Врачебные ошибки — получить компенсацию могут только избранные

Меньше 0,5% пациентов или их родственников, кто жалуется на медиков в Инспекцию здравоохранения, добиваются затем компенсации из Фонда врачебных рисков. За пять лет из него сделаны 173 выплаты, хотя Инспекция здравоохранения приняла 4 тыс. жалоб, сообщает передача «Личное дело» на LTV7.

Пациент не следовал рекомендациям врачей, пациент сам нанес себе вред, или и вовсе — виноват скальпель. Такие выводы нередко содержатся в отчетах Инспекции здравоохранения, когда та отказывает пациентам в компенсации из Фонда врачебных рисков.

Систему выплаты компенсаций за ущерб здоровью, нанесенный в медучреждении, регулирует отдельный закон о работе Фонда врачебных рисков. Министерство здравоохранения разработало правила работы фонда, Национальная служба здравоохранения отвечает за сам фонд, а Инспекция здоровья дает экспертную оценку по каждому случаю. Как и любая система, она не совершенна.

Решение о том, выплачивать компенсацию или нет, Национальная служба здоровья принимает на основании заключения Инспекции здоровья. Чтобы получить компенсацию, надо собрать документы.

«Например, оценивается, произошел ли конкретный случай после начала работы фонда, и многие другие условия. К примеру, не прошло ли более двух лет с тех пор, как был обнаружен нанесенный здоровью ущерб и не прошло ли более трех лет с момента нанесения ущерба», - рассказала представитель Национальной службы здравоохранения Эвия Шталберга.

Так же должно быть доказано, что ущерб здоровью был нанесен в следствии непрофессиональных действий медперсонала.

Запрос о компенсации рассматривают врачи-эксперты. В инспекции на данный момент работают 10 старших врачей-экспертов и три обычных врача-эксперта. И еще 12 помощников.

В расследовании обычно участвуют два врача, но окончательное решение принимает старший врач-эксперт.

Инспекция отказывается раскрывать, где работают её врачи-эксперты и по каким специальностям, сославшись на то, что разглашение этой информации может затруднить работу учреждения. Там говорят, что стараются предотвращать конфликты интересов, когда врач-эксперт может оценивать действия своих же коллег в своей же больнице.

Однако в Министерстве здравоохранения признают, что Латвия - страна маленькая, и врач-эксперт может быть вынужден расследовать ущерб здоровью, нанесенный в больнице, в которой он сам работает. В больнице, где работают сотни или даже тысячи медиков и есть множество отделений, это не должно быть проблемой, указывают в ведомстве. Да и другие врачи обычно на это реагируют адекватно.

Но в таких ситуациях в инспекции стараются найти другого эксперта.

«Допустима ситуация, что врач-эксперт рассматривает заявление, которое не является его основной специальностью. Но мы хотим обратить внимание на то, что в такой ситуации должен быть сертификат врача-эксперта в дополнительной специальности. Он позволяет рассматривать заявления в разных сферах здравоохранения», - пояснили LTV7 в Инспекции здравоохранения.

У большинства врачей-экспертов есть несколько сертификатов, указывают в инспекции. Таким образом, гинеколог с экспертизой в хирургии и урологии не может в своей же больнице расследовать врачебную ошибку в области гинекологии, но может расследовать дело о хирургической или урологической ошибке, таким образом избегая столкновения со своими непосредственными коллегами. Так же он может попросить оценки у профильной ассоциации, если не уверен в своих выводах.

Сертификат врача-эксперта надо обновлять каждые пять лет, как и сертификат по основной специальности. Этим занимается Общество врачей и ассоциации, которые входят в эту организацию. То есть, хирурги ресертефицируют хирургов, а семейные врачи — семейных врачей. У врачей-экспертов есть отдельная ассоциация.

Врачи-эксперты обычно проходят две ресертификации — по своей основной специальности в профильной ассоциации, и по специальности врача-эксперта. Это происходит заочно.

В этом процессе обращают внимание на собранные пункты — публикации, преподавательская деятельность, участие в семинарах. И на отчет о работе врача, который пишет работодатель, например, больница. На основании этих двух показателей, комиссия ассоциации принимает решение.

То есть, теоретически возможна ситуация, в которой правление больницы осталось недовольно выводами гинеколога с экспертизой в хирургии, и решило ему насолить плохим отчетом о его работе по основной специальности. Или, например, обиженный врач подговорил комиссию отказать врачу-эксперту в ресертификации. В Обществе врачей это стараются пресекать.

«Процесс ресертификации обязательно потом проверяется сертификационным советом. Если есть какие-то нарушения, сертификационный совет это выявляет. Довольно редко, но бывает, когда сертификационный совет принимает решение, которое противоречит комиссии. Это реальный механизм, как можно не бояться этого», - пояснил зампредседателя Сертификационного совета Общества врачей Валдис Гилис.

В Минздраве считают, что нынешняя система работает, и если и надо что-то делать, так это привлекать дополнительные силы в Инспекцию здравоохранения. В последние годы количество жалоб и заявлений выросло, а эксперты сильно загружены.

«Я думаю, проблема в том, что есть нехватка экспертов и большая нагрузка на них, но у них нет никаких таких субъективных факторов давления, кроме тех факторов, что если кто-то не согласен с заключением, то возникает вопрос не к заключению и аргументам, а к эксперту который это делал, вместо того, чтобы обраться в суд», - сказал директор департамента здравоохранения Минздрава Эрикс Микитис.

Микитис, сам в прошлом чиновник Инспекции здоровья, рассказал, что оценка инспекции составляется так, чтобы если что, её можно было отстоять в суде.

Юрист Солвита Олсена помогает пациентам получить компенсации из фонда. Она считает, что одна из проблем работы врачей-экспертов в том, что ответственность за решение по тому или иному делу лежит на одном человеке, а доктору до сих пор может грозить уголовная ответственность за врачебную ошибку. Эти два фактора не дают системе успешно работать.

«Проблема в том, что у нас не построена благополучная система для выявления ошибок. Конечно, если врач боится, что полиция могла бы выявить, что там была ошибка, и его засудить уголовным судом, это очень большой барьер, для того, чтобы мы могли найти позитивное движение», - считает она.

По мнению юриста, врачебные ошибки должна расследовать независимая комиссия, в состав которой входят и врачи, и юристы, принимающие совместное решение. Если пациент недоволен исходом дела, то его дело должна пересмотреть комиссия в другом составе.

Так же Олсена ждет, когда министерство здравоохранения отменит то, что для выплаты компенсации необходимо доказать, что ущерб был нанесен в следствии непрофессиональных действий врача. Тогда на компенсации смогли бы претендовать те пациенты, которые получили осложнения из-за стечения обстоятельств или были инфицированы во время пребывания в больнице.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить