Мир в профиль

Продолжение саги: Петров и Боширов идентифицированы. Это офицеры ГРУ

Мир в профиль

Три патриарха: от анафемы к автокефалии

Джамаль Хашогги: исчезновение журналиста

«Мир в профиль». Зверское убийство саудовского журналиста и глобальные последствия

Исчезновение саудовского журналиста Джамаля Хашкоджи (вторая транслитерация фамилии —Хашогги) остается самой горячей мировой новостью. Хотя официальное расследование не завершено, представлены убедительные доказательства, что он был зверски убит в консульстве Саудовского королевства в Стамбуле, сообщает программа Латвийского радио 4 «Мир в профиль». 

Джамаля Хашкоджи, критика правящей династии и знатока Ближнего Востока, имевшего свою колонку в «Вашингтон пост», хорошо знали на Западе. И для западных СМИ сведение счетов с ним становится в один ряд с самыми резонансными убийствами журналистов. Но это не только покушение на свободу прессы. По своим последствиям это убийство может быть сравнимо чуть ли не с гибелью эрцгерцога Фердинанда в Сараево или отравлением Сергея Скрипаля в Солсбери. 

Ведь речь идет об отношениях между Эр-Риядом и Вашингтоном, во многом определяющих и весь ближневосточный пейзаж. Президент США Дональд Трамп и король Салман, связанные стомиллиардной сделкой на поставку оружия, пока еще демонстрируют готовность к диалогу, американец выгораживает саудитов, в Эр-Рияд срочно вылетел глава госдепартамента Майк Помпео. Но газеты уже пестрят заголовками: «Санкции», «Наказание» и «Жесткий ответ». 

История начинается второго октября, когда Джамаль Хашкоджи отправился в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле для того, чтобы получить документ о разводе. Его невеста-турчанка будет ждать его возвращения почти 12 часов, после чего позвонит советнику президента Эрдогана. Номер дал ей Джамаль, предчувствуя беду. Турция объявит Хашкоджи в розыск. 

В понедельник в консульстве пройдет обыск, в ходе которого, как заявит следствие, будут найдены важные улики. Официального полицейского заключения на момент подготовки этой передачи не было, но в Сеть попала видеозапись, сделанная якобы камерами наблюдения, где видна доставка в здание консульства большой партии хлора. Им могли отмывать помещение, где пытали Хашкоджи. 

По версии, которой придерживаются наиболее авторитетные мировые СМИ, убийство могла совершить группа саудовских «бошировых и петровых», прибывших в Стамбул за день до исчезновения журналиста. Те из них, кого удалось опознать по фото, имеют отношение к сопровождению и охране наследника престола принца Муххамеда бен Салмана. 

Джамаль Хашкоджи был известным критиком его политики, и это бен Салман запретил ему публиковаться на родине – даже в твиттере.

Еще одна леденящая кровь деталь: убийство якобы зафиксировал диктофон  в наручных смарт-часах Джамаля, синхронизированных с облачным сервером и мобильником, который он оставил своей невесте. Эта информация также пока официально не подтверждена, но активно муссируется в Сети. Как и слухи о том, что тело убитого было расчленено — там же, в консульстве, при помощи бензопилы и вывезено по фрагментам теми самыми саудовскими киллерами. 

За своих арабских союзников вступился президент США Дональд Трамп, который горячо поддерживал изменение порядка престолонаследия в пользу принца Мухаммеда – MBS, как называют его на Западе. Именно с ним готовил многомиллиардный окнтракт на поставку американского оружия зять Трампа Джаред Кушнер. Хозяин Белого дома имел телефонный разговор и с самим королем, после чего сообщил журналистам, что монархия все отрицает и скорее всего, убийство совершено киллерами-разбойниками не по заказу. 

О том, какие последствия убийство Хашкоджи может иметь для мировой политики, мы поговорим чуть позже. А пока – несколько слов о самом журналисте.

Безусловно, это яркая фигура для всего ближневосточного региона. Семья Хашкоджи известна и на Западе, и на Востоке. Его дед Мухаммед был врачом королевского саудовского дома, а дядя Аднан — крупным торговцем оружием.

По деду двоюродным братом Джамалю приходился последний любовник принцессы Дианы Доди Аль-Файед, погибший вместе с ней в автокатастрофе в 1997 году. 

Хашкоджи родился в священном для мусульман городе Медина и был знаком с будущим лидером Аль-Кайеды Осамой бен-Ладеном. В своем некрологе террористу номер один Хашкоджи напишет о том, каким он видел и запомнил бен Ладена во время афганской войны. 

Однако самого Хашкаджи не прельщал путь ваххабизма и терроризма. Он склонялся к идеям «братьев-мусульман» и «политического ислама», горячим приверженцем которого является нынешний президент Турции. Хашкоджи горячо поддержал «Арабскую весну» и был разочарован ролью саудитов в ее подавлении. После того, как в Саудовской Аравии был изменен закон о престолонаследии и свое влияние потерял могущественный покровитель и медиа-инвестор принц аль-Валид ибн Талаль, в чьих средствах массовой информации сделал свою карьеру Джамаль Хашкоджи, его связи с королевским домом практически сошли на нет. 

Журналист критиковал концентрацию власти в руках принца Мухаммеда бен Салмана, сравнивая его с Владимиром Путиным. Осенью 2017 года Джамаль Хашкоджи переберется в Вашингтон, где его инсайдерское знание ближневосточных реалий было очень востребовано.  Через два дня после его исчезновения «Вашингтон пост» выйдет с пустой черной страницей и заголовком «Пропавший голос».

Исчезновение Хашкоджи грозит сильно усложнить ближневосточную политику президента Трампа.

Эр-Рияд был первой заграничной столицей, куда отправился новоизбранный президент США в мае 2017 года, где был подписан контракт на поставку американского вооружения на 110 миллиардов долларов. Американцев и саудитов всегда связывали экономические интересы, поддерживаемые на самом высоком уровне, вопреки всем культурным и идеологическим различиям. Правда, сегодня журналисты, раскапывающие подробности гибели Хашкоджи, утверждают, что в бюджет пока саудовских миллиардов не поступило. 

Конгресс пригрозил приостановить контракт с Эр-Риядом, если королевский дом окажется виновным в убийстве журналиста. Когда тайное стало слишком уж явным,  в Саудовскую Аравию был отправлен глава госдепартамента Майк Помпео. После Эр-Рияда он отправился в Анкару, чтобы встретиться с президентом Турции и узнать о ходе расследования. 

Сам Трамп пока придерживается версии о непричастности кронпринца к убийству и настаивает на сохранении в силе пресловутого контракта, обещая найти другие рычаги воздействия на арабских союзников. В свою очередь саудиты уже пригрозили свернуть добычу нефти, что, разумеется, отрицательно скажется на цене черного золота, особенно после вхождения в силу санкций против Ирана.

Большой неприятностью для саудовской династии стало решение западных инвесторов бойкотировать инвестиционный форум,  который называют «Давосом в пустыне» и который проводится под патронажем наследного принца. Мерприятие должно состояться на следующей неделе, и гостей туда приглашали самых что ни на есть дорогих. В буквальном смысле. Но международные корпорации одна за другой стали отваливаться:  руководители Google, Uber, Virgin, JP Morgan Chase, Credit Suisse and HSBC, заявили, что не поедут в гости  к бен-Салману. Их поддержали и ведущие медиа-компании: CNN, The New York Times, Financial Times, а затем и глава Международного валютного фонда Кристин Лагард отказалась от поездки в арабский Давос. По выражению газеты The American Conservative, атмосфера вокруг Бен-Салмана «стала токсичной». 

«Его восхождение на трон кажется уже не таким неизбежным, как еще две недели назад. Однако еще до исчезновения Хашогги в здании консульства поведение кронпринца Мухаммеда казалось чрезвычайно эксцентричным и непредсказуемым.
Вместе с ОАЭ он обвинил Катар в поддержке терроризма, разорвал с ним отношения и пригрозил вырыть канал, который отделит Катар от Аравийского полуострова. В знак протеста против критики ситуации с защитой прав человека в Саудовской Аравии со стороны министра иностранных дел Канады он разорвал все связи с Оттавой. Кронпринц Мухаммед, которого часто называли реформатором, открыл двери кинотеатров для женщин, позволил им водить автомобили, а потом отправил в тюрьму тех активистов, которые призывали к этим реформам. Три года назад он развязал войну с хуситами после того, как повстанцы свергли просаудовского президента и захватили большую часть страны. И с 2015 года кронпринц ведет жестокую воздушную войну, поставившую под угрозу его собственную страну. Йемен превратился во Вьетнам Саудовской Аравии. Страной, которая является нашей (читай: амерериканской) главной арабской союзницей в конфронтации с Ираном  - конфронтации, способной вылиться для США в еще одну войну- , управляет режим, возглавляемый настолько непредсказуемым человеком, что перед нами встают чрезвычайно серьезные вопросы о том, куда мы движемся на Ближнем Востоке»,
пишет издание «ИноСМИ»

Официальный Евросоюз также высказал свою озабоченность в связи с убийством Хашкоджи. Активную позицию заняла и Турция. Пускай на совести Эрдогана после попытки государственного переворота тысячи жертв репрессивной политики, в том числе, журналистов, свою карту будет разыгрывать и она. Во-первых, потому что невеста Хашкоджи – турчанка и исчезновение произошло в Стамбуле. Во-вторых, шиитскую Турцию совершенно не вдохновляют планы США в отношении так называемой «арабской НАТО» — антииранского суннитского альянса между США и Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Катаром, Бахрейном, Кувейтом, Оманом, Египтом и Иорданией. 

По мнению турецкого военного эксперта бывшего бригадного генерала Наима Бабюроглу, убийство Хашкаджи — «это колоссальная возможность надавить на саудитов в трех вопросах. Это продажа оружия, жесткая политика в отношении Ирана и увеличение добычи нефти после 4 ноября, когда в силу вступят антииранские санкции. Помимо этого, могут быть сделаны и более радикальные шаги. Например, Трамп может заменить Салмана на принца, который будет оказывать ему большую поддержку». Переговоры о «Стратегическом альянсе Ближнего Востока» намечены на январь, и Трамп сделает все, чтобы саудиты были в нем его главным рычагом влияния.

У трагедии с саудовским журналистом есть еще одно измерение. Джамаль Хашкоджи стал четвертым представителем этой профессии, убитым в 2018 году. Сообщение о его исчезновении лишь на несколько дней обогнало новость о гибели болгарской журналистки Виктории Мариновой. Болгарская полиция склоняется к версии преступления на бытовой почве, но коллеги Мариновой настаивают, что поводом стало ее расследование коррупционных схем по использованию еврофондов. А еще в списке мальтийская журналистка Дафне Каруана Галиция и словак Ян Куцак. 

Глава Латвийской ассоциации журналистов Ивонна Плауде говорит о глубокой озабоченности этими убийствами в профессиональной журналистской среде.

Она знает, что такое журналистское расследование и что такое преследование журналистов не понаслышке. 

Ивонна Плауде, главный редактор газеты Neatkarīgas Tukuma ziņas, известна своей борьбой за редакционную и журналистскую независимость — пусть на уровне своего муниципалитета. Конечно, трудно сравнивать Латвию и Саудовскую Аравию. Но, по мнению Ивонны, законы независимой журналистики – одни и те же, и где бы то ни было, общество должно вставать журналистов, если хочет оставаться демократическим обществом.

«В прошлом году было 103 случаев гибели журналистов. Это недопустимо. Поскольку журналист (как и судьи, политики или полицейские) — это профессия, требующая особенного внимания. Нападения на них говорят о каких-то происках против стабильности, демократических ценностей и не только. Сейчас число нападений на журналистов учащается, и это тревожная тенденция», — говорит Плауде. 

В среду состоялся обыск резиденции саудовского консула в Стамбуле, предполагается, что останки Хашкоджи были доставлены в его частные покои. По версии CNN, саудовские власти готовы признать, что журналиста действительно хотели вывезти на родину, но живым, а не мертвым. Смерть на допросе могла случиться, скажем, от остановки сердца. Ну, а президент США Дональд Трамп призывает не делать поспешных выводов и сравнивает случай с Хашкоджи с назначением судьей Бретта Кавано. 

«У нас опять: вы виновны, пока не будет доказана ваша невиновность. Мне такое не нравится», — заявил он агентству Assiciated Press.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно