Нарушения в больнице Ainaži: подлинные масштабы еще предстоит выяснить

Проверяющие в детской психоневрологической больнице Ainaži не сразу получили доступ к документам – не помогла даже вызванная на место «тяжелая артиллерия» в лице завотделом Инспекции здоровья по контролю лечебных учреждений. А когда получили – удивились: истории болезни пациентов велись крайне небрежно, рассказали участники дискуссионной передачи Русского вещания LTV7 «Точки над i».

Депутата Сейма Ромуальда Ражукса («Единство»), главу парламентской Комиссии по социальным делам, возмутило отношение представителей больницы к проверяющим:

«Представителей омбудсмена, демократически избранного парламентом правозащитника, [при первой поездке в Ainaži] не пустили ознакомиться с документами. Они сидели в больнице в помещении, но им не давали медицинскую документацию!

Им не давали приступить к своей работе. И когда вызвали подмогу – завотделом Инспекции здоровья по контролю лечебных учреждений, присутствующую здесь Константию Рейнфелде, и она через два часа туда смогла примчаться, даже этого было недостаточно! Г-н госсекретарь Минздрава сказал, что и он в этом участвовал, чтобы убедить руководство больницы разрешить представителям Бюро омбудсмена приступить к проверке документов.

Хочу особо отметить: может быть, весь этот разговор пошел бы немного в другом русле, если бы изначально была возможность с первого момента разговаривать». 

Как рассказала в студии Русского вещания LTV7 сама Рейнфелде, придя с проверкой, она убедилась, что истории болезни пациентов не были заполнены как положено:

«Медицинские карты были пустыми! Когда ребенок поступает, предполагается, что врач его осматривает и пишет анамнез, описывает субъективное состояние, объективное, назначает лечение. Если придет другой врач и после г-на Боярса будет лечить этого ребенка – он не сможет понять из истории болезни, что с ребенком было и как его лечили, как болезнь проявлялась. И я думаю, что этому доктору будет очень трудно понять, как развивалось заболевание.

Может, доктор Боярс не успел это всё описать. Потому что он, как уже говорил омбудсмен, работал только по понедельникам и четвергам в некоторые часы и еще амбулаторно принимал... Видимо, в больницу он только прибегал, только когда  что-то срочное было, «пожар тушить». А вот такого, чтобы смотрел, наблюдал, что-то установил – таких записей не было».

Рейнфелде подчеркнула, что это достаточно грубое нарушение:

«Если не заполняется медицинская документация – мы можем сказать, что не было лечения. Потому что всё качество лечения отслеживают по записям в документах! И если это смотреть так, как когда мы приехали – там ничего не было. И это уже считается нарушением закона о врачевании.      

За это нарушение составлен протокол об административном нарушении на руководителя больницы. В ходе служебного расследования взвесят и меру ответственности психиатра Яниса Боярса. За такое нарушение пунктом 45-прим Кодекса административных правонарушений предусмотрен штраф от 200 до 350 евро».

По оценке Ражукса, проблемы больницы Ainaži можно подразделить на две группы:

«Первая – это с правами ребенка. Там – нарушение за нарушением, как понятно из доклада омбудсмена. И я этому верю, так как моя супруга Ингуна Эбеле из организации «Спасите детей!» 15 лет тому назад начала заниматься детскими учреждениями и нарушениями прав детей. И

все эти фразы, которые там записаны – те же, что были 15 лет назад. Со стороны некоторых сотрудников больницы (я не говорю обо всех работниках больницы!) это до сих пор продолжается, и г-жа Балоде, как руководитель, несет за это полную ответственность, потому что руководитель отвечает за всё. Тут можно делить четко на черное и белое.

Второе – это детская психиатрическая помощь. И вот там уже черно-белых тонов нет. То есть системные проблемы медицины в государстве (потому что она была опущена настолько низко), конечно, хоть и не оправдывают, но объясняют то, что там происходило. И тут не только больницу Ainaži надо спасать, надо спасать всю эту область».

Отстраненная от должности директор больницы Илона Балоде неоднократно указывала в своих ежегодных отчетах Минздраву, что в учреждении сильно не хватает врачей-специалистов и персонала. Элмар Тераудс, глава Латвийской ассоциации психиатров, подтвердил, что детских психиатров в Латвии и правда – наперечет:

«Сертификат о детской психиатрии имеют около 40 коллег, а работают с детьми около 15. (...) Ситуация в Ainaži, когда врач там присутствует только 2 дня в неделю, давняя и хорошо известная. Ее часто оправдывали тем, что это – учреждение для хронических пациентов, которым требуется длительное лечение.

Но думаю,

это не отвечает нынешним требованиям к лечению детей в больнице. Думаю, на деле там требуется 4-6 врачей-психиатров – чтобы один психиатр работал одновременно не более чем с 10-15 детьми.

Долго не было стандартов (думаю, и по сей день это недостаточно определено, сколько врачей должно приходиться на какое число пациентов во взрослой психиатрии и в детской).

КОНТЕКСТ

В четверг 8 февраля стало известно, что найден мертвым завхоз детской психоневрологической больницы Ainaži, прозвучало в передаче. Предполагается, что это было самоубийство. Инцидент связывают с большим негативным общественным вниманием, в фокусе которого оказался весь персонал больницы. После известия о трагедии отстраненный директор учреждения Илона Балоде отозвала свое участие в передаче, а психиатр больницы Янис Боярс написал заявление об уходе с занимаемой должности.

За рубежом отделения психиатрии очень маленькие. Они рассчитаны на 10-12 пациентов, и соотношение персонала к числу пациентов – минимум 1:1 (во взрослой психиатрии). И плюс, конечно, в Ainaži ощущалась острая нехватка клинических психологов и специалистов по реабилитации».

Илона Балоде ранее указывала, что из-за удаленности больницы (даже не из-за скромных размеров зарплаты – около 1000 евро брутто) приглашаемые ею врачи отказывались ехать работать в больницу, ведь для этого им пришлось бы сменить и место жительства на Айнажи.

Комментируя разразившийся скандал, Элмар Тераудс подчеркнул: в немалой степени речь идет о плохой коммуникации.

«До начала этого года у меня было ощущение, что у нас очень хорошо налажена коммуникация с Бюро омбудсмена (насчет взрослой психиатрии). Мы много работали вместе и общались, решая вопросы, которые не выносятся на публику, но продвигаются. Плохо, что коммуникация с Бюро омбудсмена не удалась в этом случае.

Другой вопрос – коммуникация врача с пациентом и с его родителями. Но если вообще нет врача, который ведет коммуникацию, то в этом может состоять основная проблема лечения! Коммуникация врача с родителями – еще один очень сложный вопрос. Не у всех детей есть семьи, а в тех, что есть, часты очень большие разногласия между родителями ребенка с диагнозом. И часть детей – вообще из детдомов.

Но думаю, эта коммуникация должна происходить! И еще один пункт коммуникации – в этой ситуации проявилось то, что недостаточна и коммуникация в профессиональной среде. Думаю, ситуация показала, что

налицо разные представления о том, как должна выглядеть детская психиатрия, в какой мере должны присутствовать в больнице другие специалисты. И проблема упирается в деньги!

Ведь постепенно финансирование хорошей отрасли сужалось, а это приводит к выгоранию специалистов и ухудшению качества лечения. А индивидуальными случаями уже должна заниматься Инспекция здоровья».

Представителя Бюро омбудсмена Лайлы Гравере упоминание финансов заставило вспомнить и другие выявленные в больнице Ainaži несуразные моменты:

«Проверка еще идет, и может быть, откроется еще и плохое управление в финансовой сфере! Есть подозрения на этот счет. Приведу два-три примера. У них в штатном расписании есть парикмахер. Он оформлен на полставки и должен работать по 4 часа каждый день. В действительности, когда мы приезжали 18 и 30 января, его не было.

Конечно, дети подстрижены, но нужен ли парикмахер в штате, за зарплату? Неужели нельзя просто эту услугу оплатить? В штате имеется и юрист, тоже на полставки, 4 часа в день. Юрист, который работает в другом городе в другой думе! Он там был? Его там не было! Нельзя ли было по договору подряда ему платить? Священник – тоже в штатном расписании. 2 раза в месяц, и каждый раз за деньги. Это – нужно? Может, лучше психолога на работу принять?

И это лишь несколько примеров.

Руководителю больницы министерство каждый год повышало зарплату. Почему? Я поняла бы, если бы за хорошую работу...»

Как уже сообщал Rus.Lsm.lv, многочисленные нарушения прав человека, в том числе связывание и болезненные уколы, зафиксировало Бюро омбудсмена в ходе проверки психоневрологической больницы Ainaži. Бюро получало неоднократные жалобы родителей о возможных нарушениях в медучреждении, рассказал омбудсмен Юрис Янсонс. В заявлениях упоминается конкретный врач — психиатр Янис Боярс. Ведомство вместе с Инспекцией здравоохранения решило провести проверку, которая основывалась на разговорах с детьми и сотрудниками, а также на анализе документов. В итоге сотрудники бюро и инспекции обнаружили, что в больнице недостаточно персонала и неприемлемый уровень терапии. В связи с этим дети стали агрессивными, отметил Янсонс, добавив, что больница ничего не сделала, чтобы исправить ситуацию.

Балоде позднее указала: возможно, решения о фиксации и были зарегистрированы в журнале не вполне корректным образом, но решения об использовании инъекций на 100% принимались только и единственно с подтверждением врача - с его печатью.

Нарушения, констатированные в психоневрологической больнице Ainaži, касаются в основном организации — это не пытки, утверждает глава Рижского центра наркологии и психиатрии Янис Бугинс.

Он указал, что был в больнице вместе с представителями Бюро омбудсмена и Инспекции здравоохранения. В Ainaži констатировали в основном нарушения в организации. Например, не было круглосуточного врачебного надзора, неправильно заполнялись лечебные документы, подростков недостаточно занимали.

Бугинс одновременно подчеркнул, что в больнице трудятся высококвалифицированные медсестры, за детьми ухаживают, они получают хорошее лечение.

Член правления Детской психоневрологической больницы Ainaži Илона Балоде временно отстранена от исполнения обязанностей. Такое решение принято в связи с нарушениями, обнаруженными Инспекцией здравоохранения. Руководить учреждением временно будет Бугинс. 

В свою очередь, сотрудники больницы жалуются, что столкнулись с огромным потоком негатива в свой адрес, хотя стараются всего лишь выполнять свои служебные обязанности как полагается. Между тем им приходится выносить и все вспышки дурного настроения и припадки помешательства у подопечных. Один из пациентов Ainaži в интервью LTV заявил: «Если нападают на персонал, почему не фиксировать... Очень часты случаи нападения на персонал, царапают до крови и синяков. У медсестры разбита губа».

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное
Интересно