрос будет оценивать суд», — подчеркнула Инета Резевска, руководитель Отдела социальных прав Бюро омбудсмена.

В бюро считают: если бы пациентские организации объединились, это улучшило бы ситуацию в сфере защиты прав.

Так поступили общества, которые представляют интересы людей с инвалидностью. В прошлом году общество Sustento основало Центр информации и защиты прав пациентов. Сейчас в нем работает один человек.

«Центр создавался для защиты прав и чтобы давать информацию пациентам с хроническими заболеваниями. Конечно, наша цель — в будущем оказывать более существенную поддержку пациентам, как это за рубежом. Это какие-то горячие телефонные линии, на которые можно позвонить с конкретной ситуацией»,

— пояснила Ирина Мельник, глава центра.

Говоря о юридической помощи в спорных ситуациях, Мельник предположила, что это может появиться в будущем. На данный момент её цель — представлять интересы пациентов на политическом уровне.

Финансирование центру предоставляют фонды ЕС, а также предприниматели, например, аптеки. В Sustento осознают необходимость искать разнообразные источники финансирования — там наслышаны об опыте Бюро омбудсмена для пациентов. Сейчас организация делает первые шаги, у неё даже нет своего собственного номера телефона. Поэтому пока у пациентов, которые борются за получение компенсаций, есть только две возможности — платить юристам или самим защищать свои права.

Меньше 0,5% пациентов или их родственников, кто жалуется на медиков в Инспекцию здравоохранения, добиваются затем компенсации из Фонда врачебных рисков. За пять лет из него сделаны 173 выплаты, хотя Инспекция здравоохранения приняла 4 тыс. жалоб. 

Rus.lsm.lv также рассказал три истории о пациентах, которые компенсации из Фонда не получили. В одном из случаев виноватым признали скальпель.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное
Интересно